1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1011

Экономика сострадания

У нас

По предварительным подсчётам, пожары в центральной части России нанесли экономике ущерб в размере 450 млрд рублей или 15 млрд долл. Эксперты отмечают, что речь пока идёт лишь о непосредственных издержках и краткосрочных последствиях. Но даже такая приблизительная сумма в два раза превышает текущие затраты компании «Бритиш петролеум» на ликвидацию последствий утечки нефти в Мексиканском заливе. Чтобы покрыть хотя бы часть издержек, BP начинает распродажу некоторых своих активов. Очевидно, что российская власть покроет непредусмотренные расходы и без того дефицитного бюджета деньгами налогоплательщиков.

Назвать ситуацию непредвиденной нельзя. Претензий к власти предостаточно. Ибо шли мы к этой катастрофе вполне последовательно. Поспешно принятые, плохо проработанные федеральные законы, которые кто-то проталкивал. Не просто бестолковые структурные, а губительные реформации. Практически «не дёрнувшиеся из отдыха» политики и чиновники всех мастей и рангов. Местные руководители, прежде пекущиеся о «чести собственного мундира», а не о судьбе населения на вверенных им территориях. Слабая исполнительская дисциплина на всех уровнях, порождённая подменой принципа персональной ответственности беспринципной коллективной безответственностью. Дилетанты, принимающие непрофессиональные решения. Непременное «наказание невиновных и награждение непричастных». «Наши» и «не наши» болтуны и пустозвоны, громко и назойливо убеждавшие российское общество в своей единственности и неповторимости, в истинном патриотизме, но так и не проявившиеся ни сквозь дым, ни в пламени пожаров. Во всём – сплошной «пофигизм», предпосылки неотвратимости происшедшего. Правда, думские партии собрали десятки миллионов рублей, отправили в пострадавшие регионы машины с продовольствием, одеждой, открыли пункты сбора гуманитарной помощи. Как говорится, что есть, то есть.

«Разбор полётов» ещё впереди. Но уже сейчас обращает на себя внимание одно характерное обстоятельство. В течение напряжённых недель борьбы и утрат до настоящего времени практически не видно и не слышно представителей отечественной бизнес-элиты, российских миллиардеров и миллионеров, владельцев промышленных корпораций, финансовых структур, торговых сетей и множества других крупных и малых компаний. Месяцами и годами не сходят с экранов телевизоров рекламные ролики, назначение которых – рассказать народу, как ему повезло с национальным достоянием. Вряд ли жара и гарь лишили капитанов российской экономики возможности видеть и слышать. И даже если судьба забросила их на отдых за тысячи километров от России – так ведь в их распоряжении круглосуточный Интернет, спутниковые и мобильные телефоны, комфортабельные самолёты, и много других коммуникационных «штучек», обеспечивающих в режиме реального времени первоклассную видео- и аудиосвязь из любой точки земного шара.

Однако ни РСПП, ни «Деловая Россия», ни другие подобные структуры до сих пор не выступили с продуманными конструктивными предложениями и конкретными проектами (ни на макро-, ни на микро-, ни на наноуровне). Не обратились с призывами к своим членам мобилизовать производственно-экономические, финансовые, материальные и прочие ресурсы, принадлежащую им технику на борьбу с огненной стихией. Не разработали своего рода «мобилизационные» планы производства и доставки в пострадавшие регионы остро необходимой промышленной продукции, товаров народного потребления, продуктов питания. Напротив, это в их «империях» цены поползли вверх – том числе в связи с засухой и низкой урожайностью зерновых и прочих сельскохозяйственных культур. Вентиляторы и кондиционеры, выросшие в цене на порядок. Дорожающие на глазах покупателей и власти хлеб, молочные продукты, сахар, гречка, рис – далее по бесконечному списку, дайте время! Прогноз – от 3% до более чем 100% – в полной мере соответствует перефразированному известному выражению: «Кому беда – кому мать родна».

По словам вице-премьера Виктора Зубкова, Росстат и ФАС внимательно наблюдают (?!) за ситуацией. Странная позиция, очень напоминающая разгорающийся пожар. По мнению специалистов, лес надо инспектировать постоянно и начинать борьбу с задымления. Не инспектировали и дождались – загорелось всерьёз и надолго. Теперь, что, те же грабли – ценовой пожар раздуваем? Дождемся, когда товары и услуги подорожают в разы, снизим цены на несколько процентов и, не моргнув глазом, представим это как заботу правящей партии и правительства?

Казалось, вместо отмашки «цены поднять!» наши бизнесмены должны были, что называется, «на вираже» опередить правительственных чиновников. Подготовить, обнародовать, согласовать с правительством и запустить программу действий (современные технологии пожаротушения, оперативное материально-техническое снабжение, строительство недорогого, но качественного жилья и оказание разносторонней помощи погорельцам, прокладка коммуникаций, восстановление современной инфраструктуры, массированная гуманитарная помощь и т.д.). На деле доказать российскому народу, что мало надежды на неповоротливый, коррумпированный государственный аппарат не только в управлении экономикой, что будущее страны за ними – деловой, современно мыслящей, активно и эффективно действующей элитой общества.

Справедливости ради отметим, нельзя всех отечественных предпринимателей «одной метлой»… На местах тысячи из них – вместе с работниками своих предприятий, жителями, добровольцами – вносят достойный, посильный вклад в борьбу с огнём и ликвидацию последствий пожаров. Покупают и присылают рукавицы, лопаты и респираторы, защитные и подручные средства пожаротушения, питание, лекарства. Символичны слова пожилой женщины о волонтёрах – мыслящее по-новому, по-европейски поколение Интернета, понимающее, что никто за нас страну спасать не будет. Но почему-то ни пресса, ни телевидение не освещают эту первостепенную для российского общества сторону народного единения, когда сообща и нешумно преодолевают подступившую к дому беду, помогают друг другу, кто чем может.

Ведь даже если круглосуточно президент будет проводить селекторные совещания, премьер – проливать горящие леса тоннами воды, а несколько министров и других высокопоставленных чиновников – метаться между охваченными пожарами регионами, всё равно основной вклад за бесчисленными, безвестными героями – простыми гражданами нашей страны. Но о них – практически ни слова. Что это – информационный просчёт или умысел, тупое стремление понравиться власти или, напротив, поднять и без того высокий градус напряжённости в обществе?

Нет, не запустили федеральную программу бизнесмены, не доказали, не поучаствовали. Даже после того, как Председатель Правительства Владимир Путин лично сбросил с самолёта 24 тонны воды при тушении пожаров в Рязанской области. Конечно, не «премьерное» (очень тонко подмечено в комментариях) это дело, но, используя футбольный сленг, видать коротка наша скамейка запасных – и в прямом, и в переносном смыслах.

Как будто в другой стране и в другом измерении живёт часть российских предпринимателей – где иные проблемы и интересы. И хроника событий их жизни отнюдь не совпадает с тревожными российскими сводками. Вот лишь некоторые факты, доказывающие справедливость данного утверждения.

UC Rusal Дерипаски подала иск против «Интерроса» Потанина в Лондонский международный арбитражный суд с обвинением в нарушении соглашения, направленного на восстановление справедливой стоимости ГМК «Норильский никель» в интересах всех акционеров. Однако истинная причина противостояния крупнейших акционеров сродни секрету Полишинеля – контроль над компанией, её миллиардными долларовыми денежными потоками, право устанавливать дивиденды (ещё памятна недавняя несбывшаяся надежда «русаловцев» – стратегических инвесторов – на дивиденды порядка 3 млрд долл. за кризисный 2009 год – чтобы ослабить «долговое ярмо» алюминиевой империи). За нелёгкое руководство компанией олигарх получает годовую зарплату в размере 10 млн долл., а в качестве бонуса за прошлый год – 50,6 млн акций UC Rusal. Потому что уверен: работать в Нигерии и Сибири — это не дома в Лондоне в тапочках сидеть. Не будем о деньгах. Выражение сидеть дома в Лондоне – объясняет многое…

Оживление и активность крупного капитала намечаются и в связи с принятой программой приватизации на ближайшие три года. И то верно – достаточно взглянуть на перечень компаний, акции которых выставят на продажу, чтобы понять: есть, где развернуться и чем поживиться, обернуться так, чтобы издержки при покупке были как можно меньше, а последующая прибыль – максимальна. Начиная с «залоговых аукционов» 90-х, подобный опыт только укреплялся.

Но и чиновники не отстают. Один из множества примеров. Завершающаяся 10-летняя федеральная целевая программа «Электронная Россия» (100 млрд руб.) сменится новой целевой программой «Информационное общество (2011–2018 годы)» с финансированием не более прозрачным, чем прежде, но уже в размере 600 млрд руб.

Как известно, коррупция возникает там и тогда, где и когда частные интересы власти и бизнеса (личные интересы их представителей) «смыкаются». Что подтверждают выявленные и обнародованные массовые нарушения при покупке дорогостоящего медицинского оборудования в рамках госзаказа. Но разве отсутствие на аукционах прямых иностранных производителей-поставщиков не должно было насторожить принимавшее решение Минздравсоцразвития? Президент Дмитрий Медведев поручил сурово наказать лиц, к этому причастных. Счёт идёт на миллиарды рублей, потерянных бюджетом. Прокуратура возбудила 17 уголовных дел. Подобных фактов – великое множество.

И, одновременно с этими свидетельствами бурной, деловой жизни, короткие сообщения – не на видных местах и не в самых тиражных изданиях – о том, что церковь и различные некоммерческие, благотворительные общественные организации в регионах обратились к рядовым гражданам, объявили сбор вещей для погорельцев. Образно говоря, с миру по нитке – не веря в скромное обаяние буржуазии. Ведь это не яйца Фаберже возвращать в Россию под объективами телекамер, а неприметно, непритязательно и кропотливо исполнять гражданский долг и делать работу – будничную, непубличную, но такую нужную пострадавшим.

Словом, когда пришёл день «Х», а именно такое время испытаний наступило, ни власть, ни бизнес в целом не оказались на должной высоте. Наверное, ситуацию подправят – на официальное предложение или негласную команду государства принять участие предприниматели отреагируют положительно на всех уровнях, и прежде всего и громче всего – на федеральном. Что и подтверждает сообщение о состоявшемся совещании Президента РФ Дмитрия Медведева с некоторыми российскими предпринимателями, на котором им было предложено подумать, как бизнес может помочь жителям населённых пунктов, пострадавших от природных пожаров. Решено к осени построить несколько сотен домов, оказать различную благотворительную помощь.

Прямо скажем – весьма скромно. К тому же обо всём говорилось в будущем времени. И когда это произойдёт – наступит завтра. Потому что это не произошло вчера и ещё не происходит сегодня. А ложка, как известно, хороша к обеду.

У них

Тем более удивительной для неокрепшего российского менталитета выглядит инициатива основателя корпорации Microsoft Билла Гейтса и одного из наиболее удачливых и всемирно известных инвесторов Уоррена Баффета – «Клятва дарения» (The Giving Pledge). Её участниками могут быть только долларовые миллиардеры, согласившиеся отдать в течение жизни или после смерти как минимум половину состояния на благотворительные цели. Соответствующий документ подписали 40 человек. Между прочим, традицию богатейших семей Америки жертвовать половину своего состояния заложили кланы Рокфеллеров и Карнеги.

Так, Баффет за последние годы пожертвовал на благотворительность около 10 млрд долл., Гейтс – передал более 28 млрд долл. своему благотворительному фонду. Подсчитано, что если 400 проживающих в США миллиардеров примут участие в данной кампании, размер пожертвований может достичь 600 млрд долл.

Иная позиция у самого богатого человека в мире – мексиканца ливанского происхождения Слима – состояние которого оценивается без малого в $60 млрд. Он отказался участвовать в акции, считая, что его предпринимательская деятельность приносит намного больше пользы стране и обществу. В его мексиканских компаниях создано более 200 тысяч рабочих мест, в 2008 году в бюджет перечислено 117 млрд долл. налогов. По сообщениям СМИ, на деньги Слима учатся 165 тысяч молодых мексиканцев, сделано более полумиллиона хирургических операций, реализуются программы поддержки малого бизнеса и компьютеризации сельских школ, строится в Мехико крупнейший в Латинской Америке музей изобразительных искусств и т.д.

У обеих позиций – своя правда и свои преимущества. Объединяет их одно – реальная, эффективная, а не показная общественно-полезная деятельность. Долгосрочные благотворительные программы в области медицины и образования, науки, культурно-исторического наследия и др. с целевым, открытым и прозрачным финансированием – обоснованным, адресным и контролируемым.

При этом основной вклад в формирование благотворительного фонда вносят либо прямые частные пожертвования (45–60%), либо доходы на капитал, аккумулирующий вложения и размещаемый на рынке. Примерами известных западных благотворительных фондов являются фонды Сороса, Маккартура, Форда, Карнеги, Нобеля и др. С учётом неоднозначного отношения российской общественности к некоторым иностранным фондам мы констатируем лишь факт их существования, не подвергая анализу собственно деятельность.

Успешное развитие сектора некоммерческих услуг западные государства поощряют особым налогообложением, специальными нормативами и системами отчётности. Имея возможности и перспективы долгосрочного развития, эти фонды становятся крупными инвесторами и играют важную роль в национальных экономиках.

Снова у нас

В России формирование благотворительных фондов находится, по существу, в зачаточном состоянии, усугубляемом законодательным несовершенством, административными барьерами, скептически подозрительным и даже отрицательным отношением граждан к подобным структурам. Наиболее очевидные тому причины – пока ещё весьма короткая история современной российской благотворительности после десятилетий благотворительности советской – пронизанной в первую очередь политическим смыслом и прервавшей в начале 20-го века исторически сложившиеся традиции русского меценатства. И, конечно, легитимность происхождения капиталов, исходное формирование которых пришлось на «лихие 90-е».

Нельзя, однако, не увидеть характерные «родимые пятна», присущие российской благотворительности с самого её возрождения. Прежде всего, это корпоративная непрозрачность, закрытость или ограниченность информации о добрых делах и адресатах, которым оказана помощь, что ставит под сомнение искренность благородных задумок и реальных дел. Даже редкие попытки отдельных неугомонных акционеров крупнейших компаний-монополий (контролируемых государством) выяснить, какая и кому конкретно оказывалась благотворительная помощь на сотни миллионов и миллиарды рублей, заканчиваются, как правило, безрезультатно. Один из примеров – судебный иск миноритарного акционера «Транснефти» к компании, затратившей в 2007 году на благотворительность порядка 7 млрд рублей, но отказавшейся представить конкретные сведения об этой благородной деятельности.

Не преодолён и «коррупционный соблазн» чиновников поживиться за счёт благотворителей, вследствие чего приходится, как правило, не деньги переводить, а конкретные закупки и услуги оплачивать – будь-то медицинское оборудование, лекарства и сложные операции, компьютерная техника или образовательные программы, студенческие стипендии и стажировки в крупнейших компаниях мира.

Практически отсутствует значимая, систематическая информационно-просветительская деятельность, регулярно знакомящая российскую общественность с имеющими место быть добрыми делами отечественных и зарубежных меценатов и филантропов и воспитывающая к ним уважение. Журналы – есть. Отдельные, скорее случайные, нежели регулярные передачи, – есть. Нет лишь информации, реально доходящей до большинства граждан, наглядно, на добрых примерах воспитывающей и убеждающей.

Вряд ли это скромность. Скорее, отсутствие культуры и понимания сути благотворительности: не только и не столько как безвозмездности, сколько как актуальных и перспективных вложений в человека, в человеческий капитал, общественная полезность которых обязательно коснётся и творящего благое дело. А также (при всём уважении к тем, кто действительно сострадает, искренне стремится помогать другим людям своими, честно заработанными средствами) признание того очевидного обстоятельства, что сегодня в России благотворительность хозяев крупнейших компаний – в большей степени административно вынуждаемое либо корпоративно-корыстное действие, нежели естественно добровольное гражданское деяние по велению человеческой души и сердца.

Этот бесспорный факт высветили российские пожары лета 2010 года.