1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1855

Конкуренция может быть управляемой

Новый призыв высшего руководства страны примерно наказывать муниципальных глав за провал реформы ЖКХ вновь заставил задуматься, почему государственная власть, к примеру, в США не занимается вопросами бытового жизнеобеспечения американцев.

Отчего нет веры мэрам?

За долгое время в практической журналистике не припомню случая, чтобы президент США обязал губернаторов штатов ставить вопрос об отрешении от должности (увольнении, отстранении, удалении, отправке в отставку) мэра города или руководителя округа — главы муниципального образования по-нашему. Представить невозможно, чтобы Барак Обама потребовал отправить под суд муниципального руководителя.

Наш президент поручил губернаторам и своим полномочным представителям в федеральных округах, а также персонально генеральному прокурору Юрию Чайке, министру МВД Рашиду Нургалиеву, главе Следственного комитета Александру Бастрыкину, руководителю Росфинмониторинга Юрию Чиханчину «использовать процедуру отрешения глав муниципальных образований от должности (удаления в отставку)» при обнаружении признаков неправомерного использования средств организациями коммунального комплекса в 2009—2011 гг.

Слов нет — местных руководителей есть за что наказывать. Но за фокусы частных предприятий, оказывающих населению жилищные и коммунальные услуги, назначать виновными муниципальных глав, наверное, все-таки не совсем верно. Вороватому бизнесу это только на руку. Другое дело, если обнаружатся факты создания фиктивных товариществ собственников жилья (ТСЖ) или управляющих компаний (УК), особо приближенных к местным администрациям. А такие нарушения есть, о чем свидетельствовали СМИ, в том числе и «ЭЖ».

Но как было поступать муниципалитетам, послушным воле государственных органов власти, если отсутствие нужного процента ТСЖ и УК не позволяло претендовать на федеральное вспоможение через государственную корпорацию «Фонд содействия реформированию ЖКХ» (Фонд ЖКХ)?! Одновременно не ослабевало требование о приватизации муниципальных предприятий. И чего греха таить, предприимчивые местные руководители бросились делить муниципальное имущество по принципу «я — тебе, ты — мне», как было двумя десятками лет раньше в крупном бизнесе. Результат печален. Тарифы в сфере ЖКХ каждый год покоряют новые вершины. Не помогло и отлучение муниципалитетов от процессов тарифообразования. Население не верит местной власти, теперь ей не доверяет и высшая власть.

А как в Америке?

Для начала знакомства с чужой практикой муниципального управления полезно узнать, о чем писали американские газеты тоже 20 лет назад, в разгар дискуссии об эффективности публичных услуг, оказываемых населению властными структурами и частным капиталом. Одни люди тогда были уверены, что в сфере муниципальных услуг нет места приватизации. Они считали, что для частного бизнеса главное — прибыль, а не интересы граждан, поэтому компании могут воспользоваться преимуществами работы с деньгами налогоплательщиков и взвинтить цены на свои услуги, не улучшая их качество.

Другие придерживались мнения, что предпринимательская деятельность государственных и муниципальных структур ведет к созданию бумажных правил и методов, но не выдерживает испытания жесткими условиями реальной работы по обслуживанию населения.

Итак, газета «Нью-Йорк таймс» за 26 апреля 1988 г.: «Одна из самых распространенных экономических идей… состоит в том, что частные компании могут предоставлять муниципальные услуги эффективнее, чем государство. Но те, кто имеет опыт приватизации услуг местного правительства, пришли к другому выводу: ключ к эффективному обслуживанию не в замене государственных служб частными компаниями, а в организации их конкуренции».

Не напоминает реформаторские споры в современной России?

Газетные ли публикации повлияли, или время подоспело, но именно в те годы в администрации города Шарлотт решили: «Муниципальные услуги — наш бизнес». Власти посчитали, если конкуренция — главная сила, которая заставляет частный бизнес становиться более эффективным и ориентироваться на потребности людей, то почему городская администрация не может вступить в конкуренцию в сфере обслуживания жителей на тех же условиях, что и частный сектор. Так зародилась программа управляемой конкуренции.

Администрация упразднила 26 своих департаментов. Вместо них появились 13 бизнес-единиц — девять ключевых и четыре вспомогательные. В их числе — городская служба коммунальных услуг. А обслуживание водопроводной и канализационной сетей, а также планирование землепользования стали межмуниципальными службами города и округа.

В настоящее время три из четырех муниципальных сотрудников работают в одной из четырех бизнес-единиц — службе утилизации, на транспорте, в полиции и пожарной охране. Остальные распределены в соответствии с реальными потребностями города по девяти бизнес-единицам, участие в прибыли которых создает дополнительные стимулы служащим. Так, станция водоочистки выиграла конкурс, представив самое низкое предложение, а в процессе выполнения заказа сумела еще сэкономить бюджетные средства. Половина разницы между контрактной суммой и фактическими расходами стала прибылью предприятия, и за один только квартал работы каждый работник станции получил дополнительно 758 долл.

Девиз «Муниципальные услуги — наш бизнес» до сих пор присутствует на футболках и кофейных чашках на обучающих семинарах для новых муниципальных служащих.

Вначале тоже был бюджетный дефицит

Реструктуризация городского управления позволила пережить бюджетный кризис в 1991 г., когда губернатор Северной Каролины удержал 4,5 млн долл. доходов Шарлотт на покрытие бюджетного дефицита штата, и в 1992 г., когда финансовые поступления из штата были сокращены на 9,4 млн долл.

Новое испытание случилось в 2009—2010 гг., когда уже федеральное правительство урезало на 1,5 млн долл. субсидии на развитие местной инфраструктуры, на создание убежищ при чрезвычайных обстоятельствах и на программы социального жилья и предоставления жилья больным СПИДом. Пережить его снова помогла программа управляемой конкуренции, получившая к этому времени иное звучание — политика приватизации и конкуренции.

Здесь считают, неважно, кто является монополистом в предоставлении публичных услуг — частный или государственный (муниципальный) сектор. Рано или поздно он создаст условия, душащие инновации и ориентированность на интересы потребителя. А конкурсные торги между частными операторами и муниципальными бизнес-единицами способствуют снижению затрат и повышению качества оказываемых населению услуг.

О результатах можно судить опять по сообщениям СМИ. Так, радиостанция «Время приватизации» сообщала: «Подразделение коммунальных служб Шарлотт-Мекленбург перебило цены, предложенные шестью международными компаниями на пятилетний контракт по эксплуатации и обслуживанию водоочистных станций. Сумма оплаты услуг на первый год оказалась на 18%, или на 369 274 долл. меньше, чем предложение самой низкой цены, сделанное частными предприятиями».

За первые пять лет реализации программы управляемой конкуренции на конкурс было выставлено 45 услуг. Городским службам достались 35 контрактов, 10 — внешним частным фирмам. В ближайшие пять лет планируется выставить на конкурс или предоставить на аутсорсинг еще 125 услуг на общую сумму 64 млн долл.