1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать

Третейская оговорка не указывает название конкретного третейского суда: какой суд рассмотрит спор?

Между российским АО и мексиканской фирмой заключен договор купли-продажи. Условие о разрешении споров сформулировано в договоре следующим образом: «Все споры по настоящему договору рассматриваются Арбитражным судом (г. Новосибирск)». Когда между сторонами возник спор, оказалось, что при заключении договора мексиканская сторона полагала, что согласован третейский способ разрешения споров, а российская — что достигнута договоренность о передаче спора на рассмотрение в государственный арбитражный суд Новосибирской области.
Какой орган вправе принять спор к рассмотрению: арбитражный суд Новосибирской области или один из третейских судов, действующих на территории Новосибирской области?

В описанной ситуации дело должно рассматриваться государственным арбитражным судом Новосибирской области.

В соответствии с п. 3 ст. 1 и п. 1 ст. 7 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее — Закон о третейском разбирательстве) спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения. Третейское соглашение может быть заключено сторонами в отношении всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением.

Согласно п. 2 ст. 7 Закона о третейском разбирательстве третейское соглашение заключается в письменной форме. Третейское соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Ссылка в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает третейское соглашение частью договора.

Согласно ст. 239 АПК РФ и ст. 42 Закона о третейских разбирательствах суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное решение третейского суда, если одной из сторон третейского разбирательства было доказано, что решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия.

Схожие положения были предусмотрены и действовавшим ранее Федеральным законом от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Как неоднократно отмечали суды при рассмотрении конкретных дел, обязательным условием для разрешения спора третейским судом является наличие явно выраженной воли сторон, направленной на изъятие спора из компетенции государственных судов и его передачу на разрешение в определенный третейский суд (см., например, постановления ФАС Уральского округа от 23.10.2013 по делу № А50-21346/2012, АС Поволжского округа от 02.06.2016 № Ф06-9009/2016 по делу № А57-24877/2015). В арбитражном соглашении должны содержаться сведения о том, какому конкретно арбитражу будет поручено третейское разбирательство.

В рассматриваемом случае стороны явным образом не выразили свою волю на передачу дела в третейский суд. В договоре не указано название конкретного суда, его месторасположение (конкретный адрес).

Согласно информации с сайта арбитражного суда Новосибирской области на территории области действуют 156 третейских судов. В названиях некоторых из них присутствует слово «арбитражный» (например, Коммерческий арбитражный суд Новосибирской области). Между тем ни один из них не обозначен, как «арбитражный суд (г. Новосибирск)». В таком случае каких-либо оснований для передачи дела в третейский суд нет, так как стороны не согласовали компетентный третейский суд.

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (ст. 431 ГК РФ). В описанной ситуации буквальное толкование условий третейского соглашения указывает на то, что стороны имели в виду государственный суд первой инстанции, осуществляющий правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Весьма показательно в рассматриваемом аспекте следующее дело. Исландская компания и российское общество определили в договоре, что все неурегулированные спорные вопросы подлежат рассмотрению в арбитражном суде Торгово-промышленной палаты РФ. В связи с неисполнением российским обществом договорных обязательств исландская компания обратилась в Арбитражный суд Московской области с иском. Суд первой инстанции оставил исковое заявление компании без рассмотрения, исходя из того, что сторонами было достигнуто соглашение о подчинении всех неурегулированных споров арбитражному суду Торгово-промышленной палаты РФ, а не государственному суду. Как определил суд, стороны имели в виду Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ, к компетенции которого отнесено разрешение споров с участием иностранных лиц.

Отменяя определение суда первой инстанции, апелляционный суд исходил из отсутствия доказательств существования третейского суда с наименованием «Арбитражный суд Торгово-промышленной Палаты РФ». При этом он привел следующие аргументы. Согласно информации, размещенной на официальном сайте Центра арбитража и посредничества Торгово-промышленной Палаты РФ, при ТПП РФ действуют ведущие в России и известные в мире третейские суды (арбитражные институты):

  • Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС);

  • Морская арбитражная комиссия (МАК);

  • Третейский суд для разрешения экономических споров;

  • Спортивный арбитраж.

Таким образом, при ТПП РФ действует несколько третейских судов, ни один из которых не имеет названия «Арбитражный суд», как это определено в соглашении сторон. Арбитражная оговорка, содержащаяся в соглашении, не определяет наименование конкретного третейского суда, его местонахождение и не содержит указание на регламент, подлежащий применению. То обстоятельство, что стороны имели в виду именно Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ, опровергается также пояснениями истца, который отрицает указанное обстоятельство.

Кассация согласилась с выводами апелляции (постановление АС Московского округа от 30.09.2014 № Ф05-9600/14 по делу № А41-7315/14).

Стоит также отметить другое дело, в котором суд признал незаключенным третейское соглашение, предусматривающее, что все споры и разногласия, которые могут возникнуть в связи с договором, будут разрешаться по выбору истца по первоначальному иску в третейском суде ad hoc или в постоянно действующем третейском суде на территории Российской Федерации или Украины. Принимая решение, суд исходил из того, что подобная третейская оговорка не определяет наименование конкретного третейского суда (постановление АС Западно-Сибирского округа от 08.10.2015 № Ф04-23803/2015 по делу № А46-5139/2015).