1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

«БЕЛОЧКА» СКАЧЕТ ПО СТРАНЕ

Население России спивается с такой скоростью, что происходящее больше напоминает массовое самоубийство. Недавние повальные отравления россиян суррогатными спиртными напитками — лишь верхушка «пьяного» айсберга.

 

После введение в действие с июля текущего года Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС) по стране прокатилась волна массовых отравлений суррогатными спиртосодержащими жидкостями.

— Производители технических жидкостей стали все чаще заменять этиловый спирт более ядовитыми метиловым и изопропиловым. Отравления — признак того, что сработал наш закон: этиловый спирт стало сложнее «уводить налево, — прокомментировал эту ситуацию заместитель председателя комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному и арбитражному законодательству Петр Щелищ.

В результате во флаконе стеклоочистителя с той же этикеткой, что и год назад, оказалась смертельно ядовитая жидкость.

— Сами больные жалуются: «рецептура изменилась, а нас не предупредили», — говорит зампредседателя комитета Государственной Думы по охране здоровья Николай Герасименко.

Запах у метилового и изопропилового спиртов такой же, как у этилового. Вот и стали привычные к суррогатам соотечественники переселяться на больничные койки и кладбища.

СМИ забили тревогу. Кто—то сказал, что происходящее — «диверсия против малых городов России». Заговорили о неудачной подготовке введения госмонополии на производство и оборот спирта и спиртосодержащих напитков. Общество заволновалось.

В результате скандала на прошлой неделе три замминистра получили по выговору за несвоевременную подготовку нормативных актов, приведшую к неполадкам в работе ЕГАИС, послужившим причиной дефицита легального спиртного. Виновными были объявлены замминистра финансов С. Шаталов, замминистра сельского хозяйства И. Руденя и замминистра МРЭТ А.Шаронов.

Напомним, что плохая техническая подготовка при введении ЕГАИС (отсутствие внятных стандартов, неудачное программное обеспечение) и проблемы с заменой старых акцизных марок на новые, привели к тому, что в текущем году импортеры и значительная часть легальных производителей алкоголя были вынуждены резко снизить поставки и производство алкогольной продукции, в результате чего полки магазинов опустели.

К тому же, если старые акцизные марки клеили на горлышко бутылки, так что при откупоривании они повреждались, то нынешние лепят на бок, что создает возможность многократного использования одной и той же тары. По словам представителя департамента потребительского рынка г. Москвы, после введения закона № 102 «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», в столице заметно увеличилось количество пунктов приема стеклотары. Теперь, даже покупая «легальную» марку, потребитель не может быть уверен в качестве продукта.

А вышло как всегда: хотели бороться с контрафактной продукцией, а вместо этого создали беспорядок в легальном секторе рынка. Формально введение ЕГАИС запланировано с 1 февраля 2007 г., однако участники рынка не сомневаются, что и это окажется технически неосуществимо и станет причиной нового коллапса на рынке легального алкоголя. Между тем внедрение ЕГАИС на заводах бессмысленно без отлаженного контроля за розничной продажей, через которую реализуются суррогаты.

 

«Пьяная» статистика

 

В последние недели все СМИ цитируют одни и те же цифры: более 40 тыс. погибающих от употребления алкоголя ежегодно, уровень потребления — около 18 л. чистого алкоголя на душу населения в год. По оценкам ВОЗ, уровень потребления выше 8 л. на душу населения ведет к разрушению генофонда и вырождению нации — причем это относится к легальному алкоголю, в то время как у нас половина выпитого вообще не является пищевой продукцией. Из экономии народ пьет средства для очистки ковров и мытья ванн, антисептики и «гаражную» водку из древесного спирта.

По словам Николая Герасименко, реальная цифра смертей, причиной которых является выпивка, гораздо выше и составляет около 550 — 700 тыс. ежегодно. Сюда входят смерти от цирроза печени, 2/3 которых вызвано систематическим употреблением алкоголя, и от прочих заболеваний, вызванных алкоголизмом. Таким образом, «алкогольная» смертность составляет примерно треть от всех смертей в стране.

Президент сказал, что следует понижать смертность и повышать рождаемость, но каково будет качество этих детей? У нас треть детей рождается в маргинализированных семьях! — заявил он на прошедшем в ТПП России заседании, посвященном кризису на рынке алкоголя, — такие дети повторяют жизненный путь родителей.

По словам председателя подкомитета ТПП России по предпринимательству в области производства и оборота этилового спирта, вице-президента Национального союза участников алкогольного рынка (СУАР) Петра Каныгина, около 5% рынка крепких спиртных напитков «держат» аптечные настойки, и еще 10% (!) — непищевые (технические) спиртосодержащие жидкости, которые покупают 8% потребителей. Именно эти 8% потребителей-мутантов, способных пить жидкости для очистки стекол, попадают сейчас на больничные койки и в морги в результате отравлений.

 

Поможет ли Стабфонд генофонду?

 

Ситуация запущена. Больше 8 л. у нас пьют на протяжении последнего полувека: с конца 50-хх годов до 1985 г. уровень потребления чистого алкоголя стабильно выходил на отметку в 10,5 л. на душу населения в год. После антиалкогольной кампании 1985—1987 годов, «уронившей» уровень потребления ниже 4 л., количество выпитого снова стало расти. Нынешние алкоголики в большой массе — дети алкоголиков, а также родители будущих алкоголиков. Как спасти людей, регулярно пьющих стеклоочиститель и «гаражные» водки, никто не знает.

На заседании в ТПП России Петр Каныгин высказал мнение, что в массовых отравлениях последних месяцев виновато обнищание населения, чувство безысходности и отсутствие на рынке «дешевой, но качественной водки», после чего предложил начать продажу «государственной социальной водки».

В свою очередь, Петр Щелищ был категорически не согласен с предложением продавать «социальную водку»: «Это значило бы признать этих потребителей этого продукта не имеющими жизненной перспективы. Следует бороться с пьянством, стимулируя потребление более слабых напитков», — сказал он, предложив вернуться к тем нормам, которые законодатели пытались ввести еще в 1994 году:

— Полная госмонополия на производство и оборот этилового спирта пищевого,

—уравнять акцизы на все спирты,

— совокупный объем производимого и ввозимого алкоголя должен быть зафиксирован и не повышаться.

Представители профессионального сообщества возражали против госмонополии на производство, считая куда более осмысленным введение госмонополии на продажу спиртных напитков (по аналогии с дореволюционными временами).

Неоднократно звучал призыв немедленно собрать экстренное правительственное совещание по вопросам выхода из сложившейся на рынке алкоголя ситуации.

Но что может решить одно экстренное заседание, если корни проблемы кроются не столько в ЕГАИС, сколько в культуре пития в России, бессмысленной и беспощадной? Речь не о том, что водка «паленая», речь о том, что безопасной водки не бывает в принципе. Это особо опасный товар, наркотик, чей оборот требует и крайне жесткого контроля со стороны государства, и пресловутой «социальной ответственности» от участников рынка.

Следует признать, что тех, кто травится техническими жидкостями, сейчас уже не спасешь. В первую очередь надо спасать подростков, пьющих пиво, считая его «прикольным молодежным напитком, и превращаются в «пивных алкоголиков»: ужесточить наказание за продажу спиртного несовершеннолетним, задействовать социальную рекламу о вереде пьянства. Тогда лет через 12, когда произойдет смена поколений, ситуация может улучшиться.

И средства для мытья ванн станут использовать по назначению.