1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Terra incognitа России

Благополучие современной экономики напрямую зависит от состояния потребительского рынка. Если в США объемы продаж начинают падать, то это первый симптом замедления экономического роста. В последнее время и в России наблюдается резкое возрастание значимости потребительского рынка, все больше влияющего на ситуацию в народном хозяйстве. Однако парадокс состоит в том, что его параметры не определены.

Согласно официальным оценкам потребительский рынок сегодня составляет примерно 22% от ВВП. При этом конечное потребление домашних хозяйств, по данным Роскомстата, в России — 49%, в Великобритании — 63, в США — 72% от ВВП.

Если же говорить о том, насколько реальны официальные цифры, то, как считает председатель Комитета по потребительскому рынку ТТП РФ Александр Борисов, эти данные неполные. В конце 2004 года компания ФБК провела собственное исследование данного вопроса. В итоге получился такой любопытный расклад: в 2003 году объем потребительского рынка статорганом оценивался в 200 млрд, а по показателям ФБК — 350 млрд. Разница в 150 млрд дол. по российским меркам значительная.

Эти сведения в целом подтверждают и другие независимые источники. Получается парадоксальная ситуация: если исходить из объема ВВП России, то тогда примерно шестая часть валового национального продукта нигде не учитывается. И это тревожит, так как и государство и бизнес, по сути дела, живут в «королевстве кривых зеркал», когда при выработке своей стратегии развития они оперируют неверной информацией.

Откуда возникает такое серьезное расхождение в цифрах? Связано это с двумя причинами. Первая заключается в том, что значительная часть экономики страны остается в «тени». Если в целом по промышленности размер «серого» сектора определяется 17%, то на потребительском рынке эта величина достигает 62%.

Вторая причина — в слабости и неумении российских статистиков работать с новым сектором экономики, большую часть которого и составляет потребительский рынок. Так, до 90% предприятий малого и среднего бизнеса оцениваются лишь на основе мониторингов. В 2005 году Роскомстатом было запланировано проведение обследования области индивидуальных предпринимателей. Но из-за нехватки средств отменилось. И только на 2008 год намечено проведение экономической переписи. Если это случится, то лишь тогда, быть может, мы получим более реальные контуры нашего потребительского рынка.

Судя по всему, в Роскомстате понимают недостоверность имеющейся у них статистики, и они делают так называемый досчет. Но, как замечает Александр Борисов, последний не превышает 14—16%. Таким образом, большая разница между данными все равно сохраняется.

О том, насколько официальная статистика расходится с фактическими данными, наглядно свидетельствует пример Москвы. В столице благодаря принятым сегодня мерам, пожалуй, лучше, чем где-либо, налажены учет и контроль за работой потребительского рынка.

Но, как признает заместитель руководителя Департамента потребительского рынка правительства Москвы Светлана Королева, хотя сделано для учета много, навести порядок в этой сфере полностью еще не удалось. Сегодня в Москве работает большое число предприятий, зарегистрированных в Подмосковье и еще дальше. И потому всю отчетность они сдают, если вообще сдают, по месту прописки. Иными словами, это своеобразные офшоры. Такие предприятия пользуются для своего бизнеса развитой столичной инфраструктурой, но средства на ее поддержание не вносят.

Кстати, в столице при 7% населения страны розничный торговый оборот равен примерно 30% общенационального и 40% оптового. Факт достаточно тревожный, означающий, что в других регионах развитие потребительского рынка сильно отстает. Такой перекос ни к чему хорошему не приведет.

Сегодня на федеральном уровне, по словам С. Королевой, вопросами развития потребительского рынка никто не занимается. Формально эту сферу поручено опекать Минэкономразвития, но никакой серьезной методической работы министерство не проводит, исповедуя принцип, что рынок должен отрегулировать все происходящие на нем процессы, что и происходит, но во многом совсем не так, как это надо государству и обществу.

То, что мы весьма приблизительно представляем объемы потребительского рынка и происходящие внутри него процессы, наносит большой урон экономике, затрудняет стратегическое планирование в масштабах всего государства. То, какой ущерб такая ситуация причиняет многим экономическим секторам, наглядно демонстрирует пример отечественной обувной промышленности. Сегодня 12% потребительского рынка приходится на одежду и обувь. Ежегодный спрос россиян составляет примерно 220 млн пар, из которых 40 млн производятся в РФ, еще столько же — официальный импорт. Все остальное — контрабанда преимущественно из Китая. При этом считается положительным то, что ежегодно объем продаж на российском рынке обуви растет. Но что происходит реально? На деле рост продаж увеличивается за счет низкокачественной китайской продукции. Она дешевая, но ее износ в 2 раза выше, чем аналогичной, но от другого производителя. И потребители вынуждены ходить в магазин или на рынок соответственно в 2 раза чаще.

Подобная ситуация ведет к тому, что наша обувная промышленность давно пребывает в глубоком кризисе. А ведь можно ее воскресить, если проводить разумную политику, в первую очередь резко сократив контрабанду. У нас успешно развивается та часть обувной индустрии, которая производит литую обувь. Причина на поверхности — ее невыгодно ввозить из Китая. Если сделать так, чтобы и другие виды обуви было бы нецелесообразно привозить оттуда, то, возможно, мы могли бы переломить ситуацию во всей отрасли.

Однозначно, что, находясь под контролем государства, наш потребительский рынок мог бы стать мощным стимулом развития экономики. Ведь речь идет о гигантских цифрах. Согласно официальным данным, на конец мая 2005 года на руках у населения скопилось 800 млрд рублей, еще 2,2 трлн — это вклады в банках. Данные суммы дают представление о объемах неотоваренного и отложенного спроса, и за эти средства могут и должны побороться отечественная промышленность и сфера услуг. Тем более что согласно исследованию Комитета по потребительскому рынку ТПП РФ, несмотря на внешнее изобилие товаров, современный потребительский спрос удовлетворяется лишь на 75%.

Не меньше, если не больше страдают от такого положения наши города. Ведь, не зная реальных масштабов потребительского рынка, им весьма затруднительно планировать свое развитие. Представитель Союза российских городов Елена Надеина говорит, что если нет точных данных о том, каков реальный объем потребительского рынка, если отсутствуют достоверные прогнозы того, как он будет развиваться, то трудно рассчитать, сколько нужно построить новых торговых площадей, сколько создать промышленных зон, какие налоговые поступления получит местная казна. Конечно, городские власти ищут разрешения этой проблемы, но их усилия не могут заменить отсутствие единой государственной политики в этом секторе экономики.

По мнению Елены Надеиной, она актуальна и надо срочно искать пути выхода из нее, потому как сегодня города заинтересованы в стратегическом планировании, а в ее основе заключены основные прогнозы развития потребительских рынков.

В России должна быть налажена система изучения и мониторинга потребительского рынка со стороны как государственных структур, так и частных. На Западе такие исследования проводятся каждые 1—2 года, потому что хорошо понимают их значимость для развития экономики. Мы же пока предпринимаем лишь спорадические усилия. А между тем ни речи политиков, ни сводки Роскомстата не являются доминирующими в оценке россиянами положения дел в стране. Именно потребительский рынок для них есть та жизненно важная составляющая, с помощью которой можно удовлетворить свои запросы.