1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Надо больше доверять местной власти

Намерение органов государственной власти Челябинской области уменьшить число сельских поселений на 67 единиц встретило неожиданно дружный отпор со стороны глав муниципальных образований первого уровня. Региональная Ассоциация сельских муниципальных образований созвала «круглый стол», посвященный вопросам возможного присоединения к другим населенным пунктам сельских поселений с малой налоговой базой. Общественная палата области провела публичные слушания «Плюсы и минусы реформы местного самоуправления. Что нужно поселениям XXI века для устойчивого развития». Самое активное участие в них приняли представители областного правительства, в частности заместитель губернатора Николай Рязанов, что, несомненно, делает честь региональной власти. На вопросы «ЭЖ» о диалоге разных уровней публичной власти ответил депутат Хомутининского сельского поселения, директор Ассоциации сельских муниципальных образований, заместитель председателя Комиссии Общественной палаты Челябинской области по вопросам развития гражданского общества и местного самоуправления Юрий ГУРМАН.

 

Юрий Альбертович, почему желание областных властей укрупнить сельские поселения вызвало резкое неприятие со стороны муниципальных властей? Ведь в самом деле разница между сельскими поселениями по доходам составляет 278 раз, тогда как между городскими округами – 10 раз, а между муниципальными районами – всего 3. По сути, речь идет о бюджетном выравнивании муниципальных образований.

 

— По 131-му Закону («Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 01.10.2003 № 131-ФЗ. – Прим. «ЭЖ») проводимая реформа преследует и эту цель – выравнивание бюджетных доходов муниципальных образований.

А на ваш вопрос отвечу высказанными на публичных слушаниях словами представителей сельских поселений.

Вот свидетельство главы Лыськовского сельского поселения Владимира Анатольевича Оплетаева: «Утверждают, что в Октябрьском районе 3 сельские администрации решили объединиться. Кто это придумал? Кто сказал, что все обсуждено с местными главами? Никаких разговоров на эту тему не было. И вот мы втроем объехали рекомендованную к объединению территорию. Получилось, что от одного села к новому центру будет 22 км, от другого – 14. И куда пойдут жители, если наши села объединят? Почему разговор идет только о деньгах, а не о людях?»

А вот что говорит глава Борового сельского поселения Надежда Анатольевна Малышко: «Мы пока не входим в «черный список», но все равно считаю, что укрупнение – не решение вопроса. У нас в администрации работают 4 человека – и работы невпроворот. Как с этим справится разъездной специалист, не представляю. Во многих селах закрыты фельдшерские пункты, филиалы Сбербанка, налоговой инспекции и других учреждений. Все только в районном центре, а до него 65 км. Вот население не выдерживает и уезжает».

По существу, речь идет о ликвидации сельских администраций, ведь согласно Гражданскому кодексу если одно юридическое лицо присоединяется к другому, то оно ликвидируется.

И потом, мы это уже проходили. Например, в 2000 году в Троицком районе ликвидировали все сельские администрации, а в 2006 году их вернули.

 

Понятно, что нарушается один из принципов местного самоуправления – шаговая доступность органов власти. Но согласитесь, что иметь доходную базу меньше 200 тыс. руб. и фонд заработной платы муниципальных служащих в 2—3 раза выше этой суммы – тоже не дело. А налогооблагаемая база некоторых территорий меньше даже 150 тыс. руб.

 

— Да. Есть территории, где вообще ни рубля не собирают. И что же теперь: ликвидировать такие села? А ведь там и школа есть, и фельдшерско-акушерский пункт действует. Там люди живут. И хотят хорошо жить здесь и сейчас.

Ради усредненных показателей нельзя выравнивать бюджеты волевым порядком. Надо доверять людям и избранной ими местной власти тем более. Никто из сельских глав не хочет, чтобы его поселение вымерло. Еще переходный период не закончился (срок его истекает 01.01.2009. – Прим. «ЭЖ»), а мы снова беремся присоединять и укрупнять села. Дайте местному самоуправлению встать на ноги. Сегодня оно – малое дитя, которое только-только поднимается на ножки. Если нужно залатать бюджетные дыры, то объединение сельских администраций – действительно эффективная мера. Но если думать о местном развитии, то присоединение сел одно к другому никак этому не способствует.

 

Ваши оппоненты из областного министерства финансов думают иначе. К примеру, начальник управления межбюджетных отношений этого ведомства Александр Грязев считает, что некорректно говорить о полноценном местном самоуправлении, когда бюджет поселения на 90—95% формируется за счет вышестоящих бюджетов. Поэтому за точку отсчета взята сумма 200 тыс. руб. – региональный минимум оплаты труда главы муниципального образования, председателя представительного органа и аппарата. Ставится задача сделать местное самоуправление полноценно работающим.

 

— Мы не нахлебники районного и областного бюджетов. Не спорю, встречаются среди местных руководители и такие, как говорит заместитель губернатора области Николай Михайлович Рязанов, которые, «больше заботятся не о решении вопросов местного значения, а об удовлетворении собственных властных амбиций». Но большинство-то искренне болеет за дело, которое доверено избирателями. Люди работают в меру собственной подготовленности, но искренне переживая за состояние дел и в экономике, и в социальной сфере.

Возьмем для примера Аргаяшское сельское поселение. Здесь, несмотря на скептицизм финансовых работников из области, 2 года назад перешли на самостоятельное исполнение местного бюджета. И село на собственные средства приобрело автогрейдер стоимостью 2,5 млн руб. Построены 2 детские площадки и фонтан, проведен водопровод, отремонтирована центральная площадь, укладываются тротуары. Откуда взялись деньги? От взимания платы за аренду земли. А обещанную помощь из области встающим на ноги поселениям — 500 тыс. руб. — местная администрация так и не получила. Наоборот, собственный компьютер отвезла в районное казначейство, чтобы там считали ее деньги. За неполный 2007 год окончательные итоги еще подбиваются, в Аргаяше собрали и перечислили во все уровни бюджета 98 млн руб., а свой бюджет у поселения – 5 млн руб. Так кто нахлебник?

 

Вот мы и добрались до действующей системы налогообложения, вызывающей недовольство практически всех муниципальных образований, за исключением областных центров, бюджеты многих из которых на 50 и более процентов превышают бюджеты самих субъектов Федерации.

 

— Это самая болевая точка в муниципальной реформе. Судите сами. Стоило тому же Аргаяшу найти дополнительный источник финансирования, как тут же район стал претендовать на половину платежей за аренду земли. А ведь ни до, ни после район палец о палец не ударил, чтобы поднять собираемость таких платежей. И это называется поддержкой местного самоуправления!

Не заинтересована в повышении уровня собираемости местных налогов и других сборов и налоговая служба, о чем «ЭЖ» и другие газеты не раз уже писали. С созданием межрайонных инспекций ФНС еще больше удалилась от муниципальной реформы. В том же Аргаяшском поселении после укрупнения налоговых инспекций на территорию поступила за год только половина(!) уведомлений на уплату налогов. А ведь за платежами еще побегать надо. Вот и подумаешь, стоит ли бегать, если взамен налогов дают бюджетные дотации.

И вообще, не лукавим ли мы, говоря о дотационности? Взять бюджет нашего Хомутининского сельского поселения. Он равен 2,2 млн руб., из которых ровно половину мы собираем самостоятельно. А налогооблагаемая база территории свыше 30 млн руб. Получается, что нас обирают сначала, потом дают дотации и говорят: вы у нас на шее сидите.

В Худайбердинском сельском поселении люди живут под трубами мощной ТЭЦ, а миллионные налоги уходят в область. Поселение не получает ни копейки даже из экологического налога и скорее всего не будет получать и впредь. За 2 года работы с самостоятельным бюджетом здесь увеличили сбор доходов в 10 раз. А потом выясняется, что только по НДФЛ здесь недополучили немалые суммы. Почему? Все зависает на уровне района, откуда поселению направляются крохи.

В среднем по области в консолидированном бюджете муниципального района бюджеты входящих в него сельских поселений занимают от 10 до 15%, тогда как очевидно, что соотношение между полномочиями, закрепленными законом за поселением и за районом, имеет иное финансовое обеспечение. Вот и вынужден сельский глава ехать в район и просить денег, а руководитель районной администрации может дать, а может и отказать.

 

И что делать, чтобы впредь исключить «поклоны» в отношениях между муниципальными образованиями разных уровней?

 

— Закреплять налоги за территориями. Как вариант платежи в местные бюджеты должны направляться не по месту регистрации хозяйствующих субъектов, а по месту проживания их работников, конечно, пропорционально их численности. Кроме того, считаем возможным внести в действующее законодательство дополнение о перечислении в бюджеты городских и сельских поселений налогов от предприятий и организаций, имеющих на соответствующей территории структурные подразделения и иные производственные единицы.

 

Последнее слово, естественно, за людьми, живущими в укрупняемых поселениях. Чем закончились местные референдумы, состоявшиеся 2 декабря?

 

— Из 67 намеченных к ликвидации сельских поселений после широких дискуссий и консультаций в «черном списке» осталось 17. Как и было обещано областной властью, референдумы прошли в день голосования в Госдуму РФ. И жители только 2 территорий решили объединиться. В остальных поселениях объединение не состоялось. Тем не менее в областном бюджете на 2008 год выделено 100 млн руб. на мероприятия по укрупнению.