1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1162

Цены «купались» как сыр в масле

Данные Росстата о потребительских ценах в Евросоюзе на основные группы продтоваров в декабре 2007 года интересны не только редкостью своего появления. Припомним, что впечатляющее подорожание на мировом рынке продуктов совпало с отменой господдержки сельского хозяйства в странах ЕС, а потому любопытно, чем это для них обернулось. Но самое главное, эти данные позволяют сделать полезные выводы для нас. Хотя вряд ли такие умозаключения смогут претендовать на революционность.

 

Пусть никого не смущает, что продуктовые индексы европейских потребительских цен даны к среднегодовому показателю за 2005 г. В данном случае это не столь важно: главное, что база исчисления едина, значит, верность картины не нарушена. Это же касается и России, представленной здесь справочно.

Надо признать, что когда наши сельхоз- и монетарные власти объясняли рост цен на продукты влиянием мирового рынка, то не лукавили. Данные Росстата подтверждают, что в большей или меньшей мере, но спрятаться от глобальных веяний не удалось никому. Это подкрепляет и такой факт, что продуктовые цены в ЕС почти дружно пошли в отрыв с сентября. Для наглядности укажем индексы цен по месяцам за II полугодие: 105,1%, 105,3 (август), 106,3, 107,9, 109, 109,9%.

Посмотрите и на лидеров подорожания: это масла и жиры (115,3%), молочные изделия, сыры и яйца (114,7), хлебобулочные изделия и крупы (112,4%). А, скажем, мясо подросло в цене заметно скромнее (106,7%). Короче, почти все как у нас. Так что, мирно перекусывая за одним глобальным столом, надо учитывать, что счет за твою корочку хлеба зависит от того, какую краюху заказали на другом конце стола.

В общем, спокойно нынче не поешь. Причем дорожает-то еда у всех, но и размер этой неприятности тоже имеет значение: между 109,9 (ЕС) и 130,2% (РФ) — дистанция еще та. Конечно, на это может влиять масса факторов: климат той или иной страны, уровень развития, производительность ее сельского хозяйства, численность населения, зависимость от импорта, экспортная политика, монополизированность внутреннего продовольственного рынка, наконец, расторопность властей, их умение предвидеть и влиять на ценовую ситуацию. По всем этим пунктам у нас, мягко говоря, не блещет.

Тем не менее даже беглого просмотра достаточно, чтобы заметить, сколь разительно отличаются индексы продовольственных цен внутри ЕС. Есть страны, где продукты после 2005 г. подорожали даже больше, чем в России. Это Латвия (135,8%), Болгария (134,7), Венгрия (131,5%). А ведь два последних государства от северных широт расположены далековато, да и своим сельским хозяйством славны еще с советских времен.

Помните венгерские овощные консервы «Глобус»? Посмотрите теперь, каков индекс цен на овощи в Венгрии — самое высокое подорожание в ЕС (161,8%).

Заметим, что близкие к российскому показателю индексы — у государств, раньше входивших или в состав СССР, или в соцлагерь. И если посчитать отдельно средний рост цен для высокоразвитых старожилов ЕС и бывших наших соратников, то получается соответственно 109,13 и 122,07%. Это наводит на мысль об эффекте низкой базы, о тех временах, когда в краях социализма не было конкуренции, а были искусственно низкие цены на продтовары. Теперь же нашим былым братьям приходится в жестких конкурентных условиях подтягиваться к высоким евростандартам, в том числе и по ценам на еду.

Процесс этот у них идет по-разному. К примеру, у поляков цены на продукты выросли даже меньше, чем у некоторых развитых членов Союза (109,6%). И думается, зря они злились на нас за эмбарго на поставки их мяса в Россию — по росту цен на него у Польши один из лучших показателей в ЕС.

Однако пример хочется брать с северной Финляндии, где продукты подорожали меньше всего (104,4%). Это вселяет надежду и в наше сельское хозяйство. Если, конечно, к нему нормально руки приложить. По-фински…