1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2062

Абхазский мандариновый круг

Недавно МИД РФ объявил о выходе России из режима экономических санкций, которые страны СНГ ввели в январе 1996 года в отношении самопровозглашенной Абхазии, поскольку «абхазская сторона выполняет свои обязательства по основным договоренностям...» и «…готова к практическим шагам по укреплению доверия и безопасности в зоне конфликта». Сразу же на парламентских слушаниях в Госдуме депутаты поручили пограничникам заняться введением «максимально упрощенного порядка пересечения границы» России с Абхазией, Минтрансу — восстановить морское и авиационное сообщение с республикой, а МЭРТ РФ — организовать беспошлинный ввоз абхазских товаров.

 

Нынешней зимой цена марокканских мандаринов на московских рынках не превысила 100 руб. лишь потому, что вовремя появились абхазские мандарины по 60 руб. Учтем, что на той стороне пограничной реки Псоу, отделяющей Абхазию от России, красная цена на цитрусовые составляет 13 руб., остальное идет по цепочке посредников. Начиная с тележечников, доставляющих товар через пограничный мост.

Официально торговые и транспортные связи с непризнанной республикой запрещены, но тележки якобы перевозят нетоварные партии, то есть без нарушения эмбарго. На деле же в 2006 г. на этих тележках Абхазия экспортировала в Россию 14 тыс. т мандаринов, а в 2007-м — 20 тыс. Таким образом, полноценного торгового эмбарго здесь уже нет, по крайней мере на мандарины. И если санкции снимут, мандарины поедут в российские города грузовыми фурами без перевалок. И цена на них, возможно, станет еще ниже.

Еще из Абхазии в Россию весной везут мимозу — тоже на тележках и за бесценок (цена «вздувается» потом). Есть и осенний груз, когда поспевает фейхоа. Но в сентябре прошлого года из-за вспышки в Абхазии свиной чумы фитосанитарный надзор России запретил ввоз оттуда любых фруктов — и большая часть урожая фейхоа сгнила.

Зато возобновляется ввоз винодельческой продукции: глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко уже дал добро на поставку 10 видов вина и 1 вида коньяка.

Впрочем, президент Национальной алкогольной ассоциации России Павел Шапкин говорит, что претензий к качеству абхазских вин не было и раньше — их ввоз запретили в марте 2006 г. чохом, вместе с грузинскими. В винах Грузии тогда были обнаружены тяжелые металлы и пестициды, а вина Абхазии маркировались грузинским штрихкодом и потому тоже попали под запрет.

Для нашей страны возврат на прилавки абхазских вин экономического интереса не представляет: в 2005 г. оттуда поступил лишь 1 млн бутылок — в 50 раз меньше, чем из Грузии. А всего в год Россия импортирует 300 млн бутылок вина (по данным на 2007 г.), на этом фоне даже 1 млн бутылок «Лыхны» и «Букета Абхазии» погоды не сделает.

Но для Абхазии виноделие — это 6—7% ВВП. К тому же другие предприятия, существовавшие здесь во времена СССР, такие как Сухумский завод газовой аппаратуры или «Сухумприбор», сейчас не работают. До войны в Абхазии была многоотраслевая экономика, ведущее место в которой занимал агропромышленный комплекс, имелись развитые легкая и пищевая промышленность, машиностроение, производство строительных материалов. Теперь из 153 промышленных предприятий республики более трети стоит, а новые не строятся.

Правда, компания «Базовый элемент» предлагала построить цементный завод в Ткварчальском районе, но местная власть призадумалась: с одной стороны, это инвестиции в экономику, а с другой — ущерб курортной зоне. Пример Новороссийска с его цементным заводом абхазов не вдохновил.

Зато курортный туризм в республике за последние 3—4 года восстанавливается сумасшедшими темпами. Причин две. Раскрученность «бренда» (еще с советских времен) и сказочная дешевизна: койка в частном секторе в Гаграх до последнего времени стоила 150 руб. в сутки, в санатории или доме отдыха — от 300—350 руб. (с питанием, но в многоместном номере).

Конечно, сервис «ненавязчивый», с едой тоже проблемы, но многое искупается восхитительной природой и погодой. До войны здесь ежегодно отдыхали более 0,5 млн человек, сегодня, по разным оценкам, от 100 до 200 тыс.

«Экономика республики растет хорошими темпами, по 28—30% прироста, — говорит президент Абхазии Сергей Багапш, имея в виду прежде всего курортную сферу. — Наш главный козырь заключается в том, что мы практически не трогаем сейчас частный сектор, не облагаем его налогами, не душим. Население должно подняться на туризме. Потом люди сами начнут вкладывать деньги в качественный сервис. Устанавливать кондиционеры, душевые, начнут отстраиваться. Я решил, что лучше я потерплю, но сделаю задел на будущее. Хотя я теряю где-то 300 млн руб. налогов по гагрско-пицундской зоне. Но через несколько лет они обернутся миллиардами…».

Сегодня у Абхазии появился еще один шанс на ускоренное возрождение экономики — участие в Сочинской Олимпиаде-2014. Сочи будет нужен запасной аэропорт — республика предлагает возродить сухумский. Олимпийской стройке требуются рабочие руки и стройматериалы — Абхазия готова предоставить своих строителей и места для размещения 50—80 тыс. «привозных» рабочих. Здесь также предлагается соорудить заводы по производству кирпича и цемента, из которых возведут олимпийские объекты в Сочи. И так далее.

Правительству России эти планы нравятся, ведь, как заявил глава Минрегионразвития Дмитрий Козак, «транспортное плечо для доставки грузов из Абхазии достаточно короткое». Политических препятствий для такого сотрудничества он не видит. «Это дело подрядчиков. Подрядчики, которые занимаются строительством олимпийских объектов, — это частные компании, и это их право, где закупать материалы и привлекать рабочую силу», — говорит министр.

Кстати, «сочинская перспектива» уже серьезно повысила цены на жилье в Абхазии, но пока инвестиции в здешнюю недвижимость выглядят достаточно привлекательно: квартиры стоят от 30 тыс. до 70 тыс. долл., а дома — от 40 тыс. до 200 тыс. (часто требуется ремонт).

По словам президента Абхазии, в течение 2008 г. в республике будет принят закон, позволяющий негражданам Абхазии приобретать в частную собственность дома и квартиры во вновь построенных либо в восстановленных домах. А президент Грузии в свою очередь пообещал конфисковать имущество россиян, которое они купят в Абхазии.

По данным абхазских властей, россиянами уже скуплено «много объектов недвижимости, начиная с частного сектора и заканчивая гостиничным бизнесом». Так, Минобороны России выкупило бывший санаторий «Армения», а ФСБ — бывший санаторий КГБ СССР «Маяк». Правительство Москвы приобрело гагрский санаторий «Украина», некогда принадлежавший Совмину Украинской ССР, отреставрировало его, и теперь на этом месте стоит отель «Москва».

«В этом году в планах Юрия Лужкова — заложить камень московского санатория в Пицунде», — сообщил руководитель Департамента внешнеэкономических и международных связей столицы Георгий Мурадов.

 

МНЕНИЕ

ГЕННАДИЙ ГАГУЛИЯ, ПРЕЗИДЕНТ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЫ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ

— В Абхазии недвижимость — это очень тяжелый вопрос. Если бы была возможность, я бы раздал все недействующие объекты за рубль. Как в послевоенной Германии, когда разрушенные здания продавали чисто символически — за 1 долл. США.

Если объект не действует, требует серьезной реконструкции и нашелся инвестор, который готов его реконструировать и запустить на полную мощность или на его территории создать что-то новое, создать рабочие места, — это же плюс.

Например, в Сухуми есть гостиница «Абхазия», серьезно пострадавшая во время войны, которую российская группа компаний «Конти» приобретает за 60 млн руб. От здания фактически остались одни стены, а инвестор ее восстановит, приведет в надлежащее состояние, создаст рабочие места, да еще 2 млн долл. США заплатит в бюджет. Так, вместо того чтобы сказать ему спасибо, некоторые политики использовали эту сделку как повод для демагогии.

Другой пример — бывшая дача Сталина, которую собирался приобрести глава холдинга «Базовый элемент» Олег Дерипаска. Сама эта дача, если ее оценить чисто с материальной стороны, стоит максимум 50 тыс. долл. Он ее оценил в 10 млн долл. Когда наши политики и пресса подняли шум вокруг этой сделки, О. Дерипаска от нее отказался, и дача теперь стоит и рушится дальше.

Сегодня в Абхазии много неработающих, разрушенных зданий и предприятий, их надо отдавать серьезным инвесторам, которые готовы вложить сюда деньги. А когда ты начинаешь с ними торговаться, что за эту рухлядь хочешь больше, да еще чиновники разного ранга начинают прикладываться, то в итоге страдает экономика.

Причем сейчас инвесторы пока в очереди не стоят, так что аукционы и тендеры нелегко проводить. К тому же зачастую проще построить новое здание, чем восстановить наши старые объекты, разрушенные во время войны, а многие этого еще не понимают…

 

В свете того, что Россия вышла из режима экономических санкций по отношению к Абхазии, Совет Федерации как палата регионов может рекомендовать субъектам РФ напрямую сотрудничать с Абхазией.

 

Сергей Миронов, председатель Совета Федерации