1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 3375

О периоде таможенного постконтроля для товаров, ввезенных до вступления в силу ТК ТС

Каков срок таможенного контроля для товара, выпущенного для внутреннего потребления до вступления в силу Таможенного кодекса Таможенного союза, — год или три? ФТС считает, что три. Насколько правомерна данная позиция? Есть ли судебная практика?

Таможенным кодексом РФ, действовавшим до вступления в силу Таможенного кодекса Таможенного союза, то есть до 1 июля 2010 г., было установлено, что проверка достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств осуществляется таможенными органами в течение одного года со дня утраты товарами статуса находящихся под таможенным контролем (п. 2 ст. 361 ТК РФ). С вступлением в силу ТК ТС срок таможенного контроля после выпуска товаров увеличен с одного года до трех лет (ст. 99 ТК ТС).

В связи с этим и возник вопрос о сроке посттаможенного контроля в переходный период.

ФТС России считает, что, если товары к моменту вступления в силу ТК ТС не утратили статуса находящихся под таможенным контролем, то есть не истек срок проверки, то применяется трехлетний срок постконтроля, установленный ст. 99 ТК ТС.

В качестве аргумента в пользу такого вывода служба ссылается на п. 1 ст. 366 ТК ТС, в соответствии с которым положения ТК ТС применяются к отношениям, регулируемым таможенным законодательством Таможенного союза и возникшим со дня вступления ТК ТС в силу. Значит, отношения в области таможенного дела (включающие отношения, связанные с таможенным оформлением и таможенным контролем), возникшие и завершившиеся до введения в действие ТК ТС, исходя из указанной нормы ТК ТС не регулируются.

С учетом этого в отношении товаров, помещенных под таможенные режимы выпуска для внутреннего потребления, реимпорта, отказа в пользу государства, экспорта по истечении одного года со дня утраты статуса находящихся под таможенным контролем до вступления в силу ТК ТС, нормы ст. 99 ТК ТС, предусматривающие проведение таможенного контроля после выпуска товаров в течение трех лет со дня окончания их нахождения под таможенным контролем, не применяются. Исключение составляют только случаи условного выпуска товаров.

Таким образом, считает служба, в отношении товаров, по которым не истек предусмотренный Таможенным кодексом РФ срок проверки достоверности сведений после выпуска товаров до вступления в силу ТК ТС, применяются положения ст. 370 ТК ТС и в части таможенного контроля — положения ст. 99 ТК ТС.

Свою позицию ФТС России оформила в виде письма от 06.10.2010 № 01-11/48719 «О применении статьи 99 Таможенного кодекса Таможенного союза» и направила его таможенным органам.

По нашему мнению, данная позиция неправомерна, поскольку согласно Конституции РФ (ст. 54) закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Следует предупредить, что свое несогласие с позицией ФТС России необходимо будет отстаивать в суде. А здесь пока единой позиции по данному вопросу нет.

Судебная практика только начала формироваться. На уровне кассаций нам удалось найти всего несколько решений с прямо противоположными выводами.

Так, в постановлениях ФАС Дальневосточного округа от 02.04.2012 № Ф03-1119/2012 и Северо-Западного округа от 07.06.2012 № А56-43685/2011 суды при­шли к выводу, что таможня при осуществлении таможенного контроля правомерно руководствовалась нормами ст. 99 ТК ТС. В качестве обоснования они указывают то, что что с 1 июля 2010 г. действует ТК ТС, п. 2 ст. 366 которого устанавливает, что по отношениям, регулируемым таможенным законодательством таможенного союза, возникшим до вступления в силу этого кодекса, ТК ТС применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут со дня его вступления в силу, с учетом положений, предусмотренных ст. 367—372 ТК ТС.

Согласно п. 1 ст. 370 ТК ТС товары, находящиеся на таможенной территории Таможенного союза и помещенные до вступления в силу данного Кодекса, в том числе под таможенные режимы выпуска для внутреннего потребления, реимпорта и отказа в пользу государства в Российской Федерации, со дня вступления в силу ТК ТС считаются помещенными соответственно под таможенные процедуры выпуска для внутреннего потребления, реимпорта и отказа в пользу государства. В отношении этих товаров применяются положения ТК ТС и (или) иных актов таможенного законодательства Таможенного союза.

В соответствии со ст. 99 ТК ТС таможенные органы проводят таможенный контроль после выпуска товаров в течение трех лет со дня окончания нахождения товаров под таможенным контролем.

С учетом этого суды пришли к выводу, что, поскольку в отношении спорного товара годичный срок осуществления таможенного контроля после выпуска товаров истекал после вступления в силу ТК ТС, указанный срок на основании ст. 99 увеличивается до трех лет.

А вот ФАС Северо-Кавказкого округа в постановлении от 27.06.2012 по делу № А32-13198/2011 пришел к противоположному решению. Рассматривая спор между предпринимателем и таможней, он поддержал предпринимателя. Суд обратил внимание, что в соответствии с п. 1 и 2 ст. 361 ТК РФ после выпуска товаров и (или) транспортных средств таможенные органы вправе осуществлять проверку достоверности заявленных при таможенном оформлении сведений в порядке, предусмотренном главой 35 ТК РФ. Проверка достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств может проводиться таможенными органами в течение одного года со дня утраты товарами статуса находящихся под таможенным контролем.

Указанный годичный срок является пресекательным, обеспечивающим стабильность внешнеторгового оборота и определенность таможенных правоотношений.

Из анализа этих норм права следует, что по истечении годичного срока неправомерно не только проведение мероприятий таможенного контроля, но и применение к лицу, в отношении которого эти мероприятия проводятся, каких-либо принудительных мер, в том числе по взысканию таможенных платежей.

Довод таможни о том, что необходимо руководствоваться положениями ст. 99 ТК ТС, по мнению суда, основан на ошибочном толковании положений ст. 361 ТК РФ и п. 2 ст. 366 ТК ТС.

В качестве дополнительного аргумента суд привел правовую позицию КС РФ, содержащуюся в Определении от 03.07.2007 № 747-О-О. Согласно ей по смыслу Конституции РФ общим для всех отраслей права правилом является принцип, исходя из которого закон, ухудшающий положение граждан (соответственно и объединений, созданных для реализации конституционных прав и свобод граждан), обратной силы не имеет.

До ВАС РФ споры по данному вопросу еще не дошли.

позиция профессионального юриста

Александр Косов, руководитель группы практики таможенного права и внешнеторгового регулирования компании «Пепеляев Групп», к.ю.н.

Мы считаем данную позицию ФТС России неправомерной, поскольку исходя из правил применения таможенного законодательства во времени положения ст. 99 ТК ТС, устанавливающие трехгодичный срок постконтроля (что ухудшает положение участников ВЭД), не могут распространяться на товары, утратившие статус находящихся под таможенным контролем до вступления в силу ТК ТС.

Несправедливость распространения на товары, ввезенные до 1 июля 2010 г., положений ТК ТС, установивших более длительный срок по проведению таможенными органами проверок после выпуска товаров, можно ярко проиллюстрировать примером: в этом случае в отношении товаров, выпущенных 30 июня 2009 г., применялся бы годичный срок постконтроля, а в отношении товаров, ввезенных тем же или другим импортером, но выпущенных через день, а именно 1 июля 2010 г., — трехгодичный срок постконтроля. При таком подходе разница в выпуске товаров в один день дает разницу в два года в праве таможенного органа «кошмарить» декларанта.

С юридической точки зрения следует отметить, что срок на проведение проверки таможенными органами после выпуска товаров является пресекательным. Это ограничение является нормой материального права, направлено на обеспечение стабильности гражданского оборота и определенности таможенных правоотношений.

Право таможенного органа на проведение постконтроля, ограниченное соответствующим сроком давности, и корреспондирующие ему обязанности декларанта по предоставлению документов и сведений, доступу к базам данных и т.д. возникают не в момент, когда таможенный инспектор пришел с проверкой к декларанту, а в момент выпуска товаров. Соответственно принятие таможенным органом решения о проведении проверки будет лишь реализацией права, которое у него возникло с даты выпуска товаров, но в ходе проверки все процедурные действия (оформление запросов, осмотр помещений, оформление результатов проверки и т.д.) должны быть совершены им уже в соответствии с ТК ТС. Таким образом, в силу п. 1 ст. 366 ТК ТС его положения не могут применяться к указанным правам и обязанностям, связанным с проведением постконтроля, которые возникли до его вступления в силу. Положения п. 1 ст. 370 ТК ТС, направленные на приведение в соответствие таможенной терминологии, не устанавливают какого-либо изъятия из приведенного выше правила.

Как неоднократно указывал Конституционный суд РФ, целью установления сроков давности является как обеспечение эффективности реализации публичных функций, так и сохранение необходимой стабильности соответствующих правовых отношений; в основе установления сроков давности лежит положение о том, что никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный или слишком длительный срок; наличие сроков, в течение которых для лица во взаимоотношениях с государством могут наступать неблагоприятные последствия, представляет собой необходимое условие применения этих последствий (постановления от 20.07.99 № 12-П, от 27.04.2001 № 7-П, от 24.06.2009 № 11-П, от 20.07.2011 № 20-П и Определение от 03.11.2006 № 445-О).

Трактовка переходных положений ТК ТС как допускающих возможность осуществлять новые проверочные мероприятия в отношении товаров, задекларированных в период действия ТК РФ и выпущенных для внутреннего потребления более года назад, означает придание правоприменителем обратной силы закону, ведущее к ухудшению положения проверяемого лица. Неправомерность подобного подхода неоднократно подчеркивалась Конституционным судом РФ. Так, в постановлении от 21.01.2010 № 1-П указывается на недопустимость придания обратной силы нормативному регулированию посредством толкования, ухудшающего положение лица в его отношениях с государством. Это обусловлено требованием формальной определенности правовой нормы, которое предполагает, что участники соответствующих правоотношений должны иметь возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, а также приобретенных прав и обязанностей. В названном постановлении КС РФ прямо говорится о недопустимости придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении, — иное означало бы нарушение общих принципов правового регулирования и правоприменения, вытекающих из ст. 19 (ч. 1 и 2), 46, 54 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ.

Данная правовая позиция Конституционного суда РФ в полной мере применима к возможности проведения таможенного контроля после выпуска товаров. Осуществляя ввоз товаров, лицо оценивает возникающие у него в связи с этим обязательства, а также возможные негативные последствия исходя из того объема контрольных, фискальных и правоохранительных полномочий органов государственной власти, который определен законодательством, действующим на дату ввоза и выпуска товаров. По истечении установленного на момент ввоза периода постконтроля и с учетом отсутствия к этому времени каких-либо претензий со стороны таможенных органов импортер вправе более не опасаться проведения контрольных мероприятий, могущих привести к довзысканию таможенных платежей, привлечению организации к административной ответственности и уголовному преследованию ее сотрудников.

Следует отметить, что к аналогичным выводам пришли судебные органы Северо-Кавказского округа по делу № А32-13198/2011, правда основываясь на других решениях КС РФ (Определение от 03.07.2007 № 747-О-О и постановление от 24.10.96 № 17-П).