1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Мой друг покинул Магадан. Снимите шляпу…

250 млрд руб. составят прямые потери ВВП в 2007 году от убыли населения

Сибирь и Дальний Восток, занимая 4/5 территории всей нашей страны, всегда имели стратегическое значение для развития России. Сегодня эти регионы вызывают особую тревогу.

Осваивать запасы нашей природной кладовой с каждым годом становится все сложнее. Причина в дефиците населения. И дело не только и не столько в том, что здесь, как и в большинстве российских регионов, смертность превышает рождаемость. Бежит наш народ оттуда.

По оценкам экспертов, за последние 10 лет с территории Сибири и Дальнего Востока в центральный район выехало 20—25% населения этих мест. Причем обозначившийся отток возник впервые за все время освоения российского востока, начиная с царских времен. И тогда, и в советские времена создавались привлекательные условия, и люди переселялись туда из западных регионов страны. Сегодня в Сибири, например, уровень жизни отстает в 1,8 раза от уровня Центрального округа.

Остановить отток может создание равных условий жизни в европейской и азиатской частях России. А это возможно только через развитие экономической и социальной инфраструктуры на востоке. Причем, считает Евгений Примаков, глава ТПП России, решение не может быть эффективным без системного, комплексного подхода.

Выступая на заседании «Меркурий-клуба», посвященном жизненно важным проблемам народонаселения и социально-хозяйственного освоения Восточной Сибири и Дальнего Востока, он напомнил, что уже приняты многочисленные программы, но они либо не выполняются, либо не охватывают одновременно весь комплекс мероприятий по разрешению кризиса народонаселения, по развитию этих регионов.

Так, для создания особых условий инвестирования в экономику и социальную сферу этих территорий нужно отдать предпочтение проектам, финансируемым из Инвестиционного фонда, увеличить на востоке число особых экономических зон. Продумать, как без инфляционного всплеска выделить на развитие часть Стабилизационного фонда.

Особая налоговая и таможенная политика должна предусматривать определенные льготы и привилегии по частнопредпринимательским вложениям в обрабатывающую промышленность, аграрный сектор, транспортную инфраструктуру, здравоохранение, образование, жилищное строительство.

Ставка на то, что в нынешних условиях эти регионы будут притягательны для иммигрантов из стран СНГ, небольшая. Репатрианты предпочитают селиться в южных и центральных районах России. Доля Дальнего Востока, например, в миграционном приросте России из бывших союзных республик составила 1,3%, а пограничных районов — Приморский и Хабаровский края, Еврейская автономная область, Амурская область — всего 1%.

Развитие же восточных районов может быть осуществлено за счет привлечения рабочей силы из соседних государств, главным образом Китая.

Однако привлечение внешних мигрантов должно быть строго дозированным и контролируемым. В США, в частности, жестко придерживаются политики, которая позволяет направлять поток иммигрантов в те отрасли и производства, которые нуждаются в специалистах и в неквалифицированной рабочей силе.

Но ставку надо делать не только на миграцию, но и на сотрудничество с соседними государствами. Главное его направление — создание и развитие различных производств на российской территории. Большую перспективу может иметь, например, заинтересованность России и Китая в создании сети электростанций на российском Дальнем Востоке. Они должны будут снабжать электроэнергией и Китай, и наш регион.

Перспективны и сельскохозяйственные проекты. Понятно, что нам выгоднее получать необходимую продукцию не из Китая, а с предприятий на нашей территории, даже применяющих китайскую рабочую силу.

Нельзя упускать из виду и геополитические соображения. В прилегающих трех провинциях Китая проживает 100 млн человек при аналогичной численности населения российского Дальнего Востока в 5 млн. Если продолжится отток населения, то образуется вакуум, а пустоты всегда заполняются.