1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1742

Лесовосстановление блуждает в трех соснах

Лесовосстановление блуждает в трех соснах

То ли по законотворческой и нормотворческой безалаберности, то ли по сугубо российскому закону (вышло как всегда) лесоводы страны, пытаясь направить бюджетные средства на заготовку семян для последующего лесовосстановления, оказываются вне правового поля и сталкиваются с разными санкциями.

С семеноводством «не совсем хорошо»

Проблемы развития лесного хозяйства страны все чаще обсуждаются на высоком уровне. Одна из наиболее острых — воспроизводство лесов. 16 июля 2009 г. ее обсудили глава правительства Владимир Путин и руководитель Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз) Алексей Савинов.

В ходе встречи руководитель Рослесхоза на вопрос премьера, что в последнее время предпринято для сохранения леса и для его восстановления, ответил: «Мы занимаемся этой проблемой. До сего момента лесовосстановлением мы занимаемся не совсем хорошо. В большей степени лесопользованием, а лесовосстановлением некачественно — по двум причинам: во-первых, употребляются некачественные семена, слабые, некондиционные, не отвечающие соответствующим параметрам, таким, как это принято для лесовосстановления в Финляндии, Швеции, Канаде. У нас этой проблеме не уделялось внимание. Поэтому мы решили в этом году установить контроль за полномочиями в сфере семеноводства…»

Попробуем разобраться, что происходит в стране с лесным семеноводством, почему на форуме «Гринписа» периодически возникает жаркая дискуссия о том, кто должен им заниматься и главное — финансировать. Еще в октябре 2007 г. координатор лесной программы «Гринпис России» Алексей Ярошенко направил руководителю Рослесхоза письмо с просьбой разъяснить, кто, на каком основании и на какие средства имеет право собирать, обрабатывать и хранить лесные семена. Ясности в вопросе нет, поскольку госорганы странным образом трактуют и применяют нормы лесного законодательства.

Уникальная норма

Прежде всего отметим радикальное нововведение Лесного кодекса, согласно которому с 2007 г. полномочия по ведению лесного хозяйства переданы органам государственной власти субъектов РФ, включая воспроизводство лесов. Эти полномочия они реализуют за счет средств субвенций федерального бюджета. Казалось бы, все ясно. Но статья 83 Лесного кодекса гласит: «Российская Федерация передает органам государственной власти субъектов Российской Федерации осуществление следующих полномочий в области лесных отношений:

…4) организация использования лесов, их охраны (в том числе осуществления мер пожарной безопасности), защиты (за исключением лесопатологического мониторинга), воспроизводства (за исключением лесного семеноводства) на землях лесного фонда и обеспечение охраны, защиты, воспроизводства лесов (в том числе создание и эксплуатация лесных дорог, предназначенных для охраны, защиты и воспроизводства лесов) на указанных землях».

Вполне согласованное предложение, апофеоз нормотворчества. Вместе с тем это пример потери содержания за внешне гладкой формой изложения. Вы поняли после прочтения данного текста, кто занимается лесным семеноводством?

Если нет, то вы в неплохой компании: Рослесхоз и его территориальные органы, Счетная палата, органы прокуратуры, «Гринпис России» — все они уверены в том, что полномочия в сфере лесного семеноводства сохранены за Российской Федерацией. А как же иначе, ведь с 2007 г. в Положении о Рослесхозе присутствует запись, что именно данное ведомство организует и обеспечивает лесное семеноводство. Исходя из этого вполне логично, что Рослесхоз не выделяет субъектам РФ субвенции для финансирования лесного семеноводства.

В сложившейся ситуации лесоводы страны, руководствуясь здравым смыслом и пытаясь направить выделяемые бюджетные средства на заготовку семян, без которых невозможно вырастить саженцы для посадки леса, оказываются вне правового поля и подпадают под действие разного рода санкций, вплоть до передачи дел по таким фактам в органы прокуратуры.

Здравый смысл есть, пользы — нет

А каков же все-таки смысл изложенного положения Лесного кодекса? Уверены, что при определенном напряжении ума вы одержите лингвистическую победу над перечисленными выше уважаемыми структурами. Первый вывод, который вы сделаете (с некоторым недоумением), — это то, что есть понятия «организация лесного семеноводства» и «обеспечение лесного семеноводства». Дальнейшее изучение изложенного положения федерального закона позволит сделать вывод, что полномочия по организации лесного семеноводства сохранены за Российской Федерацией, а полномочия по его обеспечению — за субъектами РФ в порядке обеспечения воспроизводства лесов. Таким образом, Рослесхоз должен организовывать лесное семеноводство, а субъекты РФ — обеспечивать его. Разобрались. Теперь надо определиться с содержанием понятий «организация» и «обеспечение». Но здесь нас поджидает неудача даже после тщательного штудирования главного лесного закона.

Отложим в сторону Лесной кодекс и откроем Федеральный закон «О семеноводстве». В нем положение о порядке финансирования лесного семеноводства изложено вполне понятно: «Финансирование в области семеноводства осуществляется за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов, внебюджетных источников в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, а также за счет средств физических и юридических лиц, осуществляющих деятельность в области семеноводства». Другое дело, что положения этих двух федеральных законов противоречат друг другу.

К рассмотрению проблемы подключился первый вице-премьер Правительства РФ Виктор Зубков. В июне 2010 г. он сказал: «Согласно Лесному кодексу организация лесного семеноводства отнесена к полномочиям Российской Федерации, а его обеспечение — к полномочиям субъектов Российской Федерации». Отрадно, что Виктор Алексеевич на стороне здравого смысла и правильно трактует лесное законодательство. Непонятно только, почему правительство в 2007 г. внесло в Положение о Рослесхозе норму о том, что это ведомство обеспечивает лесное семеноводство.

Отметим, что на дворе уже не 2007-й, а середина 2010 г. Три с половиной года лесники ищут и не находят легитимных путей обеспечения воспроизводства лесов семенами. Воистину «мы занимаемся… лесовосстановлением не совсем хорошо… некачественно…». В этом контексте недоумение вызывает то, что явные проблемы, вызванные принятием Лесного кодекса, не решаются годами с очевидными негативными последствиями для судьбы многострадального русского леса.