1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1023

Греф — за закрытие прачечных

Сбербанк порадовал рынок двумя информациями. Во-первых, рассказал о своих прекрасных результатах за прошедший год по российским стандартам бухучета. Во-вторых, ободренный успехами, глава Сбербанка Герман Греф выступил с программным заявлением, что теперь надо сделать с российской экономикой вообще.

Сбербанк за январь — ноябрь 2010 г. увеличил чистую прибыль по российским стандартам в 8,2 раза — до 152,5 млрд руб., превысив прогноз на весь текущий год, и впервые с начала кризиса показал заметное снижение уровня просроченной задолженности.

Проявив себя эффективным управленцем, Г. Греф подробно остановился на более глобальных вопросах. Он полагает, что государство, запланировавшее приватизацию, должно преследовать цель повышать эффективность управления в экономике, а не зарабатывать деньги и толкать банки к консолидации и публичности.

Российские власти и впрямь готовят масштабную распродажу активов, рассчитывая получить около 1 трлн руб. в ближайшие три года от приватизации десяти крупнейших компаний и банков и продолжить сокращение доли государства в экономике в 2014—2015 гг. «В собственности государства должно находиться только то, что необходимо ему для выполнения его прямых функций. Все остальное должно быть продано», — сказал Г. Греф журналистам иностранных СМИ.

Гнаться за максимальной выручкой банкир не советует: «Государство — единственный продавец, который, продавая, зарабатывает дважды... получает доход разовый... и получает налоги. Продав собственность, оно продолжает зарабатывать. Больше ни один собственник такой привилегии не имеет. Поэтому государство не должно максимизировать цену продажи, оно должно пытаться поддерживать оптимальный баланс и конкуренцию на рынке».

Еще глава Сбербанка отметил, что спрос на первоклассные активы есть, «а чтобы в РФ пришли прямые инвестиции, нужно улучшать инвестиционный климат, который сейчас оставляет желать лучшего из-за низкого качества работы судебной и правоохранительной системы и госаппарата».

В то же время позиция Г. Грефа относительно инвестиций похожа на формулу «если у вас нет собаки, ее не отравит сосед». То есть если нет спекулятивных инвестиций, нет и опасности возникновения новых пузырей. В частности, Г. Греф сообщил, что «потоки капитала обходят Восточную Европу в целом и Россию в частности. Здесь не знаешь, радоваться или плакать... на фоне отсутствия тенденции к укреплению рубля мы не имеем спекулятивного притока, что в общем для экономики неплохо. Ситуация, которая сейчас складывается, достаточно неплохая — нет искусственных пузырей в этой части». Он также сообщил об уроках кризиса: «Кризис показал, что краткосрочный капитал скорее вреден для страны, чем дает какие-то плоды. А прямые инвестиции придут только тогда, когда создаются благоприятные условия для защиты прав собственности, для инвестирования, когда судебная система работает, инфраструктура развита».

В целом высказывания Г. Грефа созвучны мнению профессиональной банковской и финансовой аудитории. Однако его высказывания по поводу будущей архитектуры банковского сектора России вызвали много ядовитых комментариев. И прежде всего высказывание, что «исходя из объема российской экономики, банков может быть в два раза меньше, чем сейчас». На фоне серьезного количества банков за последние год-полтора и неравномерного распределения банковских сервисов по территории РФ это смахивает на издевательство над банковским сообществом. А грефовская фраза «Что за банкир, у которого нет капитала в 6 млн долл.? В основном это такие конторы-прачечные» и вовсе ввергла большинство российских банкиров в безысходную грусть.