1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1017

Никель-кремниевая долина

Ба! Знакомые всё лица!

(Фамусов,
«Горе от ума»
А. Грибоедова)

Глава компании «Интеррос» Владимир Потанин направил председателю совета директоров UC Rusal Виктору Вексельбергу (совладелец и гендиректор компании Олег Дерипаска) предложение продать долю «Русала» в «Норникеле». Символично, что, отвечая отказом, UC Rusal выразил беспокойство возможным использованием в сделке средств «Норникеля» в интересах одного (читай: «Интерроса») акционера. Иными словами, миллиарды никелевого гиганта, проходящие мимо кассы «Русала» и сулящие выгоду только структурам Потанина – это плохо. А вот если бы «накапало» и структурам Дерипаски – тогда всё «окей»!

Ещё весной «Русал» как один из основных акционеров потребовал выплаты 3 млрд долл. дивидендов, или 115% прибыли за 2009 (кризисный!) год. Справочно отметим, что на «Норникеле» предусмотрена выплата дивидендов в размере 20-25% чистой прибыли. В конечном счёте (с учётом отсутствия выплат в 2008 году) договорились о дивидендах в размере 1,325 млрд долл., или 50% чистой прибыли, что обеспечивает по 331 млн долл. для «Интерроса» и «Русала».

Миром, однако, конфликт не закончился. Далее последовали противостояние за места в совете директоров, обращение «Русала» в Лондонский международный арбитражный суд с иском к «Интерросу» о нарушении соглашения о сотрудничестве, разрыв соглашения и, наконец, вышеизложенное предложение о выкупе доли. Пресса, телевидение, Интернет пестрят сообщениями о корпоративном конфликте, препятствующем, как неоднократно отмечалось, росту стоимости горно-металлургического комбината. Фактически обе компании рассматривают многомиллиардные вложения в блокирующие пакеты «Норникеля» как стратегические инвестиции.

Вот только информацию об активном участии крупнейших акционеров ГМК в разработке и осуществлении стратегии технологической модернизации металлургического гиганта найти непросто. Равно как и инициатив российской бизнес-элиты в целом по формированию и реализации системных мероприятий по формированию инновационной экономики. Не меняются действующие лица. Остаются прежними проблемы. Уж не зависит ли одно от другого?

Набивший оскомину, традиционно актуальный вопрос об общественной полезности российского бизнеса остаётся открытым. Настойчивые указания о необходимости всесторонних преобразований и призывы к активным действиям напоминают, скорее, «глас вопиющего в пустыне». Бизнес или игнорирует призывы руководства страны, или поддерживает их на словах, или, в лучшем случае, неспешно «разворачивается в заданном направлении». Однако оценку и политически, и экономически, и социально ущербной позиции и причин, её объясняющих, не спешит давать никто: ни сама власть, ни правящая (как она себя гордо называет) партия, в рядах которой состоит основная часть ежегодных российских номинантов журнала «Форбс», ни различные общественные организации.

Наверное, неслучайно в списках руководящих органов всевозможных комиссий, фондов, советов, конгрессов, ассоциаций и прочая-прочая зачастую одни и те же фамилии. Здесь они совместно заседают, там – судятся. Здесь публично демонстрируют патриотизм. Там в ходе непубличных судебных заседаний, но на глазах Европы всей выясняют отношения и делят, делят, делят. Миллиарды, надо полагать... Но разве это не отражается на имидже страны, гражданами которой они (многие из них) являются? Или на «великих делах», во главе которых они оказались?

Впечатление, что «проекты сколковского иннограда» и модернизационные проекты, утверждаемые независимо двумя комиссиями – при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики и при Правительстве РФ по высоким технологиям и инновациям, связывают друг с другом не только сходные формулировки невнятных планов инновационного развития. Ещё, например, общие источники финансирования и договорённости относительно механизмов управления финансовыми потоками и «освоения» немалых денежных средств.

В настоящее время аналитический центр ЭЖ выясняет мнение читателей относительно предложения, чтобы первые лица в бизнесе, науке, культуре и т.д. возглавляли попечительские и прочие советы в координирующих структурах по направлениям всесторонних реформ, прежде всего в экономике. Чтобы при этом регулярно отчитывались перед российской общественностью – заслуженно купаясь в лучах славы и получая причитающееся вознаграждение. Согласно промежуточным данным, две трети опрошенных поддерживают подобную инициативу.

Так, может быть, было бы справедливо, не умаляя известных достижений и талантов отечественных предпринимателей, поднять ответственность российского бизнеса за ожидаемые от него успехи до уровня, адекватного растущей стоимости принадлежащей бизнесменам собственности и причитающихся дивидендов? Гибкой налоговой политикой (не столько фискальной, сколько стимулирующей) увязать степень роста предпринимательских доходов с процентом роста российского ВВП, конкретными отраслевыми или общеэкономическими показателями? Что свидетельствовало бы о внедрённых высоких технологиях, реальных производственно-финансовых достижениях принадлежащих им предприятий и т.д. Чтобы бизнесмены-рантье были, скорее, исключением, нежели правилом. Чтобы капиталы отечественных предпринимателей увеличивались не вопреки, не за счёт, не независимо, а взаимоувязанно и в соответствии с достижениями российской экономики.

Согласно официальной статистике, доходы большинства работающих сограждан растут – пусть скромно, практически неощутимо, съедаемые реальной инфляцией или несколько превышающие её официальный уровень, но растут. Также скромно, на считанные проценты, но растет и отечественная экономика в целом (качество и движущие силы роста – тема отдельного обсуждения). Тем сложнее объяснить людям, почему немалое число личных состояний ежегодно увеличивается на десятки, сотни миллионов и миллиардов долларов.

Особенно после летне-осеннего взлёта розничных цен на основные продукты питания и озвученных, буквально на днях, заявлений членов Правительства о фактическом провале очередного варианта пенсионной реформы – как обычно, без последствий для ответственных лиц. Неужели говорить о последствиях для народа – моветон? И неужели можно снять с повестки дня вопрос об общественной полезности и эффективной деятельности конкретного человека и адекватного вознаграждения, соответствия трудового вклада и полученного дохода?

Не говоря уже о традиционных «родимых пятнах» российской экономики – сырьевой ориентации, административных барьерах и коррумпированности, пробуксовке структурных реформ, других общеизвестных проблемах, которые напрямую влияют на благополучие всего населения, но не очень «тормозят» преумножение крупных состояний.

Одно дело, если национальная экономика на подъёме – конкурентоспособна, насыщает товарами и услугами внутренний рынок, завоёвывает внешние мировые рынки. Тогда, как говорится, «флаг в руки», честь и хвала лидерам и капитанам национального бизнеса. Но если экономика десятилетиями сидит на «нефтегазовой игле», а страна в исторической перспективе рискует оказаться на цивилизационных задворках, то главный вопрос, в первую очередь, к тем, «кому на Руси жить хорошо»…

Несистемный, стратегически неопределённый характер заявленных руководством «пожеланий» и практических шагов на тему модернизации бросается в глаза. Под глубокомысленные (и абсолютно правильные!) общие рассуждения о демократии, инновационных прорывах и модернизационных проектах лучше всего удаётся профессиональный «распил» выделенных ресурсов. И чем больший кусок отхвачен, тем менее «прозрачно» его дальнейшее использование.

Сегодня процесс идёт в рамках пяти известных направлений модернизации. В ходе недавних совещаний и поездок Президент Дмитрий Медведев охарактеризовал энергосбережение как серьёзную экономию для бюджета и граждан. Выделил, как важнейшую, задачу развития отечественной фармацевтики и медицинской техники. Особо подчеркнул государственную приоритетность заботы о людях старшего поколения.

Одновременно Председатель Правительства Владимир Путин на совещании по вопросам развития Сибирского федерального округа как безусловный государственный приоритет назвал актуальную задачу новой индустриализации сибирских регионов.

Кто бы возражал! Темы, безусловно, важные и актуальные. Только завтра будет ещё пять других и тоже судьбоносных направлений. И послезавтра хоть десять сформулировать можно, настолько расплывчата, безотчётна и безлика современная модернизационная политика государства российского. До сих пор нет ясной, обоснованной национальной стратегии модернизации и инновационного развития. О ней много говорят, ею эффективно прикрываются, под её лозунгами (не все, конечно, а избранные) успешно осваивают немалые деньги.

Согласно опросам аналитического центра ЭЖ, российскому обществу (более 80% ответов), действительно, неведомы основные положения национальной программы инновационного развития и модернизации российской экономики. Абсолютное большинство читателей не знакомо ни с концепцией модернизации, ни со стратегией инновационного прорыва. Надо полагать, ответившие утвердительно – или не поняли вопроса, или засекреченные разработчики стратегического ноу-хау.

Ещё один наш опрос показал, что среди основных причин, мешающих предприятиям внедрять инновации, порядка трети читателей ЭЖ назвали коррупцию, отсутствие инновационной культуры и сложности финансирования новых разработок. И лишь порядка 10% ответивших указали на важнейший объективный двигатель любых рыночных новаций – недостаточный спрос. А ведь именно данный фактор выступает условием не только необходимым, но и достаточным – стимулируя классический перелив капиталов, перемещение специалистов, в известных пределах сметая иные преграды, в т.ч. бюрократические.

Как правило, общественности не известны критерии и механизмы отбора модернизационных проектов. Речь не идёт о конкретных технических параметрах конкурирующих предложений, понятных лишь специалистам. Но народ хочет знать, какие улучшения нас ждут «на выходе». Нет уверенности в объективности отбора проектов, в том, что существующая практика принятия решений соответствует заявленной президентом страны антикоррупционной политике. Подобный вывод подтверждается только что опубликованными данными, согласно которым в 2010 году Россия опустилась на 154 место из 178 мест в рейтинге коррумпированности Transparency International (146 место в 2009 году). Рядом с нами Папуа – Новая Гвинея и Гвинея-Биссау, Камбоджа и Лаос, Конго, Кения и Центральноафриканская Республика. Ничего не скажешь – перспективная компания! Даже если выставленная оценка и предвзята – мы всё равно бесконечно далеки от призёров.

Но и другие дела не лучше. В одном из интервью председатель Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Фёдоров заявил, что 95% (!) российской промышленности принадлежит иностранным офшорам! Может это и наивно, но логика подсказывает, что парламентарии вроде бы не должны спокойно спать, пока ситуация с помощью законодательных инициатив не изменится в пользу преимущественной регистрации отечественных компаний на родной земле. Иначе, что удивляться, если платежи идут через счета в заграничных банках, иностранные суды используются для «разбора полётов» российских компаний, а капиталы безостановочно утекают из страны?

И зачем бизнес-элите перемены, которые могут поколебать непросто вырабатывавшиеся (зачастую в прямом смысле потом и кровью) традиции, порушить писаные правила и неписаные каноны? Но разве не обязанность власти со своей стороны устранять очевидные правовые прорехи и законодательные промахи, затрудняющие предпринимательство внутри страны и выталкивающие его за рубежи Отечества? И на чём основана уверенность, что западные инвестиции – придут!

В толковом словаре Ожегова дано определение понятию «долина» удлинённая впадина (вдоль речного русла, среди гор).

Всемирно известная Силиконовая (Кремниевая) долина – название района на западе штата Калифорния к югу от города Сан-Франциско. Географически включает в себя земли долины Санта-Клара, часть территории полуострова Сан-Франциско и восточный берег залива Сан-Франциско. В особом представлении эта фабрика инновационных технологий и кузница венчурного менеджмента давно уже не нуждается.

«Наш ответ всему миру», или, как его называют отцы-основатели, «Инноград «Сколково», географически расположен в престижном районе Московской области. Местность совсем не гористая, что, однако, не страхует от глубинных провалов в «зияющие высоты», не гарантирует успех и привлекательность тщательно отделываемой «витрины российской модернизации».

С чего начать? Что делать? Не устанем повторять: целью и смыслом деятельности любого масштаба, национальной идеей должно стать обеспечение российским гражданам среднемирового (среднеевропейского) уровня жизни с одновременным встраиванием России в мировой сценарий цивилизационного развития.

«Контрольные цифры» давно известны. Исходя из объективной российской реальности, имеющихся ресурсов, с учётом мирового опыта произвести необходимые расчёты. Разработать конкретные проекты и программу действий в целом, всесторонне обсудить и получить общественную поддержку. Определить, «что, где и когда» модернизировать? Как и в каких отраслях экономики осуществить массовую индустриализацию на современном уровне? Где внедрить или как выгодно продать новейшие инновационные разработки? Куда и сколько инвестировать? На чём экономить? Что целесообразно производить самим, а что закупать за границей? И т.д.

Не пора ли научиться работать, чтобы достойно жить, а не жить, чтобы (на дядю) работать?

Иначе зачем нам никель? И кремний нам зачем? И ещё многое другое?

Народная мудрость гласит: «Терпенье и труд – всё перетрут». Кому достанется терпеть, кому – трудиться, а кого и вовсе перетрут – вот в чём нешуточный вопрос.