1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1185

Россия, Европа, евро…

Технологическая модернизация промышленности – тема не новая, не случайная. Развернув понимание проблемы до модернизации российской экономики, а затем и до всесторонней общественной модернизации, президент Дмитрий Медведев тем самым фактически обозначил масштаб и направленность желаемых преобразований. Пришло время изменить модернизационную парадигму, актуализировать реформы как реально ощутимые конкретными социальными группами, а не как пожелания и обещания среднестатистическому гражданину. Пока это не произойдёт в масштабах страны, объявленная модернизация будет буксовать.

Более того. Необходимо ясное понимание сути происходящих процессов не только внутри России, но и в мире, ибо Россия (как и любое другое государство) является одновременно и страной международного сообщества (элементом мировой системы государств), и суверенной подсистемой, также состоящей из взаимодействующих элементов (субъектов РФ), образующих сложную внутреннюю структуру.

Немного философии

Знаменитая фраза «политика есть концентрированное выражение экономики» означает, что экономика первична по отношению к политике и определяет её – политики – природу и суть. Известно немало примеров, подтверждающих или, напротив, опровергающих данное изречение, но времена выводов и действий, полностью укладывающихся в прокрустово ложе классической причинно-следственной связи, основанной на диалектике полярных понятий и категорий, безвозвратно прошли. Современный мир гораздо сложнее. К явлениям природы в целом и социума в частности надо подходить с более адекватных позиций причинно-следственного (взаимно-причинного) соответствия, учитывающего фактор взаимодействия (взаимообусловленности, взаимозависимости, взаимодополнения и взаимоподчинения, проявляющихся друг в друге либо индивидуально).

По сути, речь идёт о многовариантном взаимодействии, в котором изучаемые явления выступают именно как элементы системы, имманентно ей присущие. При этом необходимо одновременно выявлять и исследовать также их внутреннюю структуру как своего рода подсистемы, состоящие из взаимодействующих элементов. В такой относительности (одновременно, система с внутренней структурой и элемент более сложной системы) обеспечивается возможность, исследуя противоречия, избегая крайностей (противоположностей), делать объективные и конкретные выводы, оперативно корректируя при необходимости планы и действия.

Россия: модерн-застой

На приведённые выше размышления наводит сделанное буквально на днях и растиражированное СМИ заявление президента Дмитрия Медведева о симптомах застоя, наблюдающихся в политической жизни страны. По его словам, возникла угроза превращения политической стабильности в фактор стагнации. В связи с этим актуальны преодоление монополизма одной партии и повышение политической конкуренции в стране, содействие партийному разнообразию на всех уровнях представительства – федеральном, региональном и местном.

Но подобный диагноз не раз звучал и в отношении российской экономики – также монополизированной, страдающей от недостаточно развитых конкурентных механизмов и рискующей, по оценкам специалистов, на выходе из кризиса оказаться в состоянии стагнации, рецессии и т.п.

Не приходится сомневаться, что партийная система, которую мы сегодня имеем, во многом не только результат политической воли и целенаправленных действий руководства страны. Существующая политическая надстройка органично согласуется со своим базисом – сформировавшейся за два десятилетия российской экономикой, в которой решающая роль принадлежит хозяйствующим субъектам-монополистам. И это ли не подтверждение упомянутого выше причинно-следственного (взаимно-причинного) соответствия?

Реалии наших дней – набирающие обороты процессы отчуждения. Народа – от избранной им власти. Наемных работников – от результатов труда, дохода и собственности. Человека – от гражданских институтов, призванных обеспечить его права и содействовать выполнению им своих обязанностей. Вот и буксуют провозглашенные реформы. Не случайно, не потому что так сложились обстоятельства, а закономерно, вследствие причин, возникших в результате системных ошибок.

По сути, продолжая рассматривать сложные общественные явления по старинке, анализировать в отрыве друг от друга (в угоду конъюнктуре), мы оставляем без внимания их взаимосвязи и взаимодействие как элементы сложной системы, а иногда и подменяем понятия. И вряд ли ошибемся в утверждении, что политическая демократия не может развиваться без демократии экономической. Равно как без демократизации общественной жизни. А потому право на политическое волеизъявление гражданина без уважения к нему как личности, обладающей неотъемлемыми экономическими правами и правами человека, – есть формальность, ещё более усугубляющая ситуацию.

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью?

Накануне недавнего визита в Германию глава правительства Владимир Путин опубликовал в газете «Зюддойче цайтунг» статью «Россия и Европа: от осмысления уроков кризиса – к новой повестке партнёрства». Премьер призвал, уважая национальные интересы и совместно используя научно-технологические разработки и реальные преимущества и возможности России и ЕС, осуществить органичный синтез двух экономик – классической европейской и нарождающейся российской.

Отклики в европейской прессе были дипломатично сдержанные и аккуратные. По мнению некоторых зарубежных комментаторов, советники премьера не смогли отразить реальное положение дел без искажений. В статье обозначены общие пожелания, но не сформулированы возможные направления стратегического сотрудничества. В начале этого года уже прозвучал аналогичный президентский призыв, и разрабатывается соответствующая программа «Партнёрство для модернизации». Коррупция, административно-бюрократические барьеры, некомпетентность, взятки, гарантия прав собственности, криминал и многие другие проблемы если и решаются, то крайне медленно и неэффективно, уменьшая и без того низкую инвестиционную активность и привлекательность, отбивая охоту вести бизнес в России. Наконец, на Европу надвинулась очередная волна кризиса, грозящая последовательно обрушить экономики ряда государств и ставящая под сомнение будущее евро как единой валюты.

Обозначив контуры будущего взаимодействия, премьер-министр назвал некоторые ключевые слова. Это российские природные ресурсы, технологические разработки и капиталы для инвестиций. Партнёрство и участие в общеевропейских научных проектах и развитии инвестиционной инфраструктуры. Перспективы создания общего континентального рынка от Лиссабона до Владивостока ёмкостью в триллионы евро. Формирование общей промышленной политики, основанной на сложении технологических и ресурсных потенциалов России и ЕС. Создание единого энергокомплекса. Содействие российским инвестициям в европейскую экономику и стратегическим альянсам в передовых индустриальных отраслях. Установление сроков и чёткого графика отмены виз.

Попутно обратим внимание: единственная позиция, по которой сформулирована необходимость установить сроки и чёткий график выполнения, – возможность безвизовых поездок в Европу. Конечно, это облегчит научные, культурные и прочие гуманитарные обмены. Слов нет, дело нужное и актуальное. Но ведь касается это нескольких миллионов российских граждан. Для большинства всё же важнее ясность и конкретность в решении хорошо известных насущных вопросов. У российской власти несколько иное видение ситуации. А у европейцев и вовсе по другому поводу голова болит.

Что делать?

Стратегические интересы индустриальной России и высокоиндустриального/постиндустриального Запада в экономическом сотрудничестве сосредоточены в первую очередь в использовании российских сырьевых ресурсов, невостребуемых российской экономикой научно-технологических разработок постиндустриального уровня, а также расширении обоснованного присутствия зарубежных компаний на российском рынке. В России промышленность в целом деградирует, инфраструктура устарела. В Европе – современные производства, инновационные технологии и специалисты, в партнёрстве с которыми возможно отстроить в России экономику XXI в.

Таким образом, если модернизация – наше всё и действительно должна быть не просто воспринята российским обществом как идея, но и практически осуществлена, необходимо разработать системную государственную политику, ориентированную на взаимовыгодное сотрудничество и с дальним, и с ближним зарубежьем, с чётко определёнными приоритетами, последовательное, пошаговое выполнение которой будет ощутимо для каждого россиянина.

В военном искусстве есть способ ведения боевых операций, называемый стратегией непрямых действий. В переводе на понятный язык это означает: умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. Бессмысленно вещать с телеэкранов и призывать на каждом углу к выдающимся инновационным прорывам, сулящим светлое завтра. Это удел и смысл жизни гениальных одиночек, которых не нужно ни в чём убеждать. Требуется создавать соответствующие условия. Но формирование экономики знаний как основы устойчивого, цивилизационного развития – действительно дело самих народов, результат каждодневного, упорного труда миллионов производителей.

Чтобы построить хороший дом, нужен надёжный, качественный фундамент. Убедить человека, задавленного проблемами вчера и сегодня, что завтра будет лучше, можно, если его благополучие поставить в зависимость от результатов собственного труда и дать возможность оценить это в настоящем, а не в будущем.

Иными словами, важнейшая цель модернизационной политики – в ближайшие годы сделать необратимым процесс последовательного достижения большинством россиян (конкретных, а не абстрактно статистических!) среднеевропейского уровня жизни, в полном объёме соответствующего возможностям развитой индустриальной стадии. Естественно, реализуя при этом на практике целесообразное количество новейших технологий в производстве товаров и оказании услуг. Именно этого достигли для большинства своих граждан передовые страны, прежде чем ступили на путь постиндустриального развития.

Некорректно говорить о решающей, исключительной роли модернизации в улучшении качества жизни граждан. Равно как и выдвигать условие: сначала накормить народ, а затем приступать к модернизации. Очевидно, это два взаимозависимых, взаимно определяющих и дополняющих друг друга процесса.

Следовательно, с учётом изложенного речь должна идти об одновременной реализации взаимодополняющих друг друга направлений в русле логики причинно-следственного (взаимно-причинного) соответствия:

- инновационная долгосрочная «стратегия экспорта» постиндустриального уровня и высших мировых стандартов;

- высокотехнологичная, ограниченная обоснованными временными рамками «тактика импорта» развитого индустриального уровня для массового производства продукции (товаров и услуг) внутреннего потребления.

Стратегия экспорта (кратко)

1. Активное создание в России и за рубежом международных исследовательских центров с участием российских учёных. Задача центров – осуществлять и содействовать внедрению научно-технических разработок, соответствующих как уровню постиндустриальной стадии (объективно мало востребованных в современной России и ориентированных на внешний спрос), так и высокоразвитому индустриальному уровню ориентированных в первую очередь на внутренний рынок и модернизацию российской экономики.

2. Комплексная реконструкция добывающих и перерабатывающих производств сырьевых/базовых отраслей экономики по технологиям постиндустриальной стадии с привлечением (при необходимости) крупнейших мировых компаний и их высокотехнологичного потенциала. Использование прибыли от дополнительно добытого (по эффективным технологиям постиндустриальной стадии) сырья и дополнительно произведённого продукта в качестве инструмента взаиморасчётов с иностранными участниками. Одновременное комплексное освоение прилегающих территорий (сферы жизнедеятельности и жизнеобеспечения).

Оба направления предусматривают взаимовыгодное сотрудничество на уровне высших мировых стандартов.

Тактика импорта (кратко)

1. Ускоренная модернизация отраслей, выпускающих продукцию (товары и услуги) для населения, формирующих инфраструктуру, и т.д.

2. Содействие иностранным и отечественным компаниям в перемещении на российский рынок/закупках предприятий и технологий индустриальной/постиндустриальной стадии – конкурентных либо теряющих конкурентность за рубежом, но много более эффективных в сравнении с российскими аналогами, обеспечивающих массовое производство товаров и услуг на уровне средних мировых стандартов. Модернизация и создание производств последующих поколений, соответствующих стандартам и параметрам постиндустриальной стадии и органично встраиваемых в систему международного разделения труда (завершение проекта).

Судьба евро в руках России?

По многим причинам представляется, что в основных объёмах реализация «стратегии экспорта» и «тактики импорта» наиболее перспективна именно в партнёрстве с европейцами. Тем более в свете продолжающейся битвы за евро.

Выделенные на днях Ирландии 85 млрд долл., несколько разрядили (временно?) ситуацию на финансовых рынках. Но проблемы остаются. Для поддержки единой европейской валюты необходима также единая налоговая и бюджетная политика, что предполагает прежде всего более глубокую экономическую интеграцию и новации в национальных законодательствах. Однако времени на это уже нет. Поэтому аналитики не исключают, что после Греции и Ирландии могут возникнуть проблемы у Португалии и, возможно, Испании – четвёртой экономики Европы. По некоторым подсчётам, чтобы избежать череды дефолтов, может понадобиться до 2 трлн евро, причём в кратчайшие сроки, что не только проблематично, но и всё равно может оказаться недостаточным.

Уместно предположить, что дополнительной, но весьма своевременной и эффективной мерой, успокаивающей европейский и мировые финансовые рынки и дающей толчок экономикам европейских стран, могли бы стать именно мероприятия п. 2 «тактики импорта» (системные российские «техзакупки» на десятки и сотни миллиардов евро на взаимовыгодных, с учётом сложившейся ситуации, условиях). Далее (не откладывая в долгий ящик!) – также работать по остальным позициям «стратегии» и «тактики».

Да и другие страны «догоняющего развития» могли бы аналогичным образом (возможно, с отложенными платежами) повлиять на европейскую экономику, способствуя оживлению реального сектора, а не накачке бумажными купюрами, не сокращению социальных расходов и др.

За примерами далеко ходить не надо. При всех очевидных различиях поучителен новейший опыт нашего великого соседа. В интересах формирования внутреннего рынка, едва удовлетворявшего спрос населения, Китай начал модернизировать свою отсталую экономику и развивать инфраструктуру через привлечение иностранных инвесторов, создание совместных предприятий, импорт технологий и производств, обучение персонала. Осмысленно, последовательно и целеустремлённо. Вначале – без экспортных амбиций.

В считаные годы население ощутило позитивные сдвиги, хоть до среднемирового уровня жизни большинству китайских граждан ещё очень далеко (как-никак без малого полтора миллиарда жителей). Сегодня Китай выстроил мощную, конкурентную промышленность и создал современную инфраструктуру. Страна превратилась в успешную глобальную фабрику по производству товаров повседневного спроса, имеет вторую экономику мира с недостижимыми для других государств темпами роста ВВП и производительности труда, мощным инновационным потенциалом, закладывающим хорошую базу для постиндустриального развития. А ещё борется с «перегревом экономики», с потоком инвестиций, буквально захлёстывающих экономику. Как говорится, нам бы их заботы!

Потому что возник личный интерес. Потому что люди не только поверили призывам власти, но и ощутили положительные результаты провозглашённых реформ. Потому что идея, овладевшая массами, становится материальной силой – в этом Маркс был, безусловно, прав.