1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Рынок близорук. Но государство тоже

Государство опосредованно ограничивает рыночную деятельность своей экономической политикой
Рынок близорук. Но государство тоже

Живой интерес читателей вызвала развернутая на страницах нашей газеты дискуссия о роли государства в развитии экономики. Мы продолжаем публиковать мнения известных экспертов на эту тему. На вопросы «ЭЖ» отвечает академик РАН, директор Института проблем рынка РАН Николай Петраков (на фото).

 

Где-то избыток, где-то недостаток

 

Уважаемый Николай Яковлевич, считаете ли вы сложившийся ныне в России уровень влияния государства на экономику достаточным? Положительно ли это влияние?

 

— Среди российских либеральных экономистов популярен тезис о том, что «государство должно уйти из экономики». Но мало кто задумывается, что это означает. Как государство может «уйти из экономики»? Государство воздействует на нее не только посредством госсобственности или с помощью государственных менеджеров, но и более мощными по воздействию рыночными методами, такими, например, как денежно-кредитная или бюджетная политика.

Последнее время основным принципом бюджетной политики у нас является профицит бюджета. В этом году по фактическому его исполнению профицит ожидается 2,3 трлн руб. Это означает, что государство отнимает у предприятий и населения денежные средства в виде налогов, которые само по тем или иным причинам использовать не может или не хочет.

Если бы эти деньги передавались на социальные и государственные нужды: на охрану правопорядка, армию, детские и медицинские учреждения… было бы понятно, для чего их изымают. Но при таком профиците налоги воспринимаются как грабеж. И для чего накапливается такой профицит? Для того чтобы, когда цены на энергоресурсы будут падать, Кудрин взял эти деньги и напечатал рубли? Это и будет та самая инфляция, под лозунгом борьбы с которой все это делается. Выходит, что инфляцию нам еще откладывают на будущее.

Если же строить дороги и другие объекты инфраструктуры, которые нам необходимы и которые, как правило, с трудом развиваются только на частной основе, это будет означать создание новых рабочих мест, рост доходов людей, в этом занятых, а также рост производства товаров и услуг. Если производство этих товаров и услуг будет рентабельным, то оно в конечном итоге приведет к росту ВВП. А когда государство ничего этого не развивает, не вкладывает в производственную инфраструктуру в виде дорог, судов, правоохранительных органов, в регулирование банковской системы, способной прокредитовать предпринимательские нужды, и пр., да еще и отнимает у бизнесмена деньги, которые он мог бы направить на инвестиции...??? Это означает, что оно, по сути дела, жесточайшим образом ограничивает рыночную деятельность и свободу предпринимательства, т. е. вмешивается в экономику с отрицательным результатом.

В том же направлении оказывает влияние на предпринимателя и политика валютного курса рубля, проводимая государством. Курс 27 руб. за доллар абсолютно придуманный, он сильно отстает от паритета покупательной способности. Если для подсчета ППС взять достаточно широкий набор товаров и услуг, то мы придем к тому, что он должен быть приблизительно 14 руб. за доллар.

За границей ни в одном обменном пункте вам не поменяют рубли по курсу 27 руб. за доллар. Ошибочная курсовая политика сильно влияет на экономическое развитие страны. Мы перестаем быть конкурентоспособными не только на внешних рынках, но и на своем собственном внутреннем. Разве это не является вмешательством государства в развитие экономики? Хотя с рублем мы могли бы выйти на мировые валютные рынки, как это было в 20-е годы с червонцем. Если государство не планирует объем производства угля и стали, это еще не означает, что оно не вторгается в экономику.

Ведь валютный курс рубля формируется не на свободном рынке. Центробанк настолько доминирует, что может установить курс хоть 10 руб. за доллар США. Курс на бирже складывается за 3—5 минут после начала торгов.

В результате ошибочной экономической политики за последние 10—12 лет диспропорции на российском рынке достигли такого уровня, что, например, цены на жилье не сопоставимы со средним уровнем зарплаты. Под лозунгом борьбы с инфляцией сдерживается платежеспособный спрос. Абсолютное большинство работающих не имеют шансов заработать на квартиру, даже используя ипотеку.

Государство взяло курс на выравнивание цен на энергоносители с мировым уровнем без учета уровня зарплаты в нашей стране. Если уровень доходов низок, то низок и уровень платежеспособного спроса, следовательно, и цены должны быть маленькими. А у нас цены на бензин в 4—5 раз выше, чем платежеспособный спрос. Но государство, которое регулирует нефтяные и прочие монополии, этого не учитывает.

Таким образом, нельзя однозначно сказать, достаточно ли у нас государства в экономике: где-то его более чем достаточно, а где-то его не хватает. Приведенные примеры демонстрируют явное насилие над рыночными отношениями, несмотря на то что наши «рыночники» провозглашают полный уход из экономики. При этом, кстати, административные барьеры ничуть не сокращаются. Насколько я знаю, для начала строительства надо собрать 143 согласования.

Существует точка зрения, что государство должно вмешиваться только в процессы в социальной сфере, а экономика должна быть предоставлена в «невидимые руки». На страницах нашей газеты такое мнение высказывал Владимир Мау. Согласны ли вы с этим?

 

— Я считаю, что это немного странный подход. Мы уже говорили, что государство своим вмешательством зачастую не дает окрепнуть частной инициативе, особенно в сфере малого предпринимательства, в первую очередь из-за того, что не обеспечивает до сих пор макроэкономическую стабильность. А инвестиции в науку, культуру, здравоохранение, образование не дают быстрой отдачи. В то же время отставание в этой сфере стратегически ведет к упадку. Если человек недостаточно образован, это рано или поздно отразится на его производительности труда. Предприниматель стремится выбрать наиболее образованных и развитых сотрудников. Такими их может сделать только школа. Здоровыми их может сделать социальная система здравоохранения. А сколько сейчас зарабатывает учитель в школе? При этом он платит такие же налоги, как и миллионер. Это значит, что налоги неправильно распределяются.

Наше государство постоянно критикуют за то, что доходы так называемых бюджетников сильно отстают от сферы бизнеса. Почему? Из-за того, что они не приносят мгновенной прибыли? Наука, например, тоже не дает мгновенной прибыли. А между тем абсолютно все, что нас окружает, когда-то было предметом науки.

Что означает самоокупаемость науки? Окупаемыми могут быть только самые финальные прикладные исследования. В науке есть многоступенчатость, прикладная наука не будет развиваться без фундаментальной. А как можно перевести фундаментальную науку на самоокупаемость? Ученый-естественник делает значительное открытие, которое часто меняет ход научно-технического прогресса, возможно, один раз в жизни. Но всю остальную жизнь, и до и после открытия, он должен быть обеспечен, для того чтобы заниматься научным трудом. Это не то же самое, когда менеджер, к примеру, переориентирует производство с одного вида обуви на другой и за счет более модной продукции получает повышенную прибыль.

Рынок — это замечательный механизм, но наши «рыночники» не понимают его сути. Рынок — это прежде всего получение прибыли за счет востребованной потребителем деятельности предпринимателя. Но этим путем невозможно решить всех проблем экономики. Условно говоря, рынок близорук сам по себе. Посмотрим на историю. Промышленная революция произошла в основном за счет паровых машин, вплоть до XIX века промышленность функционировала на угле. Угледобыча была очень прибыльна. В XX веке уголь был вытеснен жидким топливом. Двигатели, энергетика до сих пор держатся в основном на нефти. Ее добыча невероятно прибыльна. Но рано или поздно человечество изобретет еще какой-нибудь вид топлива. И чем тогда будут заниматься однобоко ориентированные на нефтедобычу страны? Они впадут в нищету. Этот технический переворот обязательно произойдет.

 

Промышленная политика

 

Как вы считаете, какая промышленная политика нужна России и нужна ли? Точнее говоря, я имею в виду отраслевую политику государства, включая и услуги, и сельское хозяйство.

 

— Прежде всего надо развивать отрасли, основанные на высоких технологиях. Их у нас уже не много, но они есть. Например, если бы мы построили нормальные скоростные дороги, то могли бы предоставлять выгодные услуги по транзиту грузов из Европы в Азию и обратно. Но после 1917 года мы не построили ни одной принципиально отличающейся по техническому уровню скоростной железной дороги. То же и с автомагистралями. Мы отстали лет на 80. Можем развивать производство экологически чистых продуктов питания.

Кстати, что забывают некоторые экономисты: у государства на рынке есть важная функция — регулирование качества товаров и услуг. Причем чем больше рынок и чем больше свободы предпринимательства, тем жестче и профессиональнее оно должно действовать в сфере контроля качества. А мы на каждом углу видим просроченные и фальсифицированные продукты. Что особенно страшно, несмотря на количество согласований, контроль очень слаб и в сфере жилищного строительства. Контрольные функции государства должны бы усиливаться, но наши «рыночники» его, наоборот, ослабляют до тех пор, пока в очередной раз где-нибудь не «бабахнет». Что у нас, например, произошло с гражданской авиацией? Теперь предлагается технический контроль автомобилей передать частным фирмам.

 

Государственные инвестиции

 

А как вы относитесь к вопросу о государственных инвестициях? Нужны ли они и в какой форме, в каких областях?

 

— В некоторых областях без госинвестиций не обойтись. Надо, я думаю, шире использовать форму государственного акционерного капитала. При строительстве очень крупных объектов государство может, например, вкладываться в определенный начальный цикл, а затем выпускать акции или облигации, которые в дальнейшем может обменивать или продавать коммерческим структурам. Можно шире использовать ценные бумаги.

Таким образом, государство возьмет на себя риски, связанные с инвестированием крупных капиталов, и разделит их с частным бизнесом. Особенно это касается объектов длительного пользования. Государственный капитал должен работать, и это будет гораздо лучшим фондом для будущих поколений, чем деньги на счетах в ЦБ или где-то еще. Приведу исторический пример: после колонизации Америки Испания была одной из самых богатых стран мира из-за огромного притока золота (не кредитных денег, несравнимо более подверженных инфляции, а золота), которое она потихонечку тратила. И в конечном итоге потратила. А в Англии не было такого притока, но англичане стали интенсивно развивать текстильную промышленность и менее чем через столетие опередили Испанию по богатству и могуществу. Вот и делайте выводы, нужны ли государственные инвестиции или Фонд будущих поколений.

 

БЕСЕДОВАЛА АЛЛА СОКОЛОВА, «ЭЖ»