1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1061

Защита Кудрина

(не шахматные этюды)

Личным примером…

В ноябрьском послании Федеральному Собранию Президент России Дмитрий Медведев объявил о решении установить для малого бизнеса, работающего в производственной и социальной сфере, двухлетний переходный период с более низкой ставкой обязательных страховых взносов – на уровне 26, а не 34%. Инициатива неожиданная, в том числе для членов Правительства, тем более, что она не предусмотрена Федеральным законом о бюджете страны на 2009-2011 годы, подписанным самим Президентом всего лишь несколькими днями ранее.

Среди других поручений Президента – увеличить долю бюджетов регионов и муниципалитетов в структуре консолидированного бюджета, направить за предстоящие 10 лет для повышения обороноспособности страны ~20 трлн руб. и т.д. По мнению Алексея Кудрина, «будет очень сложно изменить пропорции, так как федеральные расходы могут вырасти».

Председатель Правительства Владимир Путин в статье в немецкой газете Sueddeutsche Zeitungпредложил Европе создать экономический альянс с перспективой общего континентального рынка ёмкостью в триллионы евро, который простирался бы от Владивостока до Лиссабона.

Идея, конечно, интересная. Особенно для россиян. Ведь единое экономическое пространство – это «круче», чем сообщающиеся сосуды, в которых уровень воды достаточно быстро выравнивается, а в едином объёме – всегда и везде одинаков. Сразу напрашивается аналогия с уровнем жизни населения. Но вот вопрос, кто его будет выравнивать? Наверное, в Европе сразу об этом и подумали. Тем более, что Россия социально-экономическими успехами не блещет. Но каковы прикидки по затратам, лишь малая доля которых может рассматриваться как инвестиция по европейским меркам, а остальное – именно как затраты на выравнивание… И без расчётов понятно, что суммы весьма астрономические и дальше разговоров в ближайшее десятилетие дело не пойдет.

В российской прессе ни до опубликования статьи, ни после по теме «единого евразийского рынка» не было не только обстоятельных дискуссий и обсуждений, но даже коротких резюме, касающихся сути и ожидаемого потенциального эффекта от сформулированных в самом общем виде предложений по взаимовыгодному сотрудничеству. Всё ограничилось кратким или более подробным изложением самого текста. Вряд ли подобная декларативность добавила очков престижу России.

А мэр Москвы Сергей Собянин несколько дней назад увидел рациональное зерно в предложении выделить «нормальные участки» и расселить столичных пенсионеров по отдельным, благоустроенным «городкам», возведённым в регионах Центральной России. Эмоции, обуревающие вновь назначенного мэра, всё глубже вникающего в столичную проблематику, понять можно. Но, не говоря уже о морально-этической стороне вопроса, за этим, растиражированным и всколыхнувшим жителей столицы, сообщением разве стоит какой-либо технико-экономический расчёт? Бизнес-план, используя современную терминологию? Даже навскидку ясно, что, учитывая специфику контингента и особенности обслуживания, необходимость в сложной инфраструктуре и т.д., и т.п., затраты на подобное строительство будут много больше, чем на проведение соответствующих работ по реконструкции и строительству в Москве.

Губернатор Санкт-ПетербургаВалентина Матвиенко вечером 9 декабря официально объявила о переносе строительства 400-метрового газпромовского небоскрёба «Охта-центр» из центра Петербурга и отмене утверждённого ранее отклонения от высотного регламента. Ещё недавно её позиция казалась незыблемой, несмотря на многочисленные и повсеместные протесты общественности. Данное решение принято под нажимом Кремля и с учётом надвигающихся выборов. Из бюджета в 60 млрд рублей «Газпром» уже потратил на создание «Охта-центра», включая проектирование моста и раскопки, 7,2 млрд рублей, подсчитала «Газета.Ru».

В 2009 году «Газпром» направил на газификацию 69 регионов России 19,31 млрд рублей (вполне сравнимо с вышеприведённой цифрой). Было завершено строительство 189 межпоселковых газопроводов общей протяжённостью 3,2 тыс. км, которые обеспечат газоснабжение 447 населённых пунктов в 45 регионах Российской Федерации.

Уровень газификации Ленинградской области к концу 2009 года составил 58%, из которых на города и городские посёлки приходится 67,4%, а на сельские населённые пункты - 32,6% (т.е. менее трети – вблизи центра Европы!). Несложно подсчитать, сколько километров газопроводов можно было проложить в той же Ленобласти за счёт фактически «выброшенных на ветер» (или не совсем «на ветер»?) 7,2 млрд рублей.

О спорт, ты?..

Чемпионат мира по футболу 2018 года пройдёт в России. Комментируя победу нашей футбольной заявки в Цюрихе, министр финансов без особого напряжения назвал ориентировочную сумму предстоящих затрат – 200-300 млрд рублей. Озвученная погрешность в 50% буквально вызывает оторопь. Неужели в Швейцарию поехали без серьёзного технико-экономического обоснования, в финансовой вилке которого, судя по высказываниям министра, «гуляют» 100 млрд рублей?

Сразу напрашиваются вопросы и по зимней олимпиаде 2014 года в Сочи. В Минрегионе расходы на олимпийский проект оцениваются в 950 млрд рублей (~30 млрд долл., что на порядок превышает бюджеты ряда последних олимпийских игр, включая канадский Ванкувер). Это серьёзная заявка на олимпийский рекорд по расходам. Несмотря на то, что идёт полным ходом строительство более сотни объектов, а свыше 30 уже введены в эксплуатацию, затраты 2010 года составили 100 млрд рублей, т.е. чуть больше 10%. В основном строительство должно быть завершено в 2011-2012 годах. Вопрос освоения сотен миллиардов рублей реально задействованными строительными мощностями остаётся открытым, что с учётом неизбежной коррупционной составляющей по понятным причинам рискует сделать ситуацию скандально пикантной.

Одна голова хорошо…

На разных уровнях власти – от государственной вертикали до горизонтали самоуправления – примеров подобного рода «нерасчитанных» действий можно найти немало. Безусловно, в них есть и рациональные, и вынужденные моменты. Представляется, однако, что личностное влияние на инициативы, принятие решений и их воплощение в жизнь – зашкаливает. Не потому ли глубокая, обстоятельная проработка судьбоносных программ и проектов с привлечением авторитетных экспертов-профессионалов, скрупулезным изучением общественного мнения носит, судя по всему, скорее формально-эпизодический и не обязательный, нежели систематический, основополагающий характер.

Как известно, послание Президента готовилось в закрытом режиме. Что не случайно, так как преследовало, прежде всего, политические цели. Как заявил помощник Президента Аркадий Дворкович, «предыдущее послание, основной темой которого стала модернизация, было для активной части населения. Тогда нужно было сдвинуть политику. В этом году настала необходимость объяснить, для кого всё это делается. Охарактеризовать послание Президента можно довольно просто. Это сочетание абсолютно конкретных решений и стратегических планов».

Возможно, «наверху» виднее, как, насколько и куда удалось сдвинуть политику модернизации. Но конкретика и стратегия – не просматриваются.

Дело не только в том, что отсутствуют, в частности, критерии оценки ожидаемых результатов (допустим, с точки зрения рядовых граждан) и задания на их разработку. А в том, что им неоткуда взяться: до сих пор нет многих нужных госстандартов, объективных критериев, индикаторов, отвечающих мировым требованиям, – на те же социальные услуги, например.

И не в том, что пять известных президентских направлений не актуальны для российской экономики, – очень даже актуальны и важны для дальнейшего индустриального развития. Подчеркнём – именно дальнейшего индустриального развития. Но вот вопрос: в какой степени они соответствуют тенденциям постиндустриального развития – не декларируемого, а реально происходящего в ведущих экономиках мира?

Поддержание конкурентоспособности отраслей, в которых мы традиционно сильны, доведение их до совершенства, рачительное использование имеющихся резервов и потенциальных преимуществ – дело абсолютно правильное и неотложное. Но как быть с новыми вызовами, стоящими перед человечеством, в том числе глобальной экономикой? Вызовами, диктующими принципиально новые подходы и пути развития?

По существу в ближайшие десятилетия России фактически предлагается совершенствовать разработки ещё советских времён, являвшиеся прорывными (инновационными!) во второй половине прошлого века. Помнится, в 60-е годы СССР занимал первые места в мире по производству чугуна и стали и все мы очень гордились этим достижением. При этом скромно умалчивалось, что в этот период западные державы ускоренными темпами успешно развивали (в том числе благодаря достижениям химической науки и возможностям химических технологий) производство новых неметаллических материалов и конструкций. Являясь более лёгкими и дешёвыми, они не только не уступали по прочности и долговечности металлическим, но зачастую превосходили их.

Ситуация не просто повторяется, она усугубляется. Так, происшедшая на наших глазах в считанные годы эволюция взглядов от ламп накаливания через энергосберегающие люминесцентные лампы (наполненные парами ртути и инертным газом, как правило, аргоном) к светодиодным источникам света – неплохое подтверждение «обоснованности и глубины проработки» одной из фундаментальных стратегических проблем.

И всё это в условиях освоения колоссальных финансовых ресурсов на неуловимую модернизацию и таинственные инновации. Под причитания о дефицитном бюджете, разоряемом пенсионерами-долгожителями, которые, по мысли несчастных чиновников (вооружённых, надо полагать, микроскопами), богатеют буквально на глазах.

Набегай, торопись, покупай живопись!

Всего лишь месяц назад Правительство одобрило основные направления приватизации на 2011-2013 годы и план приватизации федерального имущества, которая должна принести в казну около 1 триллиона рублей. В списке – «Роснефть», «РусГидро», ФСК, «Совкомфлот», РЖД, Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, ОЗК, «Росагролизинг».

И вот – новый поворот. Убедившись в активном общественном неприятии идей повышения пенсионного возраста (при не очень заметном росте средней продолжительности жизни населения) и увеличении продолжительности рабочей недели (при весьма туманных перспективах выгодного работнику увеличения оплаты труда, очевидном сокращении срока дожития после выхода на пенсию и несомненной заинтересованности государства и работодателей), предлагается головокружительный кульбит. Чтобы надолго избавиться от проблем, создаваемых государственному бюджету растущими социальными обязательствами и дефицитом пенсионной системы, министр финансов выступил с необычной идеей: увеличить Фонд национального благосостояния в 10 раз – до 60% ВВП за счёт средств от распродажи госпредприятий с их последующим эффективным инвестированием.

Но если основную выручку направлять исключительно в ФНБ, то мы, временно решая одну задачу, надолго заморозим отставание от Европы по госрасходам на здравоохранение, образование, науку, что противоречит идеям вложения в человеческий капитал и разработки прорывных инновационных технологий. Получается своеобразный «тришкин кафтан». Если принять во внимание неукротимую инфляцию (упорно рвущуюся к двузначным показателям – не по официальным данным Росстата, а по собственным ощущениям рядовых россиян), необходимую доходность таких инвестиций наверняка не обеспечить. А сколько впереди новых президентских посланий с «тайно» подготовленными инициативами, исполнение которых предполагает перераспределение постатейных расходов бюджета и неприкрытые покушения на целостность пенсионных средств?

Другое дело, инвестирование средств ПФР в высоколиквидные ценные бумаги компаний ТЭКа. Ведь сколько долларовых миллиардеров и миллионеров вырастили! Это была бы улица с двусторонним движением: долгосрочное финансирование модернизации ресурсодобывающих отраслей в обмен на стабильные ежегодные дивиденды в интересах российских пенсионеров и управляемый дефицит пенсионного фонда. Т.е. сделать ПФ стратегическим инвестором надолго, а не субъективно повышать пенсии за счёт нефтегазовых доходов: в этом году повысим настолько, в следующем – больше или меньше, а то и вовсе оставим без изменений. Но подобную постановку вопроса тщательно обходят стороной... Судя по разным опросам, большинство россиян – «за». Видимо, часть акционеров – крупнейших и крупных – против. А ведь речь идёт о национальном достоянии! Правда, кое-какие подвижки проявляются. На днях помощник Президента Аркадий Дворкович предложил прибыльно вкладывать 731млрд пенсионных рублей в «Роснано» и Российскую венчурную компанию. Но, словно учитывая высокие риски таких вложений, оговорился, что высказал своё, сугубо личное мнение.

Очевидно, что тщательно разработанная, обоснованная макроэкономическая стратегия развития на годы и десятилетия вперёд – в полном соответствии с общемировыми тенденциями развития, с учётом реальных российских возможностей и национально-исторических особенностей – не позволила бы легко перебрасывать из статьи в статью, из программы в программу сотни миллионов и миллиарды рублей. Поставила бы ощутимый заслон бесхозяйственности, неприкрытому масштабному воровству, решениям, продиктованным пусть благими пожеланиями и объяснимыми эмоциями, но противоречащим объективным критериям и долгосрочным общественным интересам.

В отсутствие стратегии развития России нельзя обеспечить эффективное государственное участие в рыночных преобразованиях. Что касается «невидимой руки рынка» - она так и не явилась российской публике. Следовательно, подобная приватизация может обернуться не только экономической катастрофой, но и поставить под угрозу национальную безопасность страны и её суверенитет.

И не случайно Алексей Кудрин обратился к руководителю Счётной палаты Сергею Степашину с призывом пресекать в течение года действия Правительства по изменению бюджета в ходе его исполнения. Не вдаваясь, однако, в этику взаимоотношений во властных структурах, выскажем предположение, что при сложившейся в стране ситуации и в преддверии избирательного цикла «защита Кудрина» не спасёт главный финансовый документ страны от периодических «шахов», за которыми раньше или позже может последовать «мат».

Китайский прорыв

Не в пример российской действительности в октябре этого года Академия общественных наук КНР опубликовала труд «Синяя книга: конкурентоспособность стран». Одновременно с дальнейшим ускоренным развитием информационных технологий и биопроизводств, новых материалов и высокопроизводительного оборудования в качестве стратегических направлений развития выбраны экология, энерго- и ресурсосбережение, разработка, промышленное и бытовое использование новых источников энергии.

При этом китайские представители без всякого стеснения говорят о «стратегии догоняющего развития», активно заимствуют (в том числе и «на грани фола») новейшие идеи и разработки, демонстрируют успехи и темпы экономического роста, недостижимые ни одной экономикой мира. И не теряют время на бесплодные дискуссии о том, как правильно назвать путь развития, о роли государства в обществе, о доле государства в экономике. Совсем не «заморачиваются» на предмет того, что «станет говорить княгиня Марья Алексеевна». Действуют в полном соответствии с заветом Дэн Сяопина: «Не важно, какого цвета кошка. Важно, чтобы она ловила мышей».

Ведь поставлена амбициозная, но, по всеобщему убеждению, реальная цель: к 2020 году построить в основном экономику инновационного типа и войти в пятёрку крупнейших государств мира, а к 2050 году – стать второй мировой державой после США. Справедливости ради отметим, что многие политики и специалисты не исключают, что к этому сроку Китай может оказаться и первым номером.

Камо грядеши?

Как следует из вышесказанного, одна из проблем кроется в отсутствии разработанной и общественно признанной государственной стратегии развития, что по определению не могут компенсировать личные инициативы национальных лидеров. «Стратегия–2020» и другие, ей подобные, проекты, прямо скажем, «не тянут»… По сути произошла подмена понятий, установок, целей. Разговоров, дискуссий и программ – не счесть. Но единой целостной концепции, не раз и навсегда написанной, а системной, подвижной, адекватной изменениям окружающего мира и трендам цивилизационного развития, указывающей не единственно верный путь, а обоснованное, выверенное направление движения вперёд – нет. Куда идёшь, Россия?