1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1106

Раздели тайну до голой правды

В России до сих пор много пробелов в налоговом и банковском законодательстве. Нередко некоторые нормативно-правовые акты находятся в конфликте между собой, часто законы противоречат Гражданскому кодексу. А различные неясности встречаются в российском законодательстве едва ли не на каждом шагу. Вот свежий пример того, как подобное положение дел влияет на деятельность банков и их клиентов. На этот раз жертвой недостатков нормативно-правового обеспечения стала банковская тайна.

Суть ситуации такова: в начале 2005 года межрайонная инспекция ФНС № 9 по Вологодской области запросила у Севергазбанка копии лицевых счетов и документов, подтверждающих достоверность отражения операций по счетам четырех контрагентов проверяемого налогоплательщика — ООО «Древплит».

Практика, когда налоговые и правоохранительные органы обращаются в банки с запросами по поводу операций проверяемой организации, является обычной. Но в данном случае возникла загвоздка. Дело в том, что согласно ст. 857 Гражданского кодекса банк гарантирует тайну банковского счета и вклада, операций по счету и сведений о клиенте.

Кроме того, в ст. 87 Налогового кодекса прописано, что налоговики имеют право требовать у банков лишь документы, касающиеся деятельности проверяемого налогоплательщика, но никак не его контрагентов и клиентов.

Сославшись на эти нормативные документы, банк отказал в требовании налоговой.

Однако после обращения налоговиков в судебные инстанции ситуация повернулась не в пользу банка. Арбитражный суд Вологодской области в августе минувшего года выступил на стороне инспекции, а-ФАС Северо-Западного-округа в декабре утвердил это решение.

По словам банкиров, с подобной ситуацией они раньше не сталкивались. Она создает довольно опасный для бизнеса и банковского сообщества прецедент.

Ранее в подобных случаях суды все же предпочитали защищать интересы кредитных организаций и их клиентов.

Судебные же власти и налоговики ссылаются на то, что право запрашивать у банков документы, касающиеся деятельности различных организаций, не ограничено законодательством. Поскольку ст. 87 НК РФ, где говорится о праве требовать документы, носит крайне расплывчатый характер. Там сказано, что налоговый орган может запрашивать «иные любые сведения». Фактически эту фразу можно трактовать как угодно.

В данном случае в споре хозяйствующих субъектов и государства в лице налоговиков суд встал на сторону последних, что вполне в духе событий последнего времени.

Но встречаются и обратные случаи, что совсем не устраивает налоговиков. Не случайно они начали открыто предлагать налогоплательщикам договариваться с банками, чтобы те не чинили препятствий налоговым органам в получении полного спектра информации.

Какая же аргументация приводится при этом?

Главный специалист Управления налогообложения прибыли (дохода) ФНС России Юлия Лыкова, выступая в декабре на конференции, посвященной мнимым сделкам, объяснила, что «документы, которые налоговики получают от банков, дают им дополнительную возможность посчитать налогоплательщика добросовестным». Интересно, однако, что совет, полезный по своей сути, был дан совершенно в другом контексте — дескать, в этом случае будет меньше проблем с возмещением экспортного НДС.

В итоге приходится сделать грустный, хотя и неоднозначный, как вся наша действительность, вывод. Похоже, что пословица «Закон что дышло, куда поверни, туда и вышло» вновь подтверждается жизнью. Под влиянием интересов бюджета, разумеется.

Получается странная вещь. Чтобы соответствовать в глазах налогового инспектора призрачному (а точнее, неопределенному законом) критерию добросовестного налогоплательщика, ему предлагают отказаться от права на банковскую тайну, которое как раз законом-то и прописано. А банковская тайна отнюдь не последняя вещь в нормальной экономике.