1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать | 412

Показатели инфляции и профицита счета текущих операций тревожат аналитиков

В частности, так склонны полагать аналитики Альфа Банка. «Мы считаем это негативным сигналом, который указывает на слабость потребительского спроса», - пишут они.

Эксперты полагают, что новая росстатовская цифра расходится с ожиданиями ЦБ. Потенциально она должна играть в пользу более сильного понижения ключевой процентной ставки на заседании 19 июня. «В то же время сильное понижение ключевой процентной ставки может понизить привлекательность локального долгового рынка для иностранных инвесторов, которые не показывают сильного аппетита к размещению облигаций: доля нерезидентов на локальном рынке ОФЗ оставалась на уровне 32% рынка в последние несколько месяцев, тогда как Минфин занял примерно 1,3 трлн руб. в I полугодии 2020 г., по нашим оценкам. В итоге хотя рынок рассчитывает на понижение ключевой ставки на 100 б. п. на заседании 19 июня, мы считаем, что понижение ставки на 75 б. п. выглядит более обоснованным и полагаем, что ЦБ будет выбирать между понижением на 50 б. п. или 75 б. п., а не между 75 б. п. или 100 б. п.», - пишет Альфа Банк.

Заставляет задуматься о состоянии российской экономики и сообщение ЦБ о том, что профицит счета текущих операций составил 5,4 млрд долл. в мае, а профицит торгового баланса - 7,6 млрд долл. (против 3,5 млрд долл. за апрель).

Здесь оценки аналитиков расходятся. Альфа Банк пишет: «Увеличение профицита торгового счета лишь отчасти связано с восстановлением цены на нефть, то есть с фактором, который, возможно, вызвал рост экспортных доходов на 2 млрд долл. м/м. Оставшаяся часть профицита торгового счета проистекает из снижения импорта – по нашим оценкам, после снижения импорта на 20-25% г/г в апреле, этот индикатор снизился на 40% г/г в мае. Более сильное снижение импорта соответствует логике укрепления рубля, которое наблюдается в последние недели, а также соответствует более резкому сокращению потребления электроэнергии в России в мае на 5% г/г против снижения на 3% г/г в апреле».

В Альфа Банке признают, что в целом тот факт, что России удается поддерживать высокий профицит счета текущих операций – хорошая новость, но выражают сожаления по тому поводу, что профицит связан с более сильным снижением импорта в мае в сравнении с апрелем, что является негативным.

Иначе оценивают ситуацию в Райффайзенбанке. Там отмечают, что, по данным ФТС, импорт из стран дальнего зарубежья сократил падение до 12,4% г./г. в мае против 19,4% г./г. в апреле (14,8 млрд долл. в мае, 77,4 млрд долл. за 5 месяцев 2020 г.). «Это фактически означает рост импорта м./м. (с исключением сезонности). По нашим оценкам, он составил 1,5% м./м. в мае после просадки на 12% м./м. в апреле», - пишет Райффайзенбанк.

Среднемесячное значение импорта из стран дальнего зарубежья в 2019 г. составляло 18 млрд долл., тогда как в апреле-мае 2020 г. – в среднем 14,9 млрд долл. «Таким образом, из-за кризисных явлений падение импорта составило ~17%. В целом это гораздо меньше, чем можно было бы предполагать, с учетом беспрецедентных ограничительных мер по борьбе с коронавирусом (в России и за рубежом) и заметного сокращения доходов (в России)», - пишет аналитик банка Станислав Мурашов.

Эксперты выделяют в структуре роста импорта сегмент машин и оборудования (+5,3% м./м.), тогда как прочие позиции (особенно химия и продукты питания) хотя и сократили спад м./м., все же продолжили снижаться. «На наш взгляд, рост инвестиционного импорта, впрочем, не вполне связан со спросом со стороны частного бизнеса. Скорее всего, поддержка исходит во многом со стороны бюджетных расходов по нацпроектам», - полагает С. Мурашов.

Действительно, власти решили практически не сокращать инфраструктурные планы на этот год, несмотря на кризис. Тем не менее, в целом статистика по импорту, считают в Райффайзенбанке, дает сигнал о начале восстановления экономики после острой фазы «коронакризиса», и по мере снятия ограничений рост спроса и импорта будет усиливаться.

По сути же мнения аналитиков не расходятся. В Райффайзенбанке тоже отмечают, что пока результаты по импорту за апрель-май соответствуют падению внутреннего спроса (ВВП минус экспорт) на 8-10% г./г. в реальном выражении во II квартале. «Говоря про структуру этого падения, мы с высокой долей вероятности увидим заметное сокращение конечного потребления (на 10-15% г./г. в реальном выражении за II квfhnfk 2020 г.) и слабо отрицательную динамику инвестиций в основной капитал», - резюмирует С. Мурашов.

UBS ожидает, что профицит счета текущих операций России в 2020 г. составит 10,8 млрд долл. (0,7% ВВП) - значительно меньше, чем 64,6 млрд долл. в 2019 г. (3,8% ВВП). Аналитики UBS пишут, что основываются в своих прогнозах, в частности, на три статьи: экспорт нефти, баланс импорта товаров и услуг.

«Экспорт нефти, который мы определяем, как экспорт нефти, нефтепродуктов и природного газа, составил 55-60% от общего объема экспорта товаров. Мы моделируем экспорт нефти, используя цены на нефть, добычу нефти и показатели добычи природного газа. Используя прогноз цены нефти UBS на уровне 35,25 долл. за баррель в среднем в 2020 г. (и приблизительные данные о добыче, принимая во внимание последствия для ОПЕК +), мы оцениваем, что экспорт нефти сократится с 229 млрд долл. в 2019 г. до 147 млрд долл. в 2020 г. - это падение на 82 млрд долл. или 36%. Падение отражает как более низкие цены, так и более низкие объемы», - пишет UBS.

UBS прогнозирует снижение импорта товаров с 254 млрд долл. в 2019 г. до 209 млрд долл. в 2020 г. По мнению аналитиков финансового холдинга, это в значительной степени отражает спад внутреннего спроса. Сокращение импорта примерно на 20% соизмеримо с сокращением импорта. Снижение импорта на 45 млрд долл. составляет примерно половину потерь от экспорта нефти, отмечают аналитики.
Кроме того, UBS ожидает заметного улучшения дефицита услуг. Дефицит услуг в России во многом зависит от изменения дефицита туристических услуг. «Мы знаем, что в I квартале 2020 г. баланс услуг (-5,5 млрд долл.) в основном соответствовал данным I квартала 2019 г. (-5,9 млрд долл.), в апреле произошли довольно большие изменения: только в апреле 2020 г. дефицит услуг сократился до -0,6 млрд долл.; улучшение на 1,9 млрд долл. по сравнению с апрелем 2019 г. на уровне 2,5 млрд долл. Мы считаем, что это в значительной степени является отражением ограничений мобильности, связанных с пандемией, - так должно быть до конца II квартала 2020 г. Учитывая, что мы ожидаем лишь постепенного ослабления ограничений на поездки за рубеж во второй половине 2020 г., мы считаем, что общий баланс услуг может сократиться до -17 млрд долл. в 2020 г. - с -36 млрд долл. в 2019 г. Это улучшение позволит покрыть еще одну четверть потерь в экспорте нефти», - пишет UBS.

Швейцарцы делают такой вывод: в целом, несмотря на довольно большие потери в экспорте, сокращение импорта товаров и сокращение дефицита услуг могут по-прежнему учитывать небольшой профицит счета текущих операций в России в 2020 г.