1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 982

Тихая интеграция?

8,4% внешнеторгового оборота России приходится в нынешнем году на страны ЕврАзЭС
Тихая интеграция?

За 6 лет существования Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) так и не решило ни одной интеграционной задачи: не ввело в полном объеме режим свободной торговли, не создало таможенный союз (ТС) и единое экономическое пространство. Даже конкретные проекты трансконтинентальных коридоров, общего энергетического рынка и эффективного использования водно-энергетических ресурсов реализуются медленно и со скрипом. Проблемы стратегического развития Сообщества станут центральной темой летнего саммита глав государств – членов ЕврАзЭС.

Пространство без препон

Совокупный товарооборот между странами ЕврАзЭС в 2006 г. вырос более чем на 30% — до 36,3 млрд долл., а объем совокупного ВВП стран — членов ЕврАзЭС достиг 1,2 трлн долл. В связи с этим глава Минэкономразвития Герман Греф утверждает, что ЕврАзЭС входит как минимум в десятку крупнейших интеграционных объединений в мире. Сказано оптимистично и задорно. Но с некоторой натяжкой.

Самой близкой для сравнения совокупного ВВП является АСЕАН — 880 млрд долл., но товарооборот стран Ассоциации с совокупным населением 567 млн человек превышает 1 трлн долл. в год и постоянно растет.

На долю же экономических ассоциаций Европы (ЕС и Европейская ассоциация свободной торговли — ЕФТА) и Северной Америки (Канада, Мексика и США) приходится примерно по 30% мирового ВВП, около 65% мирового импорта и почти 50% экспорта развивающихся стран.

На этом фоне рынок стран ЕврАзЭС стагнирует, а национальные экономики снижают конкурентоспособность.

Исправить положение может только глубокая интеграция и диверсификация производства, совместные инициативы как внутри коалиции, так и на мировом рынке. Это хорошо понимают во всех странах Сообщества. Но, предпринимая шаги к сближению, соседи смотрят по сторонам, особенно на ЕС. Например, за 9 месяцев прошлого года товарооборот России и Евросоюза составил 168,5 млрд долл., а со странами Сообщества — 23,2.

Действительно, в нынешнем году унифицированы сквозные тарифы на перевозку железнодорожных грузов, подписано соглашение по совместной разработке топливно-энергетических балансов, упрощен транзит для перевозчиков товаров. Стороны договорились о введении единого товарного знака на продукцию, произведенную в странах ЕврАзЭС, и о формах уплаты таможенных платежей при перемещении товаров под таможенным контролем между таможенными органами государств — членов ЕврАзЭС.

И все же естественным партнерам пока не просто договориться между собой. Например, по мнению белорусской стороны, члены коалиции не должны менять таможенные ставки в одностороннем порядке. И это требование предлагается закрепить в соглашении о создании ТС. Россию это не устраивает из-за того, что вывозные таможенные пошлины на энергоносители выполняют функцию природной ренты.

А в Казахстане считают, что создавать таможенный союз стоит только после того, как все его потенциальные участники вступят в ВТО. Минэкономразвития России согласно с этой позицией, но вступление в ВТО затягивается и сроки создания ТС становятся «резиновыми».

В результате противоречий и несогласованности позиций только три члена Сообщества сегодня полноправные участники Единого экономического пространства (Республика Беларусь, Республика Казахстан, Российская Федерация).

Для решения экономических проблем интеграции в январе 2006 г. учрежден Евразийский банк развития с уставным капиталом 1,5 млрд долл., поскольку для нормального экономического взаимодействия в рамках организации крайне важен собственный финансовый институт. Одна из основных задач банка — содействие инфраструктурным (в том числе транспортным и энергетическим) проектам на пространстве Сообщества.

Создание равной конкурентной среды, единой таможенной территории (ЕТТ), единых таможенных тарифов, а также обеспечение свободного перемещения не только внутренних, но и импортных товаров — очередная сложная задача ЕврАзЭС.

Потенциал энергии

Одна из наиболее продвинутых сфер сотрудничества ЕврАзЭС — энергетическая. Еще в 2003 г. решено совместно осваивать гидроэнергетические ресурсы региона. В итоге в Таджикистане началось строительство Сангтудинской-1 и Рогунской ГЭС. На очереди гидроэнергетические проекты в Киргизии.

Идут переговоры с Узбекистаном и Туркменистаном. Партнеры по коалиции уже перекачивают энергию из энергоизбыточных в энергодефицитные регионы и обсуждают возможность подключения своих производителей к торгам на российской Топливно-энергетической бирже.

Разрабатываются концепции формирования общего рынка электрической энергии и эффективного использования водно-энергетических ресурсов Центрально-Азиатского региона. Актуальная задача ЕврАзЭС — превратить регулирование водных ресурсов и энергетики из источника противоречий и эксцессов в сферу сотрудничества и развития. Но и тут, по словам генерального секретаря Евразийского экономического сообщества Григория Рапоты, поиск компромиссных решений идет сложно, конфликт интересов замедляет процесс. Кроме того, немало сложностей создает дублирование с другими евразийскими организациями.

Мост в будущее

Страны ЕврАзЭС могли бы стать естественным мостом для торговли Европы с Азией и даже обеими Америками. Новые Шелковые пути стимулировали бы развитие интегрированной экономики стран региона. «Если мы хотим сделать наше Сообщество по-настоящему связующим звеном, торговый поток должен быть значительно больше. Это позволит уйти от сырьевой зависимости», — утверждает Г. Рапота.

Однако страны АСЕАН и Европы с товарооборотом 600 млрд долл. в год сторонятся постсоветского пространства, и по территории Сообщества движется всего 1% этого бурного потока. Все остальное идет в обход — морем. Чтобы перевести стрелку транзита, по словам Г. Рапоты, необходимо прежде всего «создать конкурентную среду, в условиях которой можно перевозить груз по низким тарифам, с большой скоростью и сохранностью груза и с минимумом формальностей».

Все, кажется, это понимают, но дело движется туго и продолжаются бесконечные «сугубо технологические» дискуссии, как строить трансконтинентальный мост — вдоль или поперек.

И все же просвет появился. Принят пилотный проект транзита Урумчи — Брест (Китай — Белоруссия). И если этот маршрут по технико-экономическим показателям сможет конкурировать с морскими перевозками, по заверениям генсека ЕврАзЭС, страны Сообщества, возможно, возьмутся за освоение перспективного направления экономической деятельности. Но и этот рывок вперед пока тормозят таможенные, тарифные и долевые согласования, разработка безналичной формы оплаты за транзитный груз и прочие бюрократические рогатки.

С Законом наперевес

«По основным вопросам создания единой правовой базы Сообщества уже достигнут консенсус», — утверждает Г. Рапота. 30 мая на Межпарламентской ассамблее в Санкт-Петербурге будет рассмотрен проект Основ законодательства ЕврАзЭС, объединивший 25 главных двусторонних соглашений и десятки прочих правовых документов. Он составит юридическую основу совместной деятельности 6 государств — членов Сообщества.

Кроме того, депутатскому корпусу предстоит поработать с пакетом актуальных правовых норм интеграционного пространства: концепцией Основ земельного законодательства, налоговым законодательством (общая часть), законодательством о конкуренции и ограничении монополистической деятельности, законодательством о приграничном сотрудничестве, а также с правовым обеспечением формирования топливно-энергетического комплекса государств — членов ЕврАзЭС.

В июле Совет глав государств рассмотрит согласованные и уточненные законопроекты сотрудничества, и тогда, возможно, будет сделан решительный шаг к реальному облегчению движения товаров, трудовых ресурсов, идей и капиталов в зоне ЕврАзЭС.

Таким образом, сложно согласиться с экспертами Института экономики РАН, которые утверждают, что у России нет четкой политики соседства. Все этапы развития Сообщества расписаны достаточно подробно. Но, как всегда, замечательные планы не совпадают с конкретными интересами и обстоятельствами. И бюрократическая машина коалиции буксует на ровном месте, безнадежно отставая от своих конкурентов.

Впрочем, предложение ученых бросить разрабатывать собственные правовые и нормативные «велосипеды» вполне приемлемо, а раз уж все члены коалиции засматриваются на Европу, проще адаптировать устоявшиеся и проверенные временем нормы Евросоюза как основного мощного партнера. Может получиться и быстрее, и лучше, и эффективнее.