1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Из России с деньгами?

Алексей Мордашев проиграл: люксембургская сталелитейная компания Arcelor не будет объединяться с российской «Северсталью», и наш отечественный «стальной король» не станет миноритарным, но самым крупным акционером корпорации, занимающей второе место на мировом рынке.

После долгих споров, захватывающих дух торговли (цена одной «люксембургской» акции выросла в итоге с 30 до 40,4 евро), совет директоров Arcelor одобрил другое предложение — о слиянии с концерном Mittal Steel (на мировом рынке №1). Новая компания будет называться Arcelor Mittal, а отвергнутому российскому претенденту выплатят неустойку 130 млн евро.

Теоретически у Алексея Мордашева еще есть шанс развернуть Arcelor, купив ее полностью, на все 100 процентов. Глава совета управляющих Arcelor Йозеф Кинш заявил, что «в том случае если «Северсталь» сделает подобное предложение, совет управляющих вынужден будет рассмотреть его и сравнить с условиями, предлагаемыми Mittal Steel». Предложение, как говорится, интересное, почти как в современной экономической сказке про Красную Шапочку, которую волк ставил перед выбором: «дружественное слияние или недружественное поглощение».

В России нынешний поворот событий трактуют как «проявление русофобии». Но ведь и в Индии первоначальные неудачи Лакшми Миттала объясняли ксенофобией европейцев, препятствующих «цветному» выходцу субконтинента получить контроль над сталелитейной промышленностью Европы. Победил, однако, тот, кто предложил больше.

На словах и на деле

Россиянам идея Алексея Мордашева «слиться» с Arcelor подавалась как экспансия российского капитала на мировые рынки. «Мы становимся доминирующим акционером в крупнейшей в мире сталелитейной компании…», заявлял сам российский «стальной король». Под этим же соусом он преподнес ее и Владимиру Путину, с которым встречался в мае и получил одобрение сделки. О чем почти сразу, но несколько завуалированно объявил журналистам: «Я консультировался со многими людьми, имеющими власть и влияние в нашей стране. И нашел у них понимание. Важны акценты, важна защита интересов… Мы хотим интеграции в мировую экономику. Весь вопрос в условиях. И вот в этом вопросе я полностью поддерживаю тех, кто говорит: «А нам за это что?»…

На самом деле «король» пытался сбыть с рук свое королевство: менял принадлежащие ему акции «Северстали», «Северсталь-ресурса», американской Severstal North America и итальянской Lucchini на 32,2 процента акций Arcelor. Обещал также доплатить деньгами 1,25 млрд евро. После чего должен был превратиться в очень богатого рантье — миноритарного акционера крупнейшего европейского концерна. C большим, но не контрольным пакетом акций. И даже им не смог бы голосовать по своему усмотрению, а лишь в соответствии с рекомендациями совета директоров. Он обязывался также в течение 4 лет не увеличивать, а в течение 5 лет не уменьшать свой пакет. То есть контролирующим акционером Аrcelor экс-«король» мог стать не раньше 2010 года, а продать свои акции — не раньше 2011 года.

Более того: когда сделка оказалась под угрозой, Мордашев уменьшил притязания, согласившись на покупку лишь 25 процентов Arcelor. Но… все равно не взяли. Обидно, конечно. Но не смертельно.

Информация к размышлению

Mittal Steel

Крупнейшая в мире стальная компания. В 2005 году она поставила 49,2 млн т стали. В этом году планирует отгрузить 60 млн т. Ожидаемая прибыль — 7,3 млрд дол. (в прошлом году — 5,8 млрд дол.). Заводы располагаются в 16 странах, на них работают 224 тысячи человек. Акции торгуются в Нью-Йорке и Амстердаме, 87% принадлежит семье индийца Лакшми Миттала.

Аrcelor

В 2005 году выпустила 46,7 млн т стали. Выручка — 32,6 млрд евро, чистая прибыль — 3,8 млрд евро. 81,5% акций у портфельных инвесторов, каждому из которых принадлежит не более одной двенадцатой части компании, 4% — казначейские, 5,62% принадлежат Люксембургу, 3,55% — испанской J.M.A.C.B.V., 2,4% — Валлонии (Бельгия).

«Северсталь»

Крупнейшая сталелитейная компания России. В 2005 году выпустила более 10,8 млн т стали. Еще около 2,5 млн т в год выпускает «дочка» — Severstal North America. Выручка «Северстали» по МСФО в 2005 году — 7,5 млрд дол., чистая прибыль — 1,4 млрд дол. 89,6% акций (с учетом консолидации сырьевых активов) — у председателя совета директоров Алексея Мордашева.

Потери и приобретения

А что Россия? Потеряла она или приобрела от такого поворота событий?

Теоретически — потеряла, ибо принадлежность к крупнейшей корпорации мира дает новое качество — доступ к наилучшим технологиям, управлению, выход на новые рынки сбыта. Но российская «Северсталь» и сегодня заслуженно считается очень современным, передовым предприятием (заслуга Мордашева, перевооружившего Череповецкий меткомбинат). Хватает и рынков сбыта: внутри страны ныне наблюдается серьезный промышленный рост, а «Северсталь» позиционирует свою сбытовую политику как преимущественно направленную на внутренний рынок. Декларируемая цель: достижение статуса «главного долгосрочного партнера металлопотребляющих предприятий реального сектора России, создающего своим клиентам предложение как по продукту, так и по сервису, его сопровождающему».

И есть другой аспект проблемы: готова ли наша страна к тому, чтобы отечественными заводами и фабриками владели и управляли иностранцы?

По украинскому следу...

Обратимся к свежему украинскому опыту — там недавно крупнейший металлургический комбинат «Криворожсталь» был продан тому же Лакшми Митталу и его концерну Mittal Steel Co. Этот комбинат остался на украинской земле. Но попасть на его территорию украинские (местные) власти теперь могут лишь с разрешения индийской стороны — частная собственность! И отзывы о нынешней ситуации в Кривом Роге идут весьма противоречивые.

Одним из «плюсов» называют тот факт, что рабочие «Криворожстали» получили прибавку к жалованью — и это справедливо, зарплата была совсем уж нищенской. Но следующим шагом Mittal стала фактическая остановка коксохимического производства: оказалось, что дешевле возить кокс на Украину из Темиртау, где у Mittal тоже свой завод. Под угрозой увольнения оказались не только 2500 украинских коксохимиков (обязательства Mittal сохранить численность рабочих заканчиваются через полгода). Под удар попали украинские шахтеры, уже сократившие добычу, ибо не знают, кому продать накапливающиеся горы угля.

Далее перспектива еще мрачнее: по Кривому Рогу ходят слухи, что новые хозяева намерены заменить местных металлургов индийцами — они послушнее самолюбивых украинцев, им и платить можно меньше. В прессе уже мелькала информация на сей счет: мол, когда-то СССР построил в Индии несколько гигантских заводов — Бхилаи, Бокаро, где индийцы с помощью советских учителей воспитали свои кадры. Теперь эти специалисты могут сыграть роль штрейкбрехеров на Украине. Первый шаг, говорят, уже сделан: завод перестал пользоваться услугами проектных организаций Днепропетровска, которые всегда обслуживали «Криворожсталь». Проекты обязательных технологических ремонтов для «Криворожстали» теперь готовят индийские инженеры (благо это можно делать на расстоянии), а украинские остались без работы. И сам комбинат уже отказывается от выпуска некоторых видов дорогой продукции, оставив себе лишь производство заготовок. Последующая их доводка перенесена в Индию — там она обходится дешевле.

Перечисление можно продолжить. И кто знает, какие перемены грянули бы в том же российском Череповце, стань его хозяином Arcelor? Наверняка экономические показатели «Северстали» пошли бы вверх, но за счет чего или кого? По российским меркам череповецкий комбинат сегодня считается вполне благополучным в социальном плане. Но еще при обсуждении сделки по продаже его Arcelor Алексей Мордашев заявлял: «Северсталь» приносит в состав Arcelor кроме хорошего качества и «продуктового портфеля» низкие издержки. Здесь он абсолютно прав: зарплата на «Северстали» занимает всего лишь 8% от себестоимости выпуска металлопродукции — в то время как в Японии этот показатель составляет 23%, в Европе (Германия) — 25, в США — 27,7%.

Для акционеров Аrcelor, одним из которых (причем крупнейшим!) стал бы Алексей Мордашев, это выгодно. А для россиян?

Мнение

Виктор Христенко,
министр промышленности
и энергетики РФ

Не хотелось бы видеть в данной ситуации признак русофобии по отношению к окрепшей российской экономике.

Кто же вас гонит?..

И вот еще вопрос. Попытка хозяина «Северстали» сбыть свой бизнес за рубеж для России нынче не в диковинку. Наоборот, это стало поветрием. Продажи идут в

ТЭКе, химической отрасли, лесопромышленном комплексе и т.д. Приватизированный в прошлые годы бизнес «обналичивается» или обменивается на иностранные активы. В дальнее зарубежье удается внедриться далеко не всем — потянулись в ближнее. Аналитики отмечают, что сегодня российские компании ведут наступление на Восточную Европу: заняли почти половину мест в списке крупнейших компаний региона и оккупировали почти всю первую десятку.

Результат: среди «капитанов» и «королей» отечественного бизнеса все больше появляется «чужих» имен — и практически нет детей российских магнатов. Они тоже уплывают за рубеж — вслед за родительскими капиталами.

Кстати: говорят, в ходе борьбы за Arcelor Лакшми Миттал присматривался и к «Северстали»… Но сам Мордашев уверяет, что борьба за Arcelor еще не закончена...

Кстати


Mittal и Arcelor выплатят банкам более 200 млн дол. за консультации, полученные в ходе проведения сделки по слиянию. Вознаграждение получат 13 финансовых учреждений, среди которых Goldman Sachs, Merrill Lynch & Co, Morgan Stanley, UBS AG, Deutsche Bank AG, BNP Paribas SA. Кроме того, JPMorgan получит гонорар от правительства Люксембурга.


ИСТОЧНИК: АГЕНТСТВО BLOOMBERG
И ИНТЕРФАКС-АФИ