1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1155

«Физика» ЕНВД-2

В предыдущем номере «БП» мы обсуждали проблемы применения физических показателей, используемых при исчислении единого налога на вменённый доход. Сегодня завершим рассмотрение затронутых вопросов

 

Учет для «извозчика»

Одним из видов предпринимательской деятельности, облагаемых ЕНВД, является оказание автотранспортных услуг по перевозке пассажиров и грузов, осуществляемых организациями и индивидуальными предпринимателями, имеющими на праве собственности или ином праве (пользования, владения и (или) распоряжения) не более 20 транспортных средств, предназначенных для оказания таких услуг, что следует из подп. 5 п. 2 ст. 346.26 НК РФ. Согласно ст. 346.29 данного Кодекса физическим показателем для данного вида деятельности признается количество транспортных средств, используемых для перевозки пассажиров и грузов. При этом ст. 346.27 данного Кодекса определяет транспортные средства как автотранспортные средства, предназначенные для перевозки по дорогам пассажиров и грузов (автобусы любых типов, легковые и грузовые автомобили). К ним не относятся прицепы, полуприцепы и прицепы-роспуски.

Согласно ст. 606 ГК РФ по договору аренды арендодатель предоставляет арендатору имущество за плату во временное владения и пользование или во временное пользование. С учетом этой нормы из приведенных положений Налогового кодекса РФ следует, что транспортное средство, полученное по договору аренды и используемое для оказания услуг по перевозке, должен учитывать при определении величины физического показателя «количество транспортных средств» арендатор. На практике возник вопрос: следует ли лицу, передавшему автомобиль по договору аренды, учитывать его при исчислении ЕНВД?

 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Минфин РФ в Письме от 23.11.2006 № 03-11-04/3/500 ответил на данный вопрос следующим образом. Приведя положения ст. 346.26 и 346.29 НК РФ, чиновники разъяснили, что если в соответствии с договором аренды организация передает арендатору автотранспортные средства, то они не учитываются арендодателем при исчислении суммы ЕНВД по виду предпринимательской деятельности, предусмотренному
подп. 5 п. 2 ст. 346.26 НК РФ.

 

По нашему мнению, приведенные разъяснения Минфина РФ требуют уточнения. Дело в том, что Гражданский кодекс РФ предусматривает два вида аренды транспортных средств: аренду без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации, а также аренду с предоставлением таких услуг (договор аренды транспортного средства с экипажем).

 

СПРАВКА

Согласно ст. 642 ГК РФ по договору аренды транспортного средства без экипажа арендодатель предоставляет арендатору такое средство за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации.

В соответствии со ст. 632 ГК РФ по договору аренды (фрахтования на время) транспортного средства с экипажем арендодатель предоставляет арендатору такое средство за плату во временное владение и пользование и оказывает своими силами услуги по управлению им и по его технической эксплуатации.

 

Обратим внимание на то, что в первом случае арендодатель не оказывает арендатору никаких услуг, а во втором — оказывает услуги, по своей сути являющиеся услугами по перевозке. При этом арендодатель продолжает оставаться собственником транспортного средства. Поэтому автотранспортное средство, переданное в аренду по договору согласно ст. 632 ГК РФ, при определенных условиях можно рассматривать как единицу физического показателя «количество транспортных средств, используемых для перевозки пассажиров и грузов». Соответственно в данном случае арендатор будет плательщиком ЕНВД по виду предпринимательской деятельности, предусмотренному подп. 5 п. 2 ст. 346.26 НК РФ. В обоснование такой позиции приведем решение суда.

 

АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА

Из Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 14.03.2006 № Ф04-1117/2006(20534-А27-32) следует, что при проведении проверки инспекция сделала вывод о необоснованном применении индивидуальным предпринимателем спецрежима в виде уплаты ЕНВД в отношении деятельности по передаче автобуса с экипажем в аренду. По мнению ИФНС, налогоплательщик не оказывал услуги по перевозке. Предприниматель был привлечен к ответственности с начислением недоимки по налогам, уплачиваемым при применении общего режима налогообложения, и пеней. Суд, отказывая инспекции в удовлетворении заявления о взыскании с предпринимателя начисленных сумм, указал, в частности, следующее.

Оспаривая позицию ИФНС, предприниматель указал, что он фактически осуществлял внутригородские автомобильные пассажирские перевозки по специальному маршруту для работников шахты, на которые им была получена соответствующая лицензия. С таким доводом суду следует согласиться. Осуществляемую налогоплательщиком предпринимательскую деятельность можно отнести к деятельности по оказанию автотранспортных услуг, отнесенных Общероссийским классификатором услуг населению, утвержденным Постановлением Госстандарта РФ от 28.06.93 № 163, по коду 021530 к специальным перевозкам. Под данным кодом значатся специальные (доставка работников, школьные, вахтовые и т.п.) перевозки пассажиров в городском и пригородном транспорте. Деятельность предпринимателя соответствует требованиям, предусмотренным нормами гл. 26.3 НК РФ. Довод инспекции о том, что судом первой инстанции дана неправильная оценка существа гражданско-правового договора об аренде транспортных средств с экипажем, является ошибочным и отклоняется кассационной инстанцией на основании ст. 286 АПК РФ, поскольку вывод указанного суда переоценке не подлежит.

Обратим внимание на специфику спорной ситуации. Из приведенного Постановления следует, что арендатор использовал арендованное транспортное средство для собственных нужд — для перевозки своих работников и при этом арендодателю было заранее известно о характере использования автобуса. В данном случае арендатору однозначно нельзя «вменять» деятельность, подпадающую под уплату ЕНВД. В письмах Минфина РФ от 23.12.2004 № 03-06-05-04/90, от 14.03.2005 № 03-06-05-04/57 разъясняется, что для целей исчисления этого налога в качестве физического показателя не учитываются, в частности, транспортные средства, используемые для обслуживания самого налогоплательщика. А как быть в случае использования им автомобиля, полученного по договору аренды транспортного средства с экипажем, для оказания от своего имени третьим лицам платных услуг по перевозке?

Думаем, что в данном случае автотранспортное средство должно учитываться в качестве единицы физического показателя именно арендатором, поскольку деятельность, осуществляемая с использованием полученного им по договору аренды автомобиля с экипажем, соответствует всем необходимым для этого критериям:

·        арендатор имеет транспортное средство на праве владения и пользования;

·        использует его для оказания третьим лицам услуг по перевозке;

·        перевозка осуществляется от имени арендатора.

Значит ли это, что при такой ситуации исключается возможность применения арендодателем спецрежима в виде уплаты ЕНВД? По нашему мнению, на данный вопрос следует ответить положительно. Объясним такой вывод.

Прежде всего в данном случае приоритет по применению ЕНВД следует отдать деятельности, осуществляемой с использованием автомобиля арендатором, поскольку для обоснования необходимости отнесения к соответствующему физическому показателю транспортного средства при такой ситуации толкования законодательства не требуется. Кроме того, учет одной и той же единицы физического показателя одновременно двумя налогоплательщиками будет противоречить смыслу  норм гл. 23.6 НК РФ и общим принципам налогообложения. Нам могут возразить, указав на то, что арендодатель, включая переданное по обсуждаемому договору транспортное средство в аренду, может и не знать, что оно будет использоваться арендатором для оказания третьим лицам услуг по перевозке от своего имени и учитываться им при исчислении ЕНВД. Ведь согласно ст. 635 ГК РФ члены экипажа хотя и являются работниками арендодателя, но они обязаны подчиняться распоряжениям арендатора, касающимся коммерческой эксплуатации транспортного средства.

По нашему мнению, в подобной ситуации арендодатель должен освобождаться от ответственности, связанной с необоснованным учетом транспортного средства в качестве единицы физического показателя при исчислении ЕНВД, в связи с отсутствием вины на основании ст. 109 НК РФ. При этом следует обратить внимание на то, что во избежание конфликтных ситуаций арендодатель, передавая автомобиль по договору аренды транспортного средства с экипажем, должен согласовать условия его использования арендатором, а также обсудить с ним соответствующие вопросы налогообложения.

 

А вот проблема, с которой сталкиваются лица, использующие свой автотранспорт в основном для своих нужд, но все же с той или иной частотой оказывающие платные услуги по перевозке. Должны ли они учитывать используемые с этой целью автомобили в качестве единиц физического показателя «количество транспортных средств, используемых для перевозки пассажиров и грузов» и соответственно уплачивать ЕНВД? Приведем разъяснения чиновников.

 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Из Письма Минфина РФ от 11.04.2007 № 03-11-04/3/109: «Единый налог на вмененный доход для отдельных видов деятельности может уплачиваться только в том случае, если соответствующие работы, услуги оказываются в рамках самостоятельного вида предпринимательской деятельности.

Согласно п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации под предпринимательской деятельностью понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Следовательно, если в заключенных договорах поставки товаров стоимость доставки товаров покупателю выделена отдельно и не включается в стоимость реализованных товаров, то деятельность по оказанию таких услуг признается самостоятельным видом предпринимательской деятельности и подлежит налогобложению единым налогом на вмененный доход при соблюдении ограничений, установленных подп. 5 п. 2 ст. 346.26 Кодекса».

 

Приведенное Письмо затрагивает частный случай — поставку товаров с получением продавцом отдельной платы за их доставку (перевозку). Однако данные разъяснения можно распространить и на обозначенный нами вопрос. Чиновники совершенно обоснованно сослались на положения Гражданского кодекса РФ. Но как провести четкую грань, отделяющую самостоятельную деятельность от иной и позволяющую с уверенностью не считать систематичным получение прибыли от той или иной деятельности? Увы, законодательство не устанавливает каких-либо количественных или других уточняющих критериев, позволяющих установить такую грань. Можно лишь сослаться на принципы добросовестности, разумности и справедливости, о которых упоминает ст. 6 ГК РФ. Поэтому при отнесении той или иной деятельности к предпринимательской, в том числе в целях подп. 5 п. 2 ст. 346.26 НК РФ, необходимо исходить из толкования п. 1 ст. 2 ГК РФ, дающего определение предпринимательской деятельности, с учетом конкретных обстоятельств и указанных принципов. Так, можно с уверенностью утверждать, что единичная платная перевозка, осуществленная хозяйствующим субъектом в течение квартала (налогового периода по ЕНВД), в любом случае не дает оснований для учета использованного для этого автотранспортного средства как единицы обсуждаемого физического показателя. Совершение нескольких автоперевозок в указанный период уже не исключает конфликта с инспекцией, которая с учетом конкретных обстоятельств может сделать вывод о том, что налогоплательщик осуществлял деятельность, подлежащую обложению ЕНВД.

Приведем в качестве примера судебное дело, из которого следует, что мнение о характере перевозок может быть различным не только у налогоплательщиков и налоговых органов, но и у судов разных инстанций.

 

АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА

Налоговый орган сделал вывод о том, что потребительское общество необоснованно не применяло спецрежим в виде уплаты ЕНВД в отношении деятельности по оказанию автотранспортных услуг по перевозке грузов. Налогоплательщик был привлечен к ответственности с начислением недоимки по данному налогу и пеней. Суд первой инстанции, поддержанный апелляционной инстанцией, удовлетворил требование общества о признании решения ИФНС недействительным. Кассационный суд, отменяя судебные акты, указал, в частности, следующее.

В проверяемый период налогоплательщик оказывал юридическим и физическим лицам автотранспортные услуги по перевозке грузов. Суды, удовлетворяя требования общества, исходили из того, что оказание таких услуг организациями и индивидуальными предпринимателями, эксплуатирующими не более 20 транспортных средств, подлежат обложению ЕНВД только в том случае, если услуги оказываются в рамках самостоятельного вида предпринимательской деятельности. При этом суд первой инстанции указал, что в данном случае услуги налогоплательщика по предоставлению транспорта не являлись самостоятельным видом деятельности, а оказывались на основании заключенных гражданско-правовых договоров либо исполнялись им в рамках уставной деятельности по осуществлению розничной торговли, переведенной на уплату ЕНВД. Физическим лицам оказывались услуги по доставке товара, приобретенного ими в магазинах общества. По мнению апелляционной инстанции, у общества отсутствовал объект налогообложения. Такие выводы являются ошибочными.

Согласно свидетельству о регистрации юридического лица основными видами деятельности общества являются в том числе грузовые перевозки и транспортно-экспедиционные услуги. В акте налоговой проверки приведен перечень организаций и физических лиц, которым налогоплательщик оказывал автотранспортные услуги с указанием дат, номеров и сумм оплаты выставленных обществом счетов-фактур. Таким образом, общество регулярно оказывало автотранспортные услуги по перевозке грузов и данный вид деятельности является одним из основных для организации. Поэтому общество должно было уплачивать ЕНВД по этому виду деятельности. Инспекция обоснованно привлекла его к ответственности и начислила недоимку по данному налогу и пени.

 

«Местный» показатель

Обсудим проблемы использования физического показателя «торговое место», который применяется в отношении розничной торговли, осуществляемой через объекты стационарной торговой сети, не имеющей торговых залов, и в отношении розничной торговли, осуществляемой через объекты нестационарной торговой сети.

 

СПРАВКА

Согласно ст. 346.27 НК РФ стационарная торговая сеть, не имеющая торговых залов, — торговая сеть, расположенная  в предназначенных для ведения торговли зданиях, строениях и сооружениях (их частях), не имеющих обособленных и специально оснащенных для этих целей помещений, а также в зданиях, строениях и сооружениях (их частях), используемых для заключения договоров розничной купли-продажи и для проведения торгов. К данной категории торговых объектов относятся крытые рынки (ярмарки), торговые комплексы, киоски и другие аналогичные объекты.

Нестационарная торговая сеть — торговая сеть, функционирующая на принципах развозной и разносной торговли, а также объекты организации торговли, не относимые к стационарной торговой сети.

 

Отметим, что в отношении развозной и разностной торговли, также включаемой в понятие «нестационарная торговая сеть», применяется иной физический показатель — «количество работников, включая индивидуального предпринимателя».

Понятие «торговое место» определяется ст. 346.27 НК РФ — это место, используемое для совершения сделок купли-продажи. Хотя данное определение весьма кратко, его анализ все же позволяет сделать следующие выводы.

·        Торговое место может признаваться таковым в целях гл. 26.3 НК РФ только в том случае, когда оно реально используется для совершения сделок розничной купли-продажи. Имеющийся в наличии у организации или предпринимателя объект, потенциально предназначенный для розничной торговли, но фактически не используемый ими, торговым местом признаваться не должен.

·        Торговое место должно учитываться как одна единица данного физического показателя в том случае, если одномоментно в нем может совершаться только одна сделка.

Учитывая специфику и многообразие способов розничной торговли, осуществляемой с применением обсуждаемого физического показателя, невозможно установить какие-либо универсальные критерии, позволяющие однозначно и во всех случаях определить количество торговых мест, используемых хозяйствующим субъектом. Поэтому в каждом конкретном случае необходимо учитывать всю совокупность обстоятельств исходя при этом из определения понятия «торговое место», данного ст. 346.27 НК РФ, и тех выводов, которые следуют из его анализа. Попытки установить такие универсальные критерии не основаны на нормах гл. 26.3 НК РФ и не учитывают многообразие практики.

Так, бытует мнение, что количество торговых мест следует определять исходя из количества работников, продающих товар с использованием контрольно-кассовой техники. При этом делается ссылка на разъяснения чиновников, приведенные ниже.

 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Из Письма Минфина РФ от 05.07.2005 № 03-11-04/3/2: «...при совершении сделок по продаже товаров за наличный расчет через торговых агентов, использующих портативную контрольно-кассовую технику, количество торговых мест равно числу работников, осуществляющих продажу товаров.

При отпуске товаров за наличный расчет при осуществлении расчетов в офисе фирмы, а также при отпуске товаров за наличный расчет с оптовых складов в качестве физического показателя используется показатель «торговое место».

В этом случае количество торговых мест равно количеству работников, осуществляющих продажу товаров за наличный расчет в офисе фирмы или на складах с использованием контрольно-кассовой техники».

 

Прежде всего отметим, что из содержания Письма нельзя сделать однозначный вывод о том, каких лиц, названных «торговыми агентами», имели в виду чиновники. Если они являются не работниками хозяйствующего субъекта, а лицами, с которыми он заключил агентские договоры, то в этом случае уместно сослаться на разъяснения, изложенные в Письме Минфина РФ от 19.01.2007 № 03-11-04/3/14. В этом документе, в частности, указано, что предпринимательская деятельность, связанная с получением доходов агентами по агентским договорам (если агент выступает от имени принципала), не подпадает под действие гл. 26.3 НК РФ. В связи с этим, разъясняют чиновники, ни агент, ни принципал не могут быть привлечены к уплате ЕНВД.

Следует также учитывать, что вышеприведенные разъяснения даны по специфическим ситуациям. Однако, по нашему мнению, в любом случае определение величины физического показателя «торговое место» нельзя жестко «привязывать» к количеству работников, связанных с торговлей. Для аргументации такой позиции обратимся к положениям Гражданского кодекса РФ, устанавливающим форму договора розничной купли-продажи.

 

СПРАВКА

Согласно ст. 493 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором розничной купли-продажи, в том числе условиями формуляров или иных стандартных форм, к которым присоединяется покупатель (ст. 428 данного Кодекса), договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара.

Из приведенного положения следует, что при применении ККТ договор розничной купли-продажи заключает от имени продавца тот работник, который выдает покупателю кассовый чек. В то же время на месте осуществления торговли могут постоянно находиться не только сотрудники, непосредственно совершающие сделки, но и иные работники, которые, например, отбирают и подносят товары. При этом они могут периодически меняться местами. Не исключено также нахождение работников, не участвующих непосредственно не только в заключении договоров, но и в связанной с этим процессом деятельности (например, осуществляющих уборку помещения). Однако если организация торгового процесса исключает одновременное совершение двух и более сделок, то в этом случае речь может идти о наличии только одного торгового места. В данном случае не будет иметь значения и то обстоятельство, что работники, заменяя друг друга, поочередно применяют кассовый аппарат и выдают покупателям чеки, тем самым совершая с ними сделки розничной купли-продажи. При такой ситуации наличие в месте осуществления торговли нескольких работников не должно влиять на величину физического показателя.

А из содержания обсуждаемого разъяснения чиновников, в частности, следует, что количество торговых мест зависит от количества работников, применяющих ККТ. Более того, при желании из данных разъяснений можно сделать вывод о том, что следует учитывать всех сотрудников, находящихся в месте осуществления торговли. Однако как само Письмо Минфина РФ, так и все возможные его толкования противоречат определению понятия «торговое место», содержащемуся в ст. 346.27 НК РФ, поскольку данное определение не связывает наличие единицы этого физического показателя с количеством работников. Подучается, что чиновники самостоятельно «ввели» в обсуждаемый вид предпринимательской деятельности дополнительный физический показатель.

По нашему мнению, величину физического показателя «торговое место» нельзя также ставить в прямую зависимость от количества единиц ККТ. Возможны ситуации, при которых на месте осуществлении торговли находится неиспользуемый кассовый аппарат или не используется сама торговая точка с ККТ. Отметим также, что такая «привязка» не следует из содержания норм гл. 26.3 НК РФ.

Ниже мы обсудим дело, по которому суд признал обоснованность невключения в величину физического показателя имеющейся торговой точки. А пока остановимся на существующем мнении о том, что при торговле продовольственными товарами количество торговых мест следует определять по числу размещаемых за прилавком весов. Оно также основано на разъяснении чиновников.

 

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Из Письма Минфина РФ от 29.03.2006 № 03-11-04/3/169: «...на уплату единого налога на вмененный доход может быть переведена предпринимательская деятельность организации по передаче в аренду стационарных торговых мест в виде отдельных секций, отгороженных легкими конструкциями, если они не отвечают критериям павильона или магазина, или в виде прилавков для торговли продовольственными товарами.

При этом количество торговых мест следует определять исходя из количества отдельных секций, сдаваемых в аренду. Поскольку торговые места за прилавками для торговли продовольственными товарами должны быть оборудованы весами для взвешивания продуктов, количество торговых мест за прилавками определяются применительно к количеству размещаемых на них весов».

 

Прежде всего обратим внимание на то, что приведенные разъяснения даны не по розничной торговле с применением физического показателя «торговое место», а по виду предпринимательской деятельности, предусмотренному подп. 13 п. 2 ст. 346.26 НК РФ, — оказанию услуг по передаче во временное владение и (или) пользование стационарных торговых мест, расположенных на рынках и в других местах торговли, не имеющих залов обслуживания посетителей. При этом виде деятельности используется иной физический показатель — «количество торговых мест, переданных во временное владение или пользование хозяйствующим субъектам».

В данном случае имеет значение сам факт передачи объекта, а не его использование для совершения сделок купли-продажи лицом, которое получило торговое место. Поэтому распространять данное разъяснение на иной вид предпринимательской деятельности нельзя. Отходя от обсуждаемого вопроса, отметим, что обоснованность позиции чиновников, предлагающих учитывать количество передаваемых торговых мест по количеству весов, вызывает сомнение. Такая позиция не основана на положениях главы 26.3 НК РФ. В данном случае передаются не весы, а торговые места. При этом учет физического показателя по виду деятельности, предусмотренного подп. 13 п. 2 ст. 346.26 НК РФ, не должен зависеть от того, сколько весов фактически разместит на торговом месте хозяйствующий субъект, получивший его во временное владение или пользование.

Давайте все же обсудим вопрос о том, можно ли по количеству весов определять величину физического показателя «торговое место», применяемого в отношении розничной торговли. Все аргументы, приведенные выше относительно ККТ, можно применить и в данном случае. Наличие в торговой точке весов является лишь одним из обстоятельств, совокупность которых позволяет определить величину обсуждаемого показателя. Однако и в данном случае прямой зависимости быть не может.

 

А теперь рассмотрим дело, подтверждающее сделанный нами вывод о том, что первостепенное значение имеет не сам факт наличия торгового места, а его использование для совершения сделок купли-продажи.

 

АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА

Из Постановления ФАС Поволжского округа от 24.08.2006 № А55-33358/05 следует, что при проведении камеральной проверки инспекция установила, что, по данным индивидуального предпринимателя, в течение налогового периода (квартала) предпринимательская деятельность им не велась, ЕНВД им исчислен не был. На основании запросов в ИФНС были представлены сведения о заключенных налогоплательщиком договорах на аренду двух торговых мест на рынке. Налоговый орган сделал вывод о том, что предприниматель осуществлял в проверяемый период розничную торговлю через объекты торговой сети, не имеющие торговых залов. Он был привлечен к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ с начислением недоимки и пеней. Суд признал решение ИФНС необоснованным, указав, в частности, следующее.

Предприниматель действительно в проверяемый период являлся арендатором двух торговых мест. Однако в связи с тем, что в это время на рынке проводилась реконструкция, он предпринимательскую деятельность в данных местах не осуществлял и арендную плату не уплачивал. Впоследствии договор аренды был расторгнут. Факт заключенного договора аренды торгового места сам по себе не является доказательством того, что предпринимательская деятельность налогоплательщиком за указанный период фактически осуществлялась. Согласно ст. 109 НК РФ лицо не может быть привлечено к ответственности, если отсутствует событие правонарушения. В данном случае инспекция не доказала факт совершения предпринимателем противоправных действий.

 

Практика показывает, что хозяйствующие субъекты зачастую используют два помещения для оборудования в них одного торгового места. Следует отметить, что такие действия налогоплательщика не противоречат нормам гл. 26.3 НК РФ, если эти объекты, используемые им как единое целое, отвечают критериям одной единицы обсуждаемого физического показателя, определенного ст. 346.27 данного Кодекса. Из содержания данной статьи и иных норм указанной главы прямо не следует, что для организации одного торгового места может использоваться только один объект стационарной торговой сети, не имеющий торгового зала. Для обоснования такой позиции сошлемся на мнение суда.

 

АРБИТРАЖНАЯ ПРАКТИКА

Из Постановления ФАС Волго-Вятского суда от 09.10.2006 № А82-2451/2006-29 следует, что для осуществления розничной торговли индивидуальный предприниматель арендовал два модуля, обозначенные как торговые места под номерами 61 и 62. При проведении камеральной проверки инспекция установила, что налогоплательщик при исчислении ЕНВД учитывал только одно торговое место. Предприниматель был привлечен к ответственности с начислением недоимки и пеней. Признавая решение ИФНС необоснованным, суд указал, в частности, следующее.

Статьей 346.27 НК РФ установлено, что торговое место — это место, используемое для совершения сделок купли-продажи. Таким образом, в данном случае имеет значение не сам факт аренды торгового места, а осуществление деятельности на определенном торговом месте. Предприниматель действительно арендовал два торговых места, однако фактически использовал для совершение сделок купли-продажи одно помещение, состоящее из двух модулей. При этом торговля осуществлялась одним продавцом-кассиром с использованием одного кассового аппарата. Поэтому предприниматель при исчислении налога правильно исходил из наличия одного торгового места.

Обратим внимание на то, что в данном случае суд исходил прежде всего из определения понятия «торговое место», а количество работников и единиц ККТ учел в качестве дополнительных аргументов.

Отметим еще два дела, при рассмотрении которых суды сделали интересные выводы.

Из Постановления ФАС Поволжского округа от 12.09.2006 № А55-2481/06-43 следует, что индивидуальный предприниматель арендовал два торговых места, однако использовал их поочередно по разным (несовпадающим) установленным в договоре дням недели. Суд признал обоснованным учет налогоплательщиком при исчислении ЕНВД только одного места. При этом было учтено, что он не имеет наемных работников и не мог вести торговлю в двух местах одновременно.

По нашему мнению, в данном случае и при наличии работников можно было учесть только одно торговое место, если бы инспекция не доказала, что хозяйствующий субъект фактически не придерживается установленного договором графика пользования арендуемыми объектами и торговля в них ведется одновременно.

Из Постановления ФАС Северо-Западного округа от 07.03.2007 № А52-2561/2006/2 следует, что ООО осуществляло розничную торговлю газом на газовой автозаправочной станции, исчисляя при этом ЕНВД с применением физического показателя «торговое место». По мнению инспекции, общество необоснованно не учитывало земельный участок, на котором расположены колонки, в качестве торгового зала и не применяло соответствующий физический показатель. Суд признал такой вывод ошибочным. Автозаправочная станция представляет собой имущественный комплекс, состоящий из ряда сооружений, необходимых для газоснабжения транспортных средств. Она не является ни магазином, ни павильоном, имеющими торговый зал. Поэтому земельный участок к торговому залу отнесен быть не может.