1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1723

Предчувствие гражданской войны труб

Предчувствие гражданской войны труб

В стране разгорается конфликт из-за цен на металлы. Отечественные автопроизводители пожаловались главе правительства на отечественных металлургов, объявивших о резвом повышении цен на свою продукцию. Премьер дал команду ФАС разобраться с ценообразованием в металлургии. Оказалось, ФАС уже разбирается. Тут же нефтяники «настучали» на трубников, а трубники — опять на металлургов. В очередь на вступление в конфликт уже выстроились станкостроители, комбайностроители, энергомашиностроители и просто строители. Замаячила угроза начала едва ли не гражданской войны отраслей экономики между собой.

Примеры достаточно жестоких ценовых (торговых) войн известны. Но до российских событий прошлой недели речь в подобных случаях шла, как правило, о схватках национального бизнеса с внешними конкурентами.

Что случилось?

В прошлом номере, разбирая сводку Росстата о ценах производителей, «ЭЖ» отметила большое подорожание в апреле в добыче и обогащении железных руд (на 36,7%), кокса (на 22,7%), чугуна и доменных ферросплавов (на 15,5%), прочих цветных металлов (на 13,3%). Вспомнилась по этому поводу наша публикация об апрельской разборке между вагоностроителями и РЖД, с одной стороны, и металлургами — с другой, именно по поводу высокого роста цен на металлы. Угомонить металлургов тогда удалось Минпромторгу. Но вскоре крупнейшие металлургические комбинаты письменно предупредили автозаводы — АвтоВАЗ, КамАЗ, ГАЗ и «Соллерс», что с июля металл для них подорожает на 10—30%. «ЭЖ» заметила, что в ответ автопроизводители могут запросить в правительстве помощь.

Автостроители оказались быстрее и настырнее железнодорожников — пожаловались не в Минпромторг, а сразу главе правительства. Владимир Путин откликнулся быстро. «Надо с коллегами, представителями бизнеса этот вопрос самым серьезным образом обсудить, посмотреть на реалии, на структуру ценообразования и на другие компоненты», — напутствовал он 24 мая главу ФАС Игоря Артемьева. «В последнее время в связи с выходом из кризиса наблюдаются параллельные тенденции, связанные с непонятным, на мой взгляд, желанием в некоторых отраслях резко повысить стоимость производимой продукции», — считает премьер.

Оказалось, такую работу ФАС уже ведет. «На прошлой неделе возбудили административное расследование, дело по монопольно высокой цене против „ЕвразХолдинга“, и мы сейчас всю цепочку исследуем, начиная с рудного сырья, окатышей, коксующегося угля, металла, проката», — сообщил И. Артемьев В. Путину.

После обнародования этой беседы ценные бумаги холдинга упали на торгах в Лондоне на 4,8%: иностранные инвесторы испугались, что за словами нашего премьера кроется желание установить потолок доходности для негосударственных компаний. Это мелочи по сравнению с обвалом в 2008 г. акций «Мечела», когда В. Путин пообещал главе этой меткомпании «прислать доктора» за высокие цены на уголь для внутренних потребителей и сбыт его за рубеж по более низкой стоимости. Тогда «Мечелу» ФАС выписала около 800 млн руб. штрафа, досталось и «ЕвразХолдингу».

Рыночной капитализации отечественных компаний порой недешево обходятся критические замечания премьера, но его нельзя обвинять в том, что он включает свой административный ресурс и вмешивается в отношения хозяйствующих субъектов не по закону.

В статье 421 Гражданского кодекса РФ провозглашена свобода договора, но еще в ст. 1 оговорены случаи, когда на основании федерального закона гражданские права могут быть ограничены. В частности, в целях защиты прав и законных интересов других лиц. В данном случае имеется в виду Федеральный закон «О защите конкуренции». Поэтому антимонопольной службе России и поручено разобраться с ростом цен у металлургов.

Однако возникает вопрос: а чем «правее» и «законнее» интересы тех же автопроизводителей?

Металлурги объясняют свои ценовые притязания тем, что за время кризиса цены на их продукцию заметно упали, в то же время резко выросли на мировом рынке.

Но почему «металлические» цены у нас должны подскочить, как говорят производители, именно на 30%, а, скажем, не на 22 или 40%? Внятного ответа ни одна сторона не дает.

Reuters выведало, что цены на металл для АвтоВАЗа учитывают индекс Steel Business Briefing, то есть привязаны к конъюнктуре мирового рынка, но формулу расчета цены автозавод не раскрывает.

«Я не понимаю, откуда взялось подорожание на 25—30%», — удивился глава «Ростехнологий» и советов директоров АвтоВАЗа и КамАЗа Сергей Чемезов во время поездки вместе В. Путиным в Ижевск 25 мая. По его мнению, рост цен на металл для автопрома со второго полугодия должен быть максимум 17%. Но опять же, почему именно 17? Нет ответа.

Наконец 27 мая приоткрыл тайну журналистам заместитель министра промышленности и торговли Андрей Дементьев: «Формула цены предполагала, что если по коэффициенту Metal Bulletin есть скачки более чем на 20%, то автоматически пересчитывается цена контракта из расчета половины этого скачка. Один из возможных вариантов компромисса — если автомобилисты пойдут на чуть большее увеличение цены, тогда порог чувствительности станет для них меньше». Но если есть четкая формула определения цены, о чем споры? Днем раньше появилась информация, что ФАС России возьмет в разработку также «Северсталь», НЛМК и ММК. Под сурдинку пожаловались на трубопроизводителей и нефтяные компании, так что, вероятно, антимонопольное расследование и для ТМК, ОМК, ЧТПЗ. Пока же, по информации Reuters, на следующей неделе В. Путин планирует встречу с металлургами для обсуждения их ценообразования. Вице-премьер Игорь Сечин начал подготовку к этому разговору с рабочего совещания с металлургами и автопроизводителями.

На металлургов могут пожаловаться машиностроители — вместе и по отдельности, да все отрасли, массово потребляющие металл. Совещаний может быть много. Известно, как называется такой процесс разруливания ситуаций — ручное управление. Известно также, что это управление всегда стратегически неэффективно.

Не лучше ли выработать, наконец, прозрачный, понятный и согласованный сторонами механизм ценообразования? Кстати, для нарушителей есть куда более действенный способ принуждения к исполнению обязательств, чем крики сверху. Вот сказали же производители властям: снимите ввозные таможенные пошлины на тот же китайский металл и мы купим его по приемлемой цене.

Пошлины не снимают. Механизм ценообразования не поясняют. Все надежды — на заседания и совещания.