1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1084

За лесом ВТО не видно

Планы России поднять к 2009 году вывозные таможенные пошлины на круглый лес до уровня запретительных и на этой базе развивать переработку древесины на своей территории могут быть серьезно скорректированы из-за противодействия Финляндии.

 

Три страны сегодня являются основными потребителями российского лесного сырья: Китай, Финляндия и Япония. Но финны считают, что в наибольшей степени пострадают от запланированного в России повышения вывозных пошлин на круглый лес именно они.

— Для нас этот вопрос имеет очень серьезное значение, — заявил премьер-министр Финляндии Матти Ванханен во время встречи в Хельсинки с российским премьером Михаилом Фрадковым. — Пятая часть сырья, которое использует наша промышленность, поступает из России. Если пошлины возрастут в том виде, как об этом объявила российская сторона, мы больше не сможем покупать лес у России, а это нанесет ущерб нашей промышленности.

Вот цифры. Сегодня кубометр карельской хвойной древесины продается на корню за 3—3,5 евро. Отпускная экспортная цена этого леса составляет 5—8 евро, а российская таможня взимает еще 4 евро за вывоз одного кубометра необработанной древесины. Итоговая цена — около 10 евро. Уже через месяц, с 1 июля, вывозная пошлина повысится до 10 евро, с 1 января 2008 г. — до 15, а в 2009 г. — до 50 евро. Итого цена российского леса для финнов составит не менее 60 евро за кубометр.

Любопытно, что точно такая же хвойная древесина финского происхождения уже сегодня стоит минимум 60 евро за кубометр, а на западе страны, по данным Лесного института Финляндии METLA, цена хвойной древесины на корню составила уже 70—73 евро за кубометр.

Тем не менее Финляндия считает решение России о повышении пошлин ошибочным. Более того, по мнению премьер-министра М. Ванханена, оно «противоречит обязательствам России и условиям, которые были согласованы с ЕС в рамках вступления России в ВТО». Россия подписала предварительное соглашение с ЕС (куда входит и Финляндия) в 2004 г., и теперь финны говорят о блокировании нашего вступления в ВТО.

М. Фрадков во время визита держался твердо, но дипломатично. О пошлинах он сказал, что они «были бы внедрены рано или поздно». Но одновременно отметил, что в настоящее время «обсуждается вопрос сортамента на виды леса, на которые могут быть введены пошлины», а также «льготный период, в течение которого могут сохраниться существующие пошлины». Эти заявления дали финнам надежду, что нынешние условия поставок российского леса им удастся сохранить на какое-то время.

Для того чтобы подсластить таможенную пилюлю, Россия уже предложила финской стороне льготы в виде получения земельных и лесных участков без конкурса для финских предприятий, которые будут инвестировать большие суммы в развитие переработки в РФ. Об этом заявил замминистра Минэкономразвития РФ Андрей Шаронов. Но, по его словам, порогом для предоставления таких льгот должно стать привлечение сотен миллионов долларов инвестиций. Специально для Финляндии Россия также отложила до 2011 г. повышение пошлин на березу и осину.

У Финляндии есть для России не только кнут в виде соглашения о вступлении в ВТО, но и пряник в виде допуска нашей науки и бизнеса к нанотехнологиям.

Финляндия занимает ведущее положение в области нанотехнологий и тратит на их развитие 6 млрд евро в год. Весь мир сегодня знает новейшую финскую поговорку «И топор может стать нанотехнологичным, если на него нанести молекулярную пленку».

Во время визита М. Фрадкова в Хельсинки была достигнута принципиальная договоренность о сотрудничестве в этой области. Причем финские специалисты, видимо, помогут становлению двух российских центров по нанотехнологиям — под Санкт-Петербургом и в Подмосковье.

В принципе идет нормальный процесс налаживания взаимоприемлемых договоренностей, в ходе которых Финляндия скорее всего получит некоторые преференции в «лесном вопросе». Но вслед за финнами аналогичных таможенных уступок затребуют для себя и японцы, и китайцы… В итоге вся программа быстрого перевода лесной отрасли России с сырьевой колеи на высокотехнологичную может оказаться похороненной.