1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1151

Далеко ли до пенсии? Теперь — далеко…

Через 15—20 лет доля пенсионеров вырастет не менее чем в 1,5 раза

Большинство отзывов о пенсионной реформе не вселяют оптимизма. Мы все время слышим о «молчунах», которые не хотят позаботиться о себе, о низких зарплатах, угрожающих оставить будущих пенсионеров в нищете, о недоверии россиян к негосударственным пенсионным фондам. Так состоялась ли пенсионная реформа?

 

Пенсионная реформа состоялась, но говорить о ее результатах сейчас бессмысленно, поскольку прошло слишком мало времени, считает председатель Совета НП «Национальная ассоциация негосударственных пенсионных фондов» Константин Угрюмов. Это самая длительная из всех реформ, и ее результаты мы увидим только к середине века. Хотя, на его взгляд, за 5 лет уже выявились недостатки и недоработки законодателей.

Впрочем, К. Угрюмов не понимает, как можно говорить о провале на фоне ситуации 2002 г. — года начала реформирования пенсионного обеспечения, когда страна существовала еще в рамках советской распределительной пенсионной системы. «Мы стояли на грани краха, и никто не говорил о том, что пенсии нужно повышать. Тогда шел разговор о том, что их нужно выплачивать», — заявил он.

Конечно, по сравнению с дореформенными временами появились очевидные плюсы:

·        Россия перешла к страховым принципам формирования пенсионной системы;

·        появилось частно-государственное партнерство;

·        пенсии автоматически индексируются.

Правда, эффект от введения новых принципов обязательного пенсионного страхования был смазан, причем в первые же два года пенсионной реформы — в основном за счет печально известного решения об удалении из системы формировании накопительной части обязательной пенсии людей самой активной возрастной группы.

Получается, в целом ситуация выглядит оптимистично, но положение пенсионеров ухудшается. Ставка замещения продолжает падать: например, изначально она составляла 40%, сейчас удается выплачивать около 20% зарплаты. По прогнозам, к 2020 г. она упадет до 18%. И хотя, как сказал К. Угрюмов, базовая часть пенсий растет и довольно быстро, страховая не увеличивается вообще. А ведь на одной базовой (распределительной) части выехать не получится — ее не хватит для обеспечения достойной пенсии всем гражданам.

 

Кто виноват и что делать?

Самый простой, но в то же время опасный и неразумный шаг для повышения пенсий — это увеличение налогового бремени. Если поступить таким образом, то резко замедлится экономический рост и нарушится финансовая стабильность российской экономики.

Однако начальник Управления актуарных расчетов Пенсионного фонда РФ Аркадий Соловьев считает, что коэффициент замещения 40% можно получить уже в ближайшее время и без роста налогов. Правда, его получат только те граждане, которые уже сейчас зарабатывают не менее 25—30 тыс. руб. в месяц.

«Те же, у кого зарплата составляет 6—7 тыс. руб., не смогут обеспечить для себя накопительную часть пенсии. Сегодня 78% населения, по данным Пенсионного фонда России, получают зарплату ниже средней по стране. Для этих людей нужно искать дополнительные источники», — заявил А. Соловьев. Но какие именно источники, он не уточнил.

Зато научный руководитель Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев видит сразу несколько вариантов изыскания средств, чтобы поднять ставку замещения до нужных 40%. По его мнению, это повышение пенсий за счет:

·        средств фонда национального благосостояния и привлечения дополнительных добровольных взносов работников;

·        ренты на углеводородное сырье;

·        использования резервов федерального имущества и ресурсов государственного долга;

·        стимулирования более позднего добровольного выхода на пенсию.

Кстати, последний пункт, на который научный руководитель ЦСР возлагает надежды, кажется особенно действенной мерой в свете того, что средняя продолжительность жизни мужчины в России — 59,8 года, а срок выхода на заслуженную пенсию — 60.

Хотя, конечно, при таком подходе можно избежать:

·        потрясений в сфере госфинансов;

·        дефицита пенсионных фондов;

·        роста налогового бремени;

·        коллективного принудительного повышения пенсионного возраста.

Кроме того, в этих условиях развивается финансовый рынок и исчезают ограничения для финансового роста.

О дефиците ПФР стоит упомянуть отдельно. В свое время он начал работать с профицитом 20 млрд руб., и проблем с финансированием страховой части не возникало, но уже через год ее дефицит составил около 120 млрд руб. Одна из главных причин этого — льготники, которых в России несметное количество. Поэтому, чтобы реформа заработала, нужно ликвидировать страховые льготы по назначению пенсий и уплате страховых взносов. Так считает А. Соловьев. С ним согласен и начальник отдела пенсионного страхования Департамента развития социального страхования Минздравсоцразвития Сергей Яблочкин.

Хотя, возможно, в скором времени беспокоиться об этом не придется, поскольку произойдет потеря пенсионных прав большинством застрахованных лиц. «Если мы всем будем доплачивать из федерального бюджета, то это приведет к полной незаинтересованности в пенсионном страховании, как добровольном, так и обязательном. Независимо от отчислений у всех будет одинаковая пенсия», — констатировал А. Соловьев.

Он считает, что должна быть изменена сама суть реформы — пенсионная формула и основная составляющая в современной пенсионной системе — коэффициент замещения, который является и главным стимулом каждого застрахованного гражданина. Его противоречие в том, что чем меньше зарплата, тем более высокий процент от нее составляет пенсия: если она равна 1 тыс. руб., то пенсия составляет 70% от нее, а при заработке в 5 тыс. руб. — только 33% (см. график).

 

Мимо государства

Россияне до сих пор ждут помощи от власти, а между тем ни в одной стране мира пенсии не обеспечиваются только за счет государства. По данным доклада Организации экономического сотрудничества и развития за 2006 г., доля частной составляющей в зарубежных странах обычно равняется 40—50%.

Чтобы сломать менталитет человека, воспитанного в системе социального иждивенчества, когда слово «пенсия» ассоциируется со словом «государство», нужно распределить ответственность за пенсионное обеспечение граждан между самими гражданами и работодателями, для чего необходимо развитие частных пенсионных систем.

Частные пенсионные фонды являются третьим, дополнительным, уровнем государственной пенсионной системы. По словам К. Угрюмова, именно они решают социальную задачу повышения пенсий. Эти фонды должны стать мощным инвестором с огромными объемами долгосрочных пенсионных вложений.

Негосударственные пенсионные фонды участвуют в обязательном пенсионном страховании с октября 2005 г., то есть они были допущены к нему в 2004 г., а вот реально работать начали лишь через год, как всегда из-за состояния нормативно-правовой базы. Но, несмотря на это, за время существования собственное имущество фондов увеличилось в 60 раз. Пользуются услугами НПФ уже 7 млн человек, а фонды, в свою очередь, принесли на финансовый рынок России около 500 млн руб.

Сегодня в стране действуют сотни пенсионных программ, и именно благодаря им на крупных предприятиях страны удалось не потерять коэффициент замещения 40%. На 1 июля 2007 г. в РФ лицензии имеют 263 негосударственных пенсионных фонда, из них реально работают 255 НПФ.

На данный момент средний размер негосударственной пенсии составляет 1060 руб. в месяц. Исследование Ассоциации менеджеров России, проведенное в прошлом году по изучению корпоративных пенсионных программ, показывает, что на половине предприятий, имеющих пенсионные программы, они финансируются совместно работником и работодателем.

Между тем нет ничего странного в том, что НПФ не развиваются. Основная проблема — это практически запретительная система налогообложения деятельности всех участников негосударственного пенсионного обеспечения. Если социально ответственный работодатель организует систему дополнительного пенсионного обеспечения, он с этой системы вместе с работником заплатит налог три раза: ЕСН на взнос, налог на инвестиционный доход от инвестирования и подоходный налог на выплаты.

Здесь уместно вспомнить пример Казахстана, который ввел в действие новую многоуровневую пенсионную систему, где добровольные взносы, составляющие до 50 долл. в месяц, были освобождены от налогообложения. Это дало толчок к увеличению объема средств в пенсионных накопительных фондах. Сейчас средства ПФ Казахстана превысили объем частных вкладов в банках.

Внутренние проблемы НПФ связаны с неразвитой инфраструктурой рынка. Таким образом, в России достаточно большое количество НПФ, но при этом чрезвычайно неразвитая филиальная сеть.

Однако все усилия НПФ сводит на нет отсутствие двух главных составляющих: перевод средств правопреемникам застрахованных лиц — сегодня 22 тыс. человек не могут получить свои накопления, и не определен порядок выплаты накопительной части пенсий. Фонды не знают, что ответить на вопрос граждан о том, как будут выплачиваться накопленные деньги. «Сегодня мы предлагаем отдать деньги туда, откуда никто не знает, как их получить», — сказал К. Угрюмов.

Вот и молчат граждане — не столько потому, что стараются вывести из себя государство вкупе с частными пенсионными фондами, а сколько из-за того, что не знают, что сказать. Стоит ли упоминать, что большая часть россиян до сих пор плохо понимает суть пенсионной реформы.