1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 758

Как-то не до эйфории

Место фондового рынка (ФР) в экономике определяется прежде всего теми инвестициями, которые он позволяет привлекать для экономической деятельности. Тем самым выполняется важнейшая — перераспределительная — функция ФР. Капитализация российского ФР в последние годы сильно выросла, достигнув 0,6 трлн дол., составляя более 60% от ВВП. Неплохой показатель.

Вместе с тем следует учитывать многочисленные проблемы российского ФР. Значимость инвестиций с ФР определяется не только и не столько их долей в общих инвестициях, сколько их долей в ВВП. А она крайне мала. По имеющимся расчетам, для динамичного развития доля валового накопления основного капитала должна составлять 25% ВВП. На данный момент в России — 18%. Более того, в последнее время мы наблюдаем падение темпов роста объемов инвестиций в основной капитал. За январь 2006-го — 1,5%. Речь идет о системном инвестиционном голоде. За последние годы показатели более благоприятны — 10—12%, однако их недостаточно для 7% роста ВВП (в Китае инвестиции в основной капитал составляют 20% в год, что дает рост ВВП в 10%).

ФР России сегодня — это место, где в первую очередь происходят слияния, поглощения, перераспределение и переоценка собственности, а не формирование инвестиций. Так, деньги, которые российские компании получают через IPO (в 2005 г. — 4,5 млрд дол.), идут не на инвестиции, а в подавляющем большинстве выплачиваются акционерам или тратятся на приобретение новых объектов.

Так, деньги, которые российские компании получают через IPO (в 2005 г. — 4,5 млрд дол.), идут не на инвестиции, а в подавляющем большинстве выплачиваются акционерам или тратятся на приобретение новых объектов.


Рост ФР обусловлен прежде всего внешними, а не внутренними причинами. Цены на акции растут не благодаря повышению качества управления и эффективности производства, росту прибылей и крупным дивидендам, а из-за высоких мировых цен на сырьевые товары, а также рекордного притока средств в развивающиеся страны. В 2005 г. он составил 20,3 млрд дол., в первые два месяца текущего года — 18 млрд, обновлены исторические максимумы индексов не только России, но и других стран БРИК. За первые 1,5 месяца 2006 г. индийский индекс вырос на 6,4%, бразильский — на 12,1, китайский — на 10,9, США — лишь на 0,7%. И доля в этих деньгах так называемых горячих денег конечно же очень велика. При этом не кажется случайным, что рост цен на акции в начале года у нас совпал с инфляционным скачком, причиной которого многие считают не только либеральную финансовую и бюджетную политику и избыточную ликвидность, а именно отсутствие экономической активности, в том числе инвестиционной. Поэтому рост цен на акции имеет определенную инфляционную составляющую, а именно избыток ликвидности и дефицит активов.

Все это определяет глобальную неустойчивость ФР РФ. Нельзя разделить существующую эйфорию по поводу ФР России, в частности прогноз, что его капитализация через 7—8 лет может достичь 5—6 трлн дол., то есть вырасти в 10 раз по сравнению с сегодняшним уровнем. Основные причины этого, очевидно, кроются не в механизме ФР, а в самой экономике, в том числе в нарастающей неконкурентоспособности продукции с высокой степенью переработки, высоком уровне монополизации экономики, а сейчас еще и расширении государственно-монополистического сектора: за 2,5 года доля государства в капитализации России увеличилась в 1,5 раза.

В условиях нефтедолларового дождя замедлилось осуществление всех реформ в стране: административной, налоговой. Например, у нас сохраняется неадекватно тяжелое для развивающейся страны налоговое бремя — от 32 до 36% от ВВП. Для сравнения: Великобритания — 34%, Япония — 28%, Мексика — 18%, Южная Корея — 17%. Ситуация осложняется также и тем, что оно распределено крайне нерационально. Частные монополии и государственно-монополистические корпорации, имеющие доступ к бесплатным природным или финансовым ресурсам, формально платят налоги, как и остальные предприятия, однако имеют неизмеримо большие возможности для оптимизации налогообложения.

Имеющиеся ставки налогов слабо помогают предпринимательству: 13% НДФЛ создает привилегии для работника, а не для работодателя; 24% налог на прибыль служит основанием для отказа от включения в себестоимость важных для бизнеса затрат. Важнейший же для бизнеса ЕСН не снижается под предлогом, что это приведет к уменьшению налоговых поступлений в бюджет. Наше Правительство привыкло к тому, что снижение налогов обязательно должно сопровождаться увеличением поступлений от них в абсолютном выражении и что у них есть только одна функция — фискальная, стимулирующей же нет.

Для развития российского ФР предлагаются различные меры, традиционно ориентированные на ужесточение контроля, защиту прав инвесторов, борьбу с инсайдерской информацией, централизацию управления и т.п. Отнюдь не отрицая необходимости, что они должны быть сбалансированными и разумными. В то же время существующие требования ФСФР к инвесткомпаниям предусматривают подготовку огромного количества документов даже по второстепенным вопросам.

Например, для выдачи клиенту выписки по депозитарным счетам ФСФР в каждом случае требует бумажный документ — соответствующее поручение клиента, которое должно быть принято под расписку сотрудником компании, занесено в журнал принятых поручений, исполнено в учетной системе, а также записано в журнале отправленных отчетов и выписок.

В направлении централизации управления ФР предлагается создание центрального депозитария и централизованного клиринга. Меры, которые усиливают монополизацию экономики, нужно проводить очень осторожно.

Необходимость создания централизованного клиринга объясняется борьбой за сохранность ценных бумаг. Очевидно, что для укрепления позиций российских фондовых бирж система хранения, учета, перерегистрации прав собственности на ценные бумаги, а также система расчетов должна быть максимально надежной. Непонятно только, зачем для создания надежного депозитария необходимо предоставлять ему, по мнению Олега Вьюгина, уникальные права на открытие счетов номинального держания в реестрах, уничтожая тем самым другие депозитарии. Монополизация этого вида деятельности вряд ли будет способствовать росту его конкурентоспособности. Это также ударит по конкурентоспособности компаний, которые занимаются такой деятельностью, в чем также вряд ли заинтересована наша страна, пытающаяся вступить в ВТО.

Много сегодня говорится и о создании мегарегулятора — органа, который будет регулировать весь финансовый рынок. Однако на практике речь идет лишь об объединении ФСФР и страхового надзора. ЦБ продолжает курировать банковский сектор, который, как известно, доминирует на финансовом рынке. В этих условиях объединение ФСФР и страхнадзора вряд ли даст какой-либо кумулятивный эффект.

Более того, объединение этих структур приведет к временной дестабилизации их деятельности. Ведь сегодня в органах госуправления наиболее дефицитными являются руководители среднего звена, и создание крупного органа приведет к усилению дефицита. Эту проблему пытаются компенсировать за счет количества сотрудников. Однако уже сейчас чиновников в РФ вдвое больше, чем было во всем СССР.