1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1516

Параллельный импорт: ничья, равная поражению

Запретив таможне в 2009 г. конфисковывать «фирменные» товары, ввозимые импортерами без разрешения владельца товарного знака, ВАС РФ заставил правообладателей разбираться один на один с импортерами. Успех сопутствовал то одним, то другим. Но победителя можно выявить уже сейчас. Итак, есть ли будущее у параллельного импорта в России?

Как все начиналось

В 2008 г. на параллельный импорт была объявлена охота. Таможня на границе конфисковывала не только контрафакт, но и любые оригинальные товары, ввозимые без разрешения владельцев прав на товарные знаки, нанесенные на товар (на основании ст. 14.10 «Незаконное использование товарного знака» КоАП РФ).

В это же время ВАС РФ совместно с ВС РФ подготовил проект постановления, разъясняющего применение ч. 4 ГК РФ. В пункте 63 этого проекта утверждалось, что ввоз оригинального фирменного товара без разрешения владельца товарного знака является нарушением, даже если товар приобретен за границей непосредственно у правообладателя. Исключение составил ввоз таких товаров для личных целей.

22 января 2009 г. при обсуждении данного пункта разгорелась дискуссия. Против запрета параллельного импорта выступили представители ФАС России и Госдумы. По их мнению, такой запрет нарушает как права потребителей, так и частных импортеров. Ряд судей ВАС РФ предлагали исключить из постановления все положения о параллельном импорте (что в конечном итоге и случилось). Председатель суда поспешил закрыть заседание, заявив, что ВАС РФ продолжит обсуждение в ближайшее время при рассмотрении конкретного дела.

И вот грянуло известное дело о конфискации ввезенного Porsche Cayenne. Президиум ВАС РФ в постановлении от 03.02.2009 № А40-928/08-145-128 решил, что по ст. 14.10 КоАП РФ следует наказание за ввоз только контрафактного товара. Таковым признается товар, на котором фирменный знак размещен незаконно. Оригинальный товар, законно приобретенный за границей, конфискации не подлежит.

После такого решения судебная практика стала единообразной. Суды отказывали таможне в привлечении импортеров к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ (постановления ФАС Северо-Западного округа от 22.07.2009 по делу № А21-9374/2008, Московского округа от 02.11.2009 № КА-А40/11422-09, Уральского округа от 22.10.2009 № Ф09-8184/09-С1).

Участники ВЭД вскоре поняли, что, встав на их сторону, ВАС РФ полностью проблему параллельного импорта не решил, а лишь разъяснил, что меры административной ответственности (штраф и конфискация) применяются только в отношении контрафактной (поддельной) продукции. Для борьбы с иными нарушениями прав на товарный знак существует комплекс мер гражданско-правовой ответственности.

Справка

Правообладатель может потребовать возмещения убытков или выплаты компенсации в размере от 10 000 до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака (п. 4 ст. 1515 ГК РФ).

Параллельный импорт так и не был легализован. Просто импортерам теперь надо бояться не административных штрафов и конфискации, а судебных исков от правообладателей. Иными словами, если ввозится фирменный товар без разрешения правообладателя, таможня не вправе предъявить какие-либо претензии. Но однажды в дверь может постучать правообладатель и потребовать возмещения убытков (в размере взимаемой им платы со своих официальных представителей).

И иностранные производители принялись «стучаться» к российским импортерам.

Первый визит

Пионером стал японский производитель автозапчастей Kayaba. Узнав, что одна из организаций ввозит амортизаторы марки Kayaba без разрешения, японская фирма подала иск с требованием взыскать компенсацию за подобный ввоз, изъять и уничтожить амортизаторы, задержанные на таможне. Японцы потребовали запретить нарушителю ввозить новые товары, маркированные знаками Kayaba, предлагать их к продаже (в том числе в Интернете), продавать или хранить с этой целью. Решением Арбитражного суда г. Москвы от 26.06.2009 по делу № А40-2250/09-51-27 и постановлением Девятого апелляционного суда от 28.09.2009 № 09АП-14602/2009-ГК было отказано в удовлетворении требований.

Основное предназначение товарного знака, по мнению судов, обеспечение потенциальному потребителю возможности отличить товары одного производителя от аналогичных товаров другого.

Содержание исключительного права на товарный знак составляет возможность правообладателя использовать его любыми, не противоречащими закону способами, примерный перечень которых предусмотрен в п. 2 ст. 1484 ГК РФ: путем размещения товарного знака на товарах, в том числе этикетках, упаковках товаров, которые поизводятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся в Россию и т.п.

Суды сделали вывод, что под незаконным использованием товарного знака понимаются действия по незаконному размещению (воспроизведению) товарного знака на товарах, которые ввозятся в РФ. По мнению арбитров, такой вывод соответствует и понятию контрафактных товаров, приведенному в п. 1 ст. 1515 ГК РФ. Это товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное до степени смешения обозначение.

Спорные амортизаторы были оригинальными. И суды решили, что ввоз оригинальных товаров, произведенных, маркированных охраняемым в РФ товарным знаком и введенных в гражданский оборот самим правообладателем (или с его согласия), законно и возмездно приобретенных на вторичном рынке за границей, а также предложение данных товаров к продаже на интернет-сайте не являются нарушениями исключительного права на товарные знаки.

Итак, суды заняли сторону параллельных импортеров. Казалось бы, прецедент создан. Но не тут-то было.

Подобные решения суда достаточно спорны. Они фактически меняют законодательно установленные принципы исчерпания прав на товарный знак. В теории таких принципов два. Международный принцип означает, что, продав товар, правообладатель теряет право указывать новым собственникам, как им распоряжаться в дальнейшем: перевозить в другую страну, продавать и т.д.

Национальный (территориальный) принцип гласит: даже если товар уже несколько раз перепродавался за границей, ввезти его в страну можно только с разрешения владельца товарного знака.

Еще в 2002 г. были приняты поправки в ст. 22 Закона о товарных знаках (действовал до принятия ч. 4 ГК РФ), которыми международный принцип исчерпания прав на товарный знак был заменен на национальный.

Этот принцип закреплен и в действующем законодательстве. Согласно ст. 1487 ГК РФ не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, введенных в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия.

Почему суды приняли такое решение?

Дело в ошибочной позиции истца: он требовал изъять и уничтожить амортизаторы, тем самым косвенно заявлял об их контрафактности (ведь согласно п. 2 ст. 1515 ГК РФ изъять и уничтожить можно только контрафактный товар). Однако в отличие от Закона о товарных знаках в п. 1 ст. 1515 ГК РФ к контрафактным отнесены только те товары, этикетки, упаковки товаров, на которых товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение размещены незаконно (то есть подделки). Это и подвело истца. И все-таки на чужих ошибках кто-то учится.

Работа над ошибками

За дело взялась немецкая компания UVEX. Этот правообладатель также обратился в суд с иском к российскому импортеру, который ввозил его товар без согласия на использование товарного знака. UVEX требовал запретить ответчику совершать любые действия по введению в гражданский оборот маркированных товарным знаком UVEX товаров, в том числе осуществлять их ввоз, хранение для целей продажи, предложение к продаже, продажу, а также взыскать компенсацию за нарушение исключительных прав на товарный знак в сумме 100 000 руб. И ни намека на изъятие товара, уничтожение и его контрафактность.

Требования правообладателя ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 12.02.2010 по делу № А56-20519/2009 полностью удовлетворил.

По мнению суда (в отличие от мнения перечисленных московских судов), п. 2 ст. 1484 ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня способов осуществления исключительного права на товарный знак и знак обслуживания для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых эти знаки зарегистрированы. В то же время перечень позволяет достаточно полно определить круг действий по использованию товарного знака, совершение которых другими лицами без разрешения правообладателя означает нарушение исключительного права последнего и влечет установленную законом ответственность.

Характерной особенностью правового режима использования товарного знака является почти полное отсутствие ограничений исключительного права правообладателя. Единственным таким ограничением, предусмотренным законодательством, является указание об исчерпании исключительного права (ст. 1487 ГК РФ), в соответствии с которым не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия. Суд специально оговорился, что эта норма означает, что РФ придерживается национального, а не международного исчерпания прав на объекты интеллектуальной собственности.

Российский импортер не оспаривал, что ввез оригинальный товар без разрешения правообладателя и, разместив в рекламном журнале информацию о наличии у него экипировки фирмы UVEX, предлагал эту продукцию к продаже.

Суд посчитал эти действия импортера незаконными.

Импортер выдвинул аргументы в свою защиту. Во-первых, он указал суду на то, что по другому решению суда его освободили от ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ. Но суд ответил, что отсутствие события административного правонарушения не влияет на возможность привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности.

Импортер доказывал, что международное законодательство не предусматривает ограничений при ввозе продукции на территорию России. Однако этот довод суд счел несостоятельным и не нашел оснований для применения норм международного права, что правообладатель путем подачи иска злоупотребил своим правом. Суд разъяснил, что понятие «злоупотребление правом» раскрывается в ст. 10 ГК РФ. Это осуществление прав с исключительным «намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах», в том числе злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Применение этого понятия должно иметь под собой вескую доказательственную базу (п. 5 совместного постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В случаях когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Суд констатировал, что в рассматриваемом случае ни о каком злоупотреблении правом не может быть и речи.

Скорее всего именно по такому пути и начнет развиваться судебная практика. Для иного необходимы законодательные изменения — национальный принцип исчерпания прав на товарный знак заменить международным. Без этого любые попытки трактовать отдельные статьи ГК РФ в пользу независимых импортеров будут безуспешными.

Когда дело UVEX рассматривалось в апелляционной инстанции, множество правообладателей бросились в суды с исками к независимым импортерам. Ближайшие месяцы покажут, есть ли будущее у параллельного импорта в России.

Чем закончился спор Kayaba

Российский импортер заключил с японским производителем автозапчастей дилерский договор, отказавшись от дальнейших судебных разбирательств. И это, как помните, при условии, что апелляционное решение было в пользу независимого импортера. Но в бизнесе важна не сиюминутная победа, а предвидение дальнейших проблем. Этот импортер, вероятно, оказался прозорливым.