Цифровой рубль: что это даст бизнесу и потребителю?

| новости | печать

ЦБ анонсировал выпуск цифрового рубля в ближайшие 10 лет. На этот год регулятор назначил пилотный проект по тестированию валюты с участием двенадцати российских банков. Что представляет собой новое платежное средство, каковы его преимущества и как появление ЦР изменит практику финансовых расчетов рассказала «ЭЖ» Юлия Крохина, руководитель практики бюджетного права Московской коллегии адвокатов «Арбат», доктор юридических наук, профессор.

– Предстоящее появление ЦР нередко воспринимается как альтернатива криптовалюте, замена рублевым безналичным расчетам и даже как дополнительный финансовый инструмент. Правильно ли так трактовать цифровой рубль?

– Указание на ЦР как на дополнительный финансовый инструмент является не совсем удачным, в первую очередь потому, что понятие «финансовый инструмент» уже определено российским законодательством (согласно Закону о рынке ценных бумаг под финансовым инструментом понимаются ценные бумаги, а также договоры, предусматривающие уплату денежных средств, совершение операций с ценными бумагами при наступлении определенных событий – производные финансовые инструменты).

ЦР – это законное платежное средство, то есть универсальная ценность, которая принимается на всей территории Российской Федерации для исполнения любых денежных обязательств, что организационно и юридически обеспечивается государством. Следовательно, использование ЦР для исполнения денежного обязательства является надлежащим (правомерным) поведением, следовательно, кредитор не может отказать в таком способе исполнения, если иных договоренностей не достигнуто сторонами обязательства. Кроме того, использование ЦР в качестве средства платежа гарантируется государством путем создания особой инфраструктуры (платформы цифрового рубля), обеспечение бесперебойности и надежности работы которой также является обязанностью государства в лице Банка России. Именно это отличает цифровые валюты национальных банков от криптовалют, являющихся исключительно частно-правовым (договорным) явлением.

На мой взгляд, ключевой особенностью ЦР является способ его учета и обращения как национальной валюты (законного платежного средства). От привычных нам способов учета наличных денег (материальный носитель), безналичных денежных средств (банковские счета), электронных денежных средств («электронные кошельки») цифровой рубль отличается тем, что он будет учитываться централизовано (в платформе ЦР, созданной Банком России, то есть одним лицом, а не сетью кредитных организаций) и функционировать на основе распределенного реестра, а не сети межбанковских отношений.

Следовательно, ЦР – это российская национальная валюта, законное платежное средство на территории Российской Федерации, отличительными характеристиками которого является централизация их учета в информационной системе Банка России и использование технологии распределенного реестра для совершения денежных переводов.

Вместе с тем, нельзя говорить о том, что ЦР выполняет все классические функции денег. Так, согласно Концепции цифрового рубля ЦР не может являться средством накопления, поскольку начисление процентов на остаток ЦР на цифровом кошельке не предусмотрено. Также сложно говорить о скорой реализации ЦР функции мировых денег, поскольку использование цифровых валют национальных банков для трансграничных переводов зависит не только от готовности денежной системы воспринять новый вид национальной валюты, но и от согласованности тех технических условий, что обеспечивают их функционирование.

– Регулятор назвал ЦР валютой Центробанка. С какими мировыми аналогами можно сравнить такой рубль и чем мотивируют выпуск аналогичных средств платежа за рубежом?

– Следует отметить, что возможность использования цифровой валюты центрального банка (CBDC) изучалась зарубежными центральными (национальными) банками начиная с 2014 года. Многие зарубежные страны реализовали пилоты использования CBDC. При этом модель ЦР, представленная Банком России в Концепции, по сути, аналогов не имеет.

Наиболее близкой к нашей концепции CBDC является модель цифрового юаня, предложенная Народным Банком Китая. Обе модели являются гибридными, то есть их функционирование обеспечивается и центральными банками (гарант-оператор системы), и банками (финансовые посредники). Основное преимущество гибридной модели – удобное распределение клиентских рисков, так как именно финансовые посредники берут на себя всю работу с пользователями CBDC. Функция центрального банка состоит в завершении расчетов и учете движения цифровых денег. В отличие от проекта цифрового юаня, использование которого было протестировано на оплате проезда в метро (С2G/ C2P), ЦР в первую очередь будет использоваться для переводов С2С.

Большинство зарубежных стран планирует использовать одноуровневую модель CBDC, функционирование которой обеспечивается только центральным банком, по сути, как обслуживающим банком (из реализованных можно отметить проект цифровой коллекционной валюты Банка Литвы LBCOIN, Sand Dollar (Багамы). Двухуровневая модель, где вся ответственность за функционирование CBDC возложена на банки как посредников, а центральный банк лишь выполняет функцию гаранта стабильности системы, устанавливая правила ее работы, пока не предусмотрена какими-либо проектами и существует только в теории.

Что касается мотивации центральных банков к развитию собственных проектов CBDC, то Банк международных расчетов в своем исследовании, обобщившем опыт тех стран, которые исследуют вопрос CBDC, представил пирамиду потребностей, которыми руководствуются центральные банки при принятии решения о выпуске CBDC. Указанные потребности можно разделить на четыре ключевых блока:

  1. заинтересованность в организации удобных для граждан расчетов в режиме реального времени;
  2. заинтересованность в организации независимой, надежной и бесперебойной системы расчетов, единой для всего государства;
  3. заинтересованность в создании конфиденциального обмена платежной информацией, но обеспечивающего при этом законность переводов;
  4. заинтересованность в организации бесшовной системы трансграничных платежей.

При этом экономическими причинами разработки проектов CBDC являются появление криптовалют, в чем финансовые регуляторы стран усматривают угрозы для стабильности денежной системы, и цифровизация финансовой сферы, заключающаяся в использовании инновационных технологий формирования, обмена и хранения информации.

– В ЦБ считают, что цифровой рубль намного облегчит расчеты. Но по крайней мере сейчас алгоритм не выглядит таким уж простым. Особенно при конвертации безналичных в цифровой рубль…

– Представляется, что упрощение расчетов состоит в том, что учет всех операций с цифровым рублем и остатков ЦР каждого из владельцев будет осуществляться платформой ЦР, единственным держателем которой является Банк России. По сути, это очень похоже на систему казначейских платежей, которая обеспечивает централизацию учета бюджетных средств. Таким образом, функционирование платформы ЦР обеспечивается Банком России, что и облегчает использование ЦР за счет упрощения системы взаимоотношений между плательщиком и получателем. Между ними будет только платформа ЦР, а не система банков, включая банков-посредников.

Предлагаемый в Концепции ЦР механизм их появления похож на формирование остатка электронных денежных средств, без банковского счета нельзя сформировать остатка ЦР. Такой подход оправдан тем, что при открытии и использовании банковского счета клиент проходит идентификацию по правилам ПОД/ФТ в обслуживающем банке. В случае с ЦР идентификацию будут проводить банки-финансовые посредники, обеспечивая тем самым прозрачность операций с ЦР, так как каждый плательщик и получатель будут известен.

– Первой реакцией на идею ЦБ о выходе цифрового рубля была некая удрученность в банковском сообществе. Финансовые организации почувствовали угрозу их бизнесу? Какие аргументы ЦБ могли успокоить участников финрынка?

– Действительно, было много негативных мнений, отражающих сомнения в необходимости такого новшества для России. В рамках платформы ЦР на банки возлагаются функции, не являющиеся их профессиональной специальной деятельностью – например, обеспечение информационного обмена с платформой, ведение претензионной работы, использование сторонних программ и приложений. При этом сама по себе банковская операция – перевод денежных средств, будет происходить на платформе, то есть банки будут лишь создавать условия для совершения перевода, а не предоставлять услуги по переводу денежных средств.

Это меняет образ банков, поскольку их основную функцию перевода берет на себя центральный банк, взамен предлагая осуществлять новую непрофильную деятельность. Ведь многие банки в настоящее время привлекают операторов услуг информационного обмена, используют ресурсы платежных систем для информационного взаимодействия с клиентом.

Ключевым аргументом, привлекающим к участию в проекте ЦР, является сохранение для потребителя доступа к услугам по переводу денежных средств через банки, их мобильные приложения. То есть, гражданин не сможет пользоваться ЦР без банковской инфраструктуры. Это позволяет банкам сохранить свое влияние на потребителей, сопровождая оказание услуг в рамках платформы ЦР предложениями приобрести иные, их собственные услуги (кредиты, страховки и т.п.).

В условиях развития банковских экосистем очень важно сохранить влияние и узнаваемость для потребителя. Кроме того, технологически платформа ЦР функционирует на основе информационных разработок Банка России, что внушает уверенность в надежность функционирования технологий цифрового рубля. Следовательно, банки будут иметь доступ к потребителям, а также будут элементом надежно функционирующего института, что в целом повысит доверие к ним.

– В каких случаях использование цифрового рубля могло бы быть выгоднее обычного наличного или безналичного рубля. Иными словами, в чем его преимущество?

– Если вопрос касается выгоды потребителя финансовых услуг, то можно отметить следующие преимущества ЦР :

  1. в первую очередь, низкие комиссии за перевод. За счет сокращения операционных издержек (все операции на одной платформе) уменьшается стоимость перевода для плательщика и получателя. Поскольку все пользователи ЦР фактически обслуживаются на единой платформе ЦР комиссия не зависит от взаимоотношений банка плательщика с банком получателем. Кроме того, опыт функционирования СБП (сервиса быстрых платежей), также организованного Банком России, показывает привлекательность и лояльность тарифной политики, формируемой Банком России самостоятельно;
  2. поскольку перевод ЦР будут технологически мгновенным, потребители имеют гарантию безусловного завершения расчетов. Следовательно, риск просрочить исполнение обязательства сокращается в разы;
  3. комфорт в доступе к платформе ЦР. Поскольку доступ к ней может быть организован через любой банк-участник платформы, потребитель вправе выбрать любой из них, чьи мобильное приложение и иные услуги наиболее привлекательны для него;
  4. использование технологии распределенного реестра позволит сократить количество мошеннических операций, поскольку данные о каждом получателе будут доступны платформе ЦР. В этой связи даже при реализации риска совершения мошеннической операции всегда можно будут найти виновника и вернуть денежные средства.

Для финансовых организаций выгода от присоединения к платформе ЦР в повышении доверия к ним, в сохранении связи с клиентом, о чем сказано выше.

В свою очередь, для Банка России, как и государства в целом, основная польза внедрения ЦР состоит в том, что на базе государства создается независимая от внешних и внутренних факторов система переводов, способная объединить в единую сеть всех экономических субъектов. В перспективе это огромный ресурс для развития экономических отношений, поскольку денежная система государства, частью которой станет ЦР, является его кровеносной системой.

День
Неделя
Месяц