1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 986

Трансфертный компромисс

Минфин России и Минэкономразвития России согласовали новую концепцию закона о поправках в Налоговый кодекс РФ о трансфертном ценообразовании. Ключевые положения документа: расширяется список взаимозависимых лиц, устанавливаются исчерпывающий перечень контролируемых сделок и методы контроля цен, вводится институт предварительных ценовых соглашений с налоговой инспекцией.

К числу контролируемых сделок разработчики концепции предлагают относить все внутрироссийские операции между одними и теми же взаимозависимыми лицами в течение года, сумма доходов и расходов по которым превысит 1 млрд руб.

Без ограничения суммы к контролируемым будут относиться сделки (также между взаимозависимыми лицами), предметом которых признается объект обложения НДПИ. Аналогичный подход применят и к сделкам, одной из сторон которых является плательщик ЕНВД, единого сельхозналога или резидент особой экономической зоны, предусматривающей льготы по налогу на прибыль.

Что касается внешнеторговых контрактов, для них признак взаимозависимости не устанавливается. Под контроль попадут торговля услугами (работами), имущественными правами, интеллектуальной собственностью и биржевыми товарами – нефтью и нефтепродуктами, черными, цветными, драгоценными металлами и драгоценными камнями. Перечень товарных групп утвердит Минэкономразвития России. Еще одна категория контролируемых сделок из числа внешнеторговых – офшорные сделки. Ограничений по сумме для трансграничных операций также не предусмотрено.

В налоговую инспекцию нужно будет представлять информацию о совершенных контролируемых сделках. Нижний предел в первый год действия закона – 100 млн руб. (для суммы сделок с одними и теми же взаимозависимыми лицами). Эта величина соответствует оборотам «крупного» среднего бизнеса. В последующие годы планка будет снижаться. То есть в перспективе налоговый контроль будет охватывать все большее число компаний вплоть до малых фирм.

По мнению статс-секретаря – зам­­­министра финансов РФ Сергея Шаталова, закон, базирующийся на новой концепции, стоит принять уже к осени.

 

Концептуальные недоработки

У законопроекта о трансфертном ценообразовании нелегкая судьба. Первоначальный вариант, инициированный Минфином России, несколько лет пролежал в Госдуме и в конце концов был отозван. Затем один за другим возникали новые варианты закона, которые не доходили до парламента. Летом прошлого года в правительство были представлены сразу два проекта: один от Минфина, другой – от Минэкономразвития. Минфин, в частности, предлагал контролировать все сделки на сумму свыше 100 млн руб. между взаимозависимыми лицами внутри страны. Минэкономразвития ограничивало сферу контроля сделками с нерезидентами. Оба проекта правительство отклонило, предложив ведомствам найти компромисс.

Бизнесу импонировал вариант Минэкономразвития России. Главная претензия концептуального характера, которую Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) предъявлял финансовому ведомству, – стремление распространить контроль трансфертных цен на внутрироссийские операции. Бизнесмены, конечно, ссылались на мировую практику и доказывали, что контроль трансфертного ценообразования необходим исключительно при трансграничных операциях. Цели такого контроля – не допустить масштабных потерь госбюджета из-за низких трансфертных цен в международных операциях и облагать доход в месте его возникновения. Причем законы, регулирующие ценообразование, не носят явно выраженного фискального характера, не говоря уже о борьбе с криминалом, которая должна проходить в совершенно иной плоскости. В качестве примера они приводили казахстанский закон «О трансфертном ценообразовании», затрагивающий в основном сырьевые и офшорные внешнеторговые сделки и позволяющий жестко контролировать отечественных и иностранных недропользователей.

У бизнеса были и другие претензии к проекту Минфина России, которые также озвучивал РСПП. Так, бремя доказывания, что цена сделки соответствует рыночной, финансовое ведомство предлагало возложить на налогоплательщика (сейчас это обязанность налоговиков). В законопроекте отсутствовала симметричная корректировка налоговых обязательств одной из сторон сделки при начислении налогов другой стороне (это обязательно в международной практике). И конечно, низкий порог подконтрольных сделок (100 млн руб.). В РСПП также сочли, что закон направлен против холдингов.

На самом деле в мировой практике при желании можно найти доказательства чего угодно. А трансфертное ценообразование внутри некоторых стран не отслеживается и не контролируется местными налоговиками часто из-за того, что в этих странах серьезная конкуренция между производителями и поставщиками товаров и услуг. И нет, например, 11 вертикально интегрированных нефтяных компаний, которые поделили между собой не только все месторождения страны, но и рынки сбыта. Поэтому мы видим, как падение цен на нефть в России не приводит, как в странах, где действительно нет налоговых ограничений на внутреннее трансфертное ценообразование, к адекватному падению цен на бензин на заправках.

 

Счет в пользу бизнеса

Но кризис заставил учесть многие пожелания, озвученные РСПП, в новой концепции закона о трансфертном ценообразовании. Например, в вопросе, должен ли налогоплательщик доказывать соответствие цены сделки рыночной цене (кстати, в большинстве стран именно так и происходит). Как подчеркивается в тексте документа, «пока налоговыми органами не доказано обратное, предполагается, что примененная в сделке цена соответствует рыночным ценам».

Согласились авторы концепции и с необходимостью симметричной корректировки налоговых обязательств. Она будет возможна после того, как сторона, которой доначислен налог, уплатит его в бюджет (речь, естественно, идет только о внутрироссийских сделках).

Кстати, именно РСПП предлагал ограничить подконтрольные сделки между взаимозависимыми лицами внутри России 1 млрд руб.

Из концепции следует, что сделки, сторонами которых являются участники одной и той же консолидированной группы налогоплательщиков (читайте – холдинга), не будут признаваться контролируемыми. Причем проект федерального закона о консолидированных группах налогоплательщиков Минфин России предлагает рассматривать одновременно с законом о трансфертных ценах.

По словам С. Шаталова, с введением института консолидированного налогоплательщика оборот внутри группы будет рассматриваться как внутризаводской и не попадет в налоговую отчетность. Другими словами, налогоплательщики смогут суммировать прибыли и убытки внутри группы, а контроль ценообразования в подобной ситуации теряет смысл.

В чем не уступил Минфин России, так это в желании контролировать внутрироссийские сделки.

 

Плюсы и минусы

В качестве положительного момента новой концепции представители бизнеса отмечают поэтапное введение закона о трансфертном ценообразовании. В Налоговый кодекс сначала будет внесен определенный минимум изменений. И только по мере их апробирования будет происходить дальнейшее совершенствование налоговых норм о трансфертных ценах. По версии РСПП на этом плюсы заканчиваются.

Теперь о минусах. Теоретически закон о трансфертном ценообразовании ориентирован на крупный и «крупный» средний бизнес (20% компаний, обеспечивающих 80% налоговых поступлений). Но есть опасность тотального контроля, поскольку в сферу применения нового закона попадают плательщики ЕСХН, ЕНВД, резиденты ОЭЗ и в целом средний и малый бизнес (при снижении в перспективе стомиллионной планки, о которой говорилось выше).

Налоговые специалисты считают, что у компаний существенно возрастут трудозатраты, связанные с подготовкой информации и отчетности для налоговой инспекции. Возможно, придется содержать специальных сотрудников, которые будут отвечать за трансфертное ценообразование. Не располагает достаточным количеством квалифицированных специалистов в этой области и налоговая служба, в чем ранее признавался глава Федеральной налоговой службы Михаил Мокрецов.

Контроль трансфертного ценообразования – одно из самых сложных направлений налогового администрирования. В результате практического применения закона может возрасти риск пересмотра цен и доначисления налогов и увеличиться число налоговых споров.

Скорее всего перечисленные проблемы уже не помешают принятию нового закона в самое ближайшее время. Ведь уступки бизнесу сделаны и межведомственный компромисс достигнут.