1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1500

Пятилетка развития финуслуг, сооружения финцентра и превращения рубля в конкурентоспособную валюту

В новых проектах Минфина — Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2015 г. и Плане мероприятий по реализации Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2015 г. — продекларирована весьма амбициозная задача по переходу от экстенсивной модели банковского развития к интенсивной. Это хорошо. Однако логика документа и меры, которые в нем изложены, позволяют усомниться в успехе такого перехода. Это плохо.

Стратегия состоит из четырех частей. В первой перечислены основные характеристики современной банковской системы (то, с чем мы больше не хотим мириться), проблемы, связанные с кризисом 2008—2009 гг. (если сейчас и есть кризисные явления, то это уже не кризис, а его последствия), а также будущие очертания российского банковского сектора (то, к чему надо стремиться). Вторая часть самая краткая. В ней в общих словах (методологически) говорится, как от не очень симпатичного сегодня мы будем переходить к красивому завтра. Третья часть содержательная, в ней есть в том числе вполне конкретные мероприятия, призванные обеспечить развитие банковской системы России. Четвертая часть в большей мере посвящена организации и развитию контроля и надзора за банковской деятельностью, но многое сказано и о развитии возможностей регулятора, его делах и связях с другими органами управления, а также о его (регулятора) международных связях.

Как есть и как надо

В Стратегии сегодняшняя модель развития банковской системы названа экстенсивной. Ее, в частности, характеризует «высокая степень концентрации депозитов населения и средств юридических лиц в нескольких крупных банках с заметным государственным участием в уставном капитале». Это прежде всего такие учреждения, как ОАО «Сбербанк России» и банки группы ВТБ.

Описаны и другие признаки экстенсивности. Это и структурная слабость рынка межбанковского кредитования, которая создает высокие риски возникновения новых кризисов ликвидности в банковском секторе, и «высокий уровень „плохих кредитов“ в балансах кредитных организаций, связанный со значительными трудностями по обслуживанию ранее взятых кредитов корпоративными и частными заемщиками».

Желанная модель банковского сектора называется интенсивной моделью развития и описывается так: «Высокий уровень конкуренции как на банковском рынке, так и на рынке финансовых услуг в целом. Высокая степень транспарентности и рыночной дисциплины кредитных организаций и иных участников рынка. Наличие разветвленной современной инфраструктуры... Высокая степень капитализации банковского сектора. Развитые системы корпоративного управления и управления рисками...»

Рубль уговорят стать международной валютой

Во второй части документа можно прочесть о том, что для смены модели развития банковского сектора с экстенсивной на интенсивную государству нужно будет создать условия для конкуренции, развить инфраструктуру и еще приложить некоторые усилия, которые должны быть вознаграждены высокими показателями.

Третья часть тоже начинается с роли государства. «Предполагается сократить участие государства в капиталах кредитных организаций при сохранении контроля государства за деятельностью ОАО „Сбербанк России“, ОАО Банка ВТБ и ОАО Россельхозбанка». В течение трех лет государственные пакеты в этих банках будут сокращены до 50% плюс одна голосующая акция.

Основные продажи придутся на так называемых стратегических инвесторов. Много хорошего сказано об институте «независимых» директоров и создании комитетов внутри кредитных учреждений, призванных помочь им эффективно развиваться и просчитывать риски.

Большие надежды составители документа (п. 3.2 и 3.9) возлагают на мировой финансовый центр, о сооружении которого на территории России уже многое сказано. В данном случае создание этого центра как раз и поможет государству решить задачи развития инфраструктуры. Еще одна надежда — на рост значения рубля как международной валюты. Последнее, по мнению составителей документа, становится более реальным в современных условиях международного финансового рынка. Правда, пока основные мировые игроки не рассматривают рубль всерьез. Но, может быть, в перспективе на 2015 г. все изменится. Отчего бы не вписать такой пункт в проект?

Иностранцев не пускаем и пускать не будем

Что касается иностранных банков, присутствие которых на российском рынке могло бы повысить конкуренцию (то есть помочь государству справиться с наипервейшей своей задачей), здесь составители документа высказались непоследовательно. Так, в п. 3.3 они признают положительную роль иностранного капитала: «...присутствие иностранного капитала в банковском секторе способствует усилению конкуренции на российском рынке банковских услуг, что является положительным фактором его развития». Однако в следующем абзаце п. 3.3 сказано: «...на обозримую перспективу необходимой мерой поддержания условий справедливой конкуренции на российском рынке банковских услуг является запрет на присутствие филиалов иностранных банков». То есть, как и все последние годы экстенсивного развития банковского сектора, конкуренции с по-настоящему мощными игроками мы боимся и не допускаем. По-прежнему иностранные банки смогут открывать в России представительства, но не филиалы. Привлечь западных игроков в уже имеющуюся инфраструктуру призвано «повышение транспарентности и улучшение инфраструктуры» и т.д.

Четвертая часть документа называется «Основные направления совершенствования банковского регулирования и надзора в Российской Федерации», но в ней содержится и п. 4.13 «Развитие инструментов регулирования ликвидности банковского сектора». Озадачивает содержание п. 4.14 «Институциональная и организационная структура российского банковского надзора». В нем два взаимоисключающих абзаца подряд. Первый абзац: «Правительство Российской Федерации и Банк России исходят из того, что наиболее эффективной формой банковского регулирования и банковского надзора является регулирование и надзор, осуществляемый со стороны центральных банков. Это подтверждает и мировая практика». То есть регулятор — Центральный банк. А вот второй абзац добавляет еще и «различные органы регулирования и надзора в финансовой сфере». Цитируем: «Правительство Российской Федерации и Банк России исходят также из того, что дальнейшее совершенствование надзора в банковском секторе Российской Федерации целесообразно осуществлять путем расширения взаимодействия и координации деятельности различных органов регулирования и надзора в финансовой сфере». Какие имеются в виду «различные органы», не поясняется.

Заканчивается часть о банковском надзоре пунктом про «... взаимодействие с банковским сообществом и сотрудничество с международными организациями... Вопросы повышения конкурентоспособности российских кредитных организаций. Их позиционирование на мировом рынке банковских услуг». В этой части документа в качестве приоритета «законодательной и нормативной деятельности Правительство Российской Федерации и Банк России рассматривают реализацию в период действия Стратегии практических мер по формированию в рамках Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации условий для создания равных „правил игры“ оказания банковских услуг и единых регулятивных условий деятельности банков».