1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Температура роста

Наша экономика открыта для глобального мира, поэтому рецессия американской экономики неизбежно отзовется и в России. В преддверии надвигающейся финансовой грозы мнения руководителей основных экономических ведомств страны о необходимых механизмах экономической политики разделились…

 

«Перегрев» Кудрина

Самым существенным риском для отечественной экономики, по словам главы Минфина России Алексея Кудрина, является рост денежной массы. Увеличение агрегата М2 составит в текущем году около 40%. Это в 1,5—2 раза выше, чем позволяют себе ведущие страны. Даже в Китае, Индии и Бразилии, экономика которых демонстрирует завидный рост, наращивание потока денег, поступающих в хозяйственный комплекс, не превышает 18—20%. В результате у нас снова будут проблемы с монетарной инфляцией: она все равно составит минимум 9,5 процентного пункта.

Еще одна болевая точка — взрывообразный рост внутреннего спроса, не обеспеченный предложением российских товаров и услуг. Последствием диспропорции между этими показателями становится постоянное расширение импорта, которое в среднесрочной перспективе может привести к отрицательному сальдо платежного баланса РФ.

Руководитель финансового ведомства также считает ошибочным чрезмерное стимулирование государством отдельных отраслей экономики. В качестве примера он приводит решение руководства Казахстана о стимулировании рынка жилья, в котором в той или иной степени были задействованы почти все местные банки. Строительство жилья и новых офисов было начато по всей стране.

Однако в момент финансового кризиса подавляющая часть строек была остановлена. А поскольку в банках были заложены эти объекты недвижимости, которые сейчас никто не собирается покупать, выданные кредиты оказались необеспеченными. В общем, картинка «а-ля Америка», только в развивающейся и к тому же соседней стране.

Теперь, возможно, Казахстану придется использовать свои золотовалютные резервы, чтобы спасти национальную банковскую систему. Руководство страны пришло к выводу, что нужен сбалансированный рост — примерно на уровне 7% — и стимулировать экономику необходимо, когда динамика ниже данной цифры.

По оценке г-на Кудрина, в нашей экономике сейчас наблюдаются признаки «перегрева», который нужно лечить мерами более жесткой финансовой политики.

 

«Охлаждение» Набиуллиной

Иного мнения придерживается глава МЭРТ РФ Эльвира Набиуллина. Сегодня настало время найти новый баланс приоритетов в решении важнейших задач социально-экономической политики.

На первое место выходит обеспечение экономического роста за счет наращивания инвестиций, как государственных, так и частных. Прежде всего речь идет о вложениях в человеческий потенциал, инфраструктуру, а также в крупные прорывные проекты в высокотехнологичных секторах экономики.

Однако этот приоритет может войти в противоречие с необходимостью поддержания макроэкономической стабильности. Мы находимся в сложной ситуации выбора, когда разрабатываются все новые стимулирующие меры, ставятся амбициозные цели и задачи развития экономики, наталкивающиеся на жесткую ограничительную финансовую политику.

Наша денежно-кредитная политика, по мнению г-жи Набиуллиной, нацелена на снижение темпов роста денежного предложения, но в этих действиях очень важно соблюдать меру. Отечественная экономика находится в стадии взросления и опережающего роста спроса на деньги.

С одной стороны, в стране наблюдается существенный рост кредитов экономике — в 2007 г. на 50,5%. А с другой — относительно ВВП банковские кредиты составили в России всего 37% (для сравнения: в Казахстане — 56%, Украине — 47%, Венгрии — 55%, в Китае — около 200 процентных пунктов). Поэтому высокий темп роста кредитов при достаточно низкой базе — вполне объяснимое явление.

Отечественная банковская и денежная системы остаются пока менее мощными, чем у наших конкурентов и партнеров. Другими словами, требуется расширение финансовой базы экономики, которая является очень важным фактором экономического роста.

В подтверждение своих выводов глава МЭРТ приводит макроэкономическую статистику. В целом за 2006—2007 гг. опережающий рост банковских кредитов обеспечил увеличение темпов ВВП примерно на 2%, что составляет порядка четверти всего роста экономики в год.

В этих условиях крайне важно, применяя денежные и бюджетные антиинфляционные меры, не остановить экономический рост. Его механизм только начал раскручиваться (буквально последние 2 года), вовлекая в свою орбиту новые сектора и виды деятельности. Важно его не «охладить», в том числе разговорами о «перегреве».

Для выхода из этого сложного противоречия требуются нетривиальные способы решения. Нужно искать развязки, и они есть.

Первой развязкой может стать модернизация налоговой системы, которая сегодня придерживается принципа нейтральности, а должна приобрести стимулирующую ориентацию. В первую очередь стимулировать инвестиции в инновации и человеческий капитал.

Необходимо оставить предприятиям финансовые ресурсы, которые они зачастую не могут получить из-за слабости банковской системы и финансовых рынков. Правда, здесь нужно продумать создание условий, при которых полученные компаниями дополнительные ресурсы пойдут не на разогрев инфляции и экспорт капитала, а на инвестиции в инновации и развитие человеческого капитала.

Второй развязкой будет использование тех «длинных» денег, которые появляются в экономике, будь то пенсионные накопления или средства Фонда национального благосостояния. Сегодня структура банковских пассивов входит в противоречие с требованиями к банковскому кредитованию со стороны заемщиков. Банк, выдающий долгосрочный кредит, резко увеличивает риск своей устойчивости. Экономике нужны «длинные» кредиты, а банки могут опираться лишь на «короткие» пассивы. В такой ситуации реализация крупных проектов в экономике фактически невозможна.

Третья развязка заключается в активизации действий Правительства и других органов власти, направленных на преодоление низкого уровня конкуренции на большинстве рынков. В результате не создаются стимулы к росту производительности труда, инновационной активности, технологическому перевооружению.

Главными факторами торможения здесь являются сложность входа на рынок (создания новых компаний), унаследованная высококонцентрированная (как в отраслевом, так и в региональном аспекте) структура целого ряда рынков и слабость государственного регулирования.

Формирование равных условий конкуренции должно войти в число приоритетов социально-экономической политики наравне с развитием человеческого потенциала.

 

Последствия выбора

Трудно не согласиться с Э. Набиуллиной в ее оценке приоритетности экономического роста. По мнению независимых экспертов, о «перегреве» можно говорить, если национальная экономика демонстрирует на протяжении нескольких лет высокий рост — не менее 10%. Так что до «перегрева» нам шагать и шагать.

Но, делая выбор в пользу экономического роста, нужно зафиксировать его в Стратегии-2020 и учитывать последствия такого решения для других важных социально-экономических задач.

Конечно, инфляция, которая признана самой большой проблемой нашей экономики по итогам прошлого года, увеличивалась медленнее, чем денежные доходы населения. То есть реальные доходы россиян выросли на 10,4 процентного пункта, но это лишь «средняя температура по госпиталю».

В данном случае очень важно обеспечить безусловную компенсацию инфляционных потерь социально слабым слоям населения, чьи доходы явно не опережали динамику цен. Фактически Правительство уже начало этот процесс, проиндексировав пенсии в феврале и марте 2008 г. Надо продолжить движение в этом направлении и обеспечить индексацию доходов всем гражданам с низким уровнем доходов, входящим в группу инфляционного риска, причем не только бюджетникам, но и работающим в частных компаниях.

Вполне возможно, что выбор приоритета экономического роста потребует отодвинуть временные рамки достижения некоторых целей, например превращение рубля в региональную резервную валюту. При инфляции свыше 10% решить такую задачу будет, мягко говоря, нелегко.

То же самое можно сказать и о создании в России нового мирового финансового центра.

Наконец, нельзя ставить перед Минфином жесткие показатели снижения инфляции, выполнение которых станет совсем нереалистичным при наращивании денежной массы и мягкой бюджетной политике. Ведь рассуждения главы финансового ведомства о «перегреве» в российской экономике в определенной степени связаны с тем, что его служебное кресло начинает «нагреваться», поскольку именно он несет ответственность за уровень инфляции.

В любом случае придется искать компромисс между позициями основных экономических ведомств. В конечном итоге формула благоприятного климата все равно будет выглядеть приблизительно следующим образом: перегрев + охлаждение = температура экономического роста.