1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1210

Для развития саморегулирования не хватает доверия между властью и бизнесом

Британские предприниматели вступают в СРО и следуют их стандартам добровольно. Но для этого понадобилось несколько столетий.

В Британии не меньше 400 отраслевых общественных организаций, которые выполняют регулирующие функции и служат площадкой для коммуникаций между участниками рынков. Это и гигантские, такие как Financial Services Authority (FSA) — Управление по финансовому регулированию и надзору, которое будучи саморегулируемым объединением выступает в качестве центрального органа надзора за рынком финансовых услуг страны: регулирует банковский сектор, страхование и инвестиции, и небольшие организации, которые устанавливают стандарты и контролируют их исполнение на рынке производства каких-то определенных товаров.

В большинстве случаев исполнение этих стандартов добровольное. Есть, конечно, исключения, такие как FSA, чьи стандарты поставщики финансовых услуг должны исполнять по закону. Но, как правило, компании входят в британские отраслевые объединения добровольно и добровольно обещают, что будут соответствовать их стандартам. Организации же должны проверять то, насколько они придерживаются своих обещаний. Саморегулирование охватило практически все отрасли и рынки в Британии, потому что бизнесмены сами поняли, что вести себя в бизнесе хорошо в их же интересах: ведь по статистике если клиент доволен, то он говорит об этом в среднем двум своим знакомым, если не доволен — девяти.

Конечно, у нас тоже не все идеально, потому что есть некий конфликт интересов в том, что регулирующие организации создаются теми же компаниями, которых они будут регулировать. В результате СРО могут получиться несколько беззубыми. Обвинения в беззубости, в частности, сейчас раздаются в адрес FSA, которая фактически пропустила кризис. Когда бывший руководитель одного из банков возглавляет FSA, то возникает предположение, что к работе его бывшего банка претензий, скорее всего, не будет. Поэтому сейчас раздаются требования об ужесточении работы FSA: в условиях кризиса эта организация явно не срабатывает.

Особенностью Великобритании является то, что у нас все общественные институты очень древние. Могу привести в пример, как ни странно, свою школу, которую окончил не только я, но и мой отец. Она называется Merchants tailors («Купцы-портные»), потому что была учреждена в 1561 г. Гильдией купцов-портных для образования детей членов гильдии. Сама Гильдия купцов-портных была создана задолго до школы — в 1327 г.!

В Лондоне, особенно в Сити, довольно много гильдий, учрежденных в Средние века с целью объединения и создания каких-то стандартов: ювелиров, производителей виски и проч. Они снимают определенную долю бремени с государства. Еще в Средние века их члены сами себя регулировали: чтобы оставаться в списках гильдий, надо было соблюдать правила. Исключение из гильдии очень плохо отражалось на бизнесе: изгои теряли и защиту, и право заниматься профессией.

Система саморегулирования в Британии создавалась в течение столетий. У России нет времени создавать ее столь медленными темпами. Но зато есть возможность посмотреть на наилучшие практики и взять их на вооружение. Единственное, что для этого нужно, — сдвиг в психологии как самих бизнесменов, так и в мозгах власти. Потому что сейчас в России не хватает доверия между властью и бизнесом. Опыт 90-х гг. заставляет власть опасаться, что если отпустить поводок, то этот период, когда бизнес вел себя как мощный, но крайне неразумный ребенок, опять вернется.