1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1799

Нефтегазовые доходы: копить или тратить

Мимо кризиса

Скоординированные действия ведущей «двадцатки» в 2009 году позволили переломить кризисную ситуацию. Оживление экономики и рост объёмов промышленного производства в преодолевающих кризис странах, сопровождаются, в частности, усилением государственного участия и контроля в финансовой сфере и качественными структурными изменениями.

Одним из показателей позитивных посткризисных процессов является растущий спрос на энергоресурсы, увеличивающий прежде всего стоимость нефти и газа. С конца 2008 года цена сырой нефти марки «Urals» - основной статьи российского экспорта - удвоилась и продолжает расти. Это и явилось ведущей движущей силой выхода из кризиса российской экономики. Однако приток нефтегазовых долларов и укрепляющийся рубль в очередной раз опасно блокируют актуальность модернизации российской экономики и институциональных перемен.

По мнению министра финансов Алексея Кудрина, нынешний курс рубля «должен быть объективным, равновесным, связанным с притоком валюты в страну», нельзя допускать его дополнительного укрепления и значительного использования нефтегазовых доходов. Следовательно, продолжится «администрирование» валютного курса, вдохновляющее лишь инсайдеров и биржевых игроков. Понятно, при таком раскладе российской промышленности не светит участие в этом «празднике жизни».

В разгар мирового кризиса, обрушившего российскую экономику сильнее, чем в других более развитых, странах правительство объясняло свою политику стремлением не допустить развала национальной финансовой системы и выработанными на международном уровне решениями. Показательно, что возникшей ситуацией в мировой экономике многие страны успешно воспользовались для ускоренных и реальных инновационных и прочих качественных изменений в промышленности, инфраструктуре, корпоративном управлении, даже в «бизнес-этике» и т.д.

Россия же нашла свой, как всегда, «ассиметричный» ответ, традиционно предпочтя реальному движению вперёд звучные формулировки, заумные термины и очередные судьбоносные решения: модернизация, инновации, инноград – город будущего и т.д. (другие ультрамодные названия – «чистая вода» из фильтров Петрика, энергосберегающие люминесцентные и светодиодные лампы и прочие – не упоминаем и не комментируем).

Сбережения без развития

Аналитический центр ЭЖ выяснил: по состоянию на апрель 2010 года менее четверти читателей еженедельника поддержали действия российского правительства по выходу из кризиса. А ведь в 2009 году и даже в начале текущего года число россиян, одобрявших антикризисную политику руководства, было значительно больше. Причём речь идёт не только о необходимости активного стимулирования роста промышленности и развития инфраструктуры. Своего рода «секрет полишинеля» заключается в том, что, чем дальше во времени мы уходим от «дна кризиса», тем актуальнее потребность в решительных, энергичных действиях по реальному реформированию экономики, а не в словесном оптимизме. Очевидное объяснение кроется в ответе на вопрос: способствует ли проводимая финансовая политика выполнению задач модернизации российской экономики? Отрицательно ответили более трёх четвертей респондентов. Ещё больше читателей убеждены, что России нужна программа технологической модернизации, предусматривающая возможность использования части нефтегазовых доходов, гласный контроль их расходования и персональную ответственность за полученные результаты.Лишь 10% участников опроса, подобно российскому Минфину и Центробанку, придерживаются позиции «кубышки под матрасом».

По мнению 75% опрошенных, у страны, национальная валюта которой в основном зависит от мировых цен на энергоресурсы, нет шансов стать высокоразвитой. Очевидная привязка курса рубля к объёму поступающей в страну валюты и поддержание низкого уровня инфляции не только провоцируют риски стагнации и удушения отечественного производства, но и опасно закрепляют дальнейшую зависимость российской экономики от мировых цен на сырьё. Неужели падение ВВП в 2009 году на 7,9% и перспективы экономического развития в этом году – без преувеличения, «неприлично» связанные с мировой конъюнктурой на энергоресурсы и ставящие под сомнение право России находиться в группе БРИК – не заставляют задуматься?

Мировой опыт учит: инфляция не опасна и подконтрольна (управляема), если вкладывать деньги в передовые технологии, реально развивать национальное производство и внутреннее потребление. Так или иначе, это подтверждает и китайский вариант антикризисных мер – не обваливших юань, не выплеснувших за рубеж валюту из банков и со счетов компаний-экспортёров, а жёстко и своевременно переориентировавших целевыми инвесткредитами национальное производство на внутренний рынок – при всех нынешних и будущих проблемах китайской экономики (развивающийся организм!).

У политики сбережения без развития нет будущего. Речь может идти только о скорости и сроках «проедания» резервов. Ещё не поздно вскрыть «кубышку» и целенаправленно, контролируемо вложить часть средств в развитие отечественного предпринимательства – в частности, закупая по разумным (ещё не восстановившимся после кризиса) ценам конкурентные (в сравнении с отечественными) зарубежные технологии и производства. А пока валюта, принадлежащая России и размещённая в иностранных банках, работает на другие экономики.

Всё это резко контрастирует с недавним необходимым, но почти авральным закидыванием «уполномоченных» банков десятками и сотнями миллиардов рублей без должного контроля, строгой отчётности и персональной ответственности, с последовавшим валютным ажиотажем и массированным вывозом капиталов за границу.

Действительно, по данным Центробанка РФ, чистый отток частного капитала из России в 2009 году составил 52,4 млрд долларов против 129,9 млрд долларов годом ранее. Тогда банковский сектор страны вывел за рубеж за год 57,5 млрд долларов. На прочие сектора экономики пришлось 72,5 млрд долларов, причём если в первом квартале 2008 года отток составил 23,1 млрд долларов, то в четвёртом – период массированных денежных инъекций в российскую финансовую систему – 130,5 млрд долларов. Данные, что называется, говорят сами за себя.

Позиция граждан ясна и не совпадает с финансовой политикой властей. Вопрос прозрачного (контролируемого), обоснованного и эффективного использования нефтегазовых доходов остаётся открытым…