1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2339

Штрихи к истории баланса

Кажется, что баланс существовал всегда, с момента рождения бухгалтерии. О необходимости производить балансировку показателей по бухгалтерским книгам упоминал еще Лука Пачоли в своем «Трактате о счетах и записях» от 1494 г. Балансы упоминались в трудах: А. Тальенте (1525), Д. Манчини (1534), Я. Импина (1541) — всех не перечислишь. Поскольку более ранние — долитературные — свидетельства изобретения баланса отсутствуют, приходится домысливать причину. А она, по наиболее распространенному мнению, состоит в следующем.

 

Испокон веков учет осуществлялся посредством записи на материальных носителях: камне, папирусе, бересте, пергаменте и т.п. Со временем в качестве носителя информации была выбрана книга как наиболее компактная и удобная для этого форма. На левой стороне книги купцы записывали приход товара, поступление денег, а на правой — расход. Во избежание ошибок купеческие регистрационные книги приходилось регулярно проверять, что производилось подсчетом сумм по колонкам, то есть по каждой странице. Однако подобные подсчеты не могли дать какой-то разумной цифры, поэтому купцами был использован арифметический прием: в рамках одной учетной записи решено было записывать одинаковые суммы в обеих колонках. Так возникла двойная запись, а вместе с ней и бухгалтерский баланс. Причиной изобретения, как мы видим, была необходимость проверки регистрационных книг посредством подсчета сумм по двум колонкам, получившим название дебета и кредита. Теперь при записи одинаковых сумм в обеих колонках осуществлять проверку оказалось легче: достаточно было убедиться в равенстве сумм в колонках по всем страницам.

Сальдо, которое значится по обеим колонкам, и стало бухгалтерским балансом. Это слово, употребляемое в качестве привычного (с начала XVIII в.) русскому слуху термина, произошло от французского balance, что переводится как «двухчашечные весы». Оно же, в свою очередь, берет начало от позднелатинского (IV в.) bilanx, что также означает двухчашечные весы (bi- < bis — дважды, вдвойне + lanx — чашка весов). Этимология термина дала повод изображать бухгалтерский баланс в качестве весов, гирями на которых являются объекты разной степени «тяжести» (рис. 1).

Внедрение баланса в русскую бухгалтерию удивительно совпадает с мировой историей.

Середина XVIII в. В России не издано ни одной авторской книги по бухгалтерскому учету, но есть принятый в 1740 г. «Устав о банкротах», в числе прочего предписывающий вести «Главную книгу, или Гроссбух, из которой ежегодно и во всякое время в подобных случаях можно сочинить баланс и видеть состояние дел».

Как в случае с Л. Пачоли, в первой же отпечатанной в 1783 г. в России бухгалтерской книге — переводе труда англичанина Дж. Хавкинса — упоминается баланс, причем не только упоминается, но даже фигурирует в названии, правда, лишь в третьем издании от 1810 г.: «Ключ к торговле или новый российский бухгалтер… открывающий науку бухгалтерии, как вести щоты, книги, касающиеся до коммерции, сочинять баланс…» К этому времени уже увидел свет труд россиянина Ивана Серикова, в котором автор излагал порядок месячного и генерального балансов, а также приводил их формы. Отчего бы и не привести, когда составление балансов предписывалось к тому времени не только общим «Уставом о банкротах», но и локальными нормативными актами, особенно в зарождающейся банковской деятельности?! В Уставе Государственного Вспомогательного банка для Дворянства говорилось: «По окончании всякого года главное Начальство Банка, освидетельствовав все книги и сделав счет всему Банковому капиталу, приходу, расходу, остатку и прибыли, представляет Баланс главному Попечителю для всеподданнейшего Его Императорского Величества поднесения».

Не отставали от практиков и педагоги. В первых специальных учебных заведениях Российской Империи, где преподавалась бухгалтерия, — Московском Коммерческом Училище, открытом в 1772 г., и Московской Практической Академии коммерческих наук, открытой в 1806 г., — ученики составляли месячные и четырехмесячные балансы.

Важным этапом нормативной регламентации бухгалтерского баланса стал 1834 г., когда был издан Закон о порядке ведения купцами торговых книг. В нем значилось: «Каждый торгующий, без изъятия, непременно должен поверять и считать себя по книгам своим ежегодно или по крайней мере каждые 18 месяцев, в какое время ему удобнее, и выводить баланс». А после выхода в 1836 г. Положения о товариществах по участкам, или компаниях на акциях крупнейшие акционерные общества того времени стали публиковать свои отчеты и балансы. Первым в 1842 г. был напечатан отдельным изданием отчет Российско-Американской компании.

Баланс сделался столь неотъемлемой частью бухгалтерии, что его не смогли игнорировать не только практики, но и теоретики. В 1889 г. в Одессе вышел труд И.П. Руссияна «Теория двойного счета имущества», в котором высказывалась революционная идея о том, что в активе баланса отражается имущество, а в пассиве — источники этого имущества. Такого мировая бухгалтерская наука еще не знала. Видимо, поэтому книга осталась не только неоцененной по достоинству, но и по большей части нераспроданной.

Коммерческая неудача И.П. Руссияна не остановила теоретиков в их пробудившемся интересе к балансу. Сначала одесский математик Н.С. Лунский повторил руссияновскую идею в «Кратком учебнике коммерческой бухгалтерии» от 1900 г. Затем, в 1908 г., преподаватель Г.А. Бахчисарайцев издал книгу «Как нужно изучать бухгалтерию? Мысли о законе двойной записи и о Балансе», в которой высказывает странные для своего времени мысли: «Баланс есть единственный счетный фундамент предприятия. Балансом начинается жизнь всякого предприятия. Баланс существовал еще тогда, когда человечество, занимаясь хозяйственной, меновой деятельностью, еще не имело никакого представления о бухгалтерии». В течение нескольких лет появляются книги А.К. Рощаховского «Балансы акционерных предприятий» и Н.С. Аринушкина «Балансы акционерных предприятий. Юридическая и бухгалтерская природа баланса, в связи с нормами русского финансово-податного обложения»; в Обществе разработки и распространения счетоводных знаний Е.Е. Сиверс прочитал доклад «Теория счета и теория баланса», а А.П. Рудановский — «Построение баланса».

Расцвет балансоведения — так в первой четверти ХХ в. называли методику изучения хозяйственной деятельности предприятий по данным бухгалтерской отчетности — наступил уже в советскую эпоху. Началось с П.Н. Худякова, опубликовавшего в 1920 г. книгу «Анализ баланса». Большой читательский успех имел Н.Р. Вейцман с его работой 1924 г. «Счетный анализ. Методы исследования деятельности торгового предприятия по данным бухгалтерии». Фактически Н.Р. Вейцман стал основателем счетного анализа как раздела бухгалтерского учета, занимающегося группировкой и толкованием учетных показателей. С той самой поры многие авторы с завидным упорством принялись находить соотношения между группами балансовых статей, давая получившимся коэффициентам звучные наименования: ликвидность, фондоемкость, маневренность, обеспеченность и т.п.

Стремление аналитиков отнормировать и скоординировать показатели баланса привело к лавинообразному росту последних. К началу 70-х гг. прошлого века баланс включал 10 разделов, а число строк достигло 152. Но чем более громоздким становился баланс, тем менее он привлекал внимание управленцев — сроки его подготовки все увеличивались одновременно с повышением количества ошибок, информация устаревала, не успев попасть в соответствующую графу.

«Реинкарнация» баланса совпала с рождением новой России. Ушли в прошлое такие статьи, как «Нормируемые оборотные средства», «Отвлеченные средства», «Средства, изъятые в связи с кредитованием по обороту», и множество других. Взамен появились данные о нематериальных активах, финансовых вложениях, расчетах по дивидендам. Баланс обрел современный вид и актуальное звучание.