1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1432

Конец эпохи тучных коров

В СОСТАВЛЕНИИ ПРОГНОЗА ПРИНИМАЛИ УЧАСТИЕ:

АНДРЕЙ НЕЩАДИН, к.с.н., заместитель директора Экспертного института РСПП, профессор МГУПБ;

МИХАИЛ МАЛЮТИН, к.ф.н., координатор Ассоциации политических экспертов и консультантов (АСПЕК), доцент кафедры публичной политики Высшей школы экономики;

АНДРЕЙ КАЛГАНОВ, д.э.н., старший научный сотрудник экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова;

ДМИТРИЙ ЖУРАВЛЕВ, государственный советник III класса;

ЛЕОНТИЙ БЫЗОВ, руководитель аналитического отдела ВЦИОМ;

ИГОРЬ СУНДИЕВ, д.ф.н., главный научный сотрудник

 

«ЭЖ» продолжает обсуждать с экспертами причины и последствия развивающегося в России кризиса. По их общему мнению, непосредственно финансовый кризис не является основной причиной проблем. Самый важный фактор для нас – цена реализации нефти. Предсказать, упадет она еще больше или вырастет, пока трудно, но от глубины падения напрямую зависит и глубина кризиса. Мы предлагаем консенсус-прогноз социально-экономических последствий кризиса в России. Эксперты сформировали два сценария. Первый – наилучший, предполагает, что цена на нефть вернется и удержится на уровне не ниже 70 долларов за баррель. Второй – худший для России – цена продолжит падение значительно ниже этого уровня.

 

70 ДОЛЛАРОВ И БОЛЬШЕ

1 Деньги, выделенные на поддержание ликвидности банковской системы, будут использованы и для слияния и поглощения банков, их число резко сократится.

2 Валютные ресурсы, выделенные для того, чтобы расплатиться с иностранными кредиторами и «спасти» от них заложенные пакеты собственных акций российских компаний, по всей видимости, впоследствии будут списаны. Это прибавит минимум 2–3% к инфляции, которая будет двузначной. Так что в самом лучшем случае инфляция в 2009 г. составит 12%.

3 Правительство активно будет поддерживать нефтяную и газовую отрасли. Чтобы увеличить добычу, начнется освоение Штокмановского месторождения. Продолжится реализация уже начатых проектов строительства нефтепроводов. В условиях подорожавших кредитов деньги на это будут выделяться из бюджета и Стабилизационного фонда. Инвестиционные планы нефтяных компаний будут поддержаны за счет повышения цены отсечения, а также роста цен на бензин.

4 Сократятся темпы роста в тех отраслях производственного сектора, которые более других зависят от кредитования (строительство, автопром, розничные сети), сократятся инвестиции в промпроизводство.

5 В пищевой промышленности спада не будет, но упадет или заморозится спрос на дорогие высококачественные продукты, предприятия перейдут на выпуск товаров нижнего ценового сегмента за счет использования заменителей дорогого сырья. Желательно, конечно, чтобы сокращение объемов продаж дорогих высококачественных продуктов шло за счет импорта.

6 Поскольку деньги дороги, то каждый день обладания ими будет весьма ценен, а значит, будут распространяться задержки платежей, что еще больше углубит взаимное недоверие участников рынка.

7 Торговое сальдо страны останется положительным, и валюта в стране будет, а это значит, с зарубежными кредитами ряд предприятий рассчитываться сможет.

 

40 ДОЛЛАРОВ И МЕНЬШЕ

1 Приток денег в экономику иссякнет. Реализуются в основном проекты, финансирующиеся за государственный счет: олимпийские объекты в Сочи, скоростные железнодорожные магистрали, новые корабли Военно-Морского Флота и прочие мегапроекты, которые неспособны подтолкнуть реальную экономику страны, поскольку слабо с ней связаны: не являются образующими для сколько-нибудь серьезных кластеров.

2 При достижении нулевого или отрицательного торгового сальдо практически весь золотовалютный запас придется отдать, расплачиваясь за 500-миллиардный кредит, половина которого привлечена госкомпаниями и банками.

3 Стабилизационный фонд будет исчерпан к 2011 г., в лучшем случае растянем его до середины 2011 г.

4 Спрос на товары класса люкс несильно сократится. Зато средний класс будет стремительно переходить в бедный. Сегодня к бедным, по данным соцопросов, себя относят 48% населения, а будут относить больше 60%.

5 Потеряет покупателей отечественная легкая промышленность – снизить себестоимость до китайской она не в состоянии. Продукты питания будут покупаться самые дешевые, содержащие большой процент заменителей и суррогатов. Возрастет дефицит белковой пищи в рационе людей.

6 Спрос на новое оборудование будет зажат отсутствием кредитов, инвестиционных денег и инфляцией с такими показателями, при которых на расширенное воспроизводство будут способны только предприятия по производству наркотиков. Обрабатывающая промышленность, в большой мере состоящая из предприятий, еще не успевших модернизировать оборудование, начнет стремительно сворачиваться, делая свой вклад в безработицу и нарастание социальных проблем.

7 Высокие технологии не только не удастся пристроить на внешние рынки, но и из-за потери внутреннего спроса они не будут востребованы и у нас.

8 Те небольшие средства, которые сейчас отпускаются на подлатывание дыр в ЖКХ, перестанут поступать: начнутся перебои в снабжении теплом, водой и электроэнергией.

9 Население начнет реагировать на резкое ухудшение своего положения. После Нового года, а скорее весной начнутся протестные выступления в регионах.

10 Кризис неизбежно начинает приводить к нарастанию борьбы внутри правящей элиты. Но следствием «драки» скорее всего будет не смена элит, а потеря управляемости страной.

 

Игорь Сундиев:

– С монетаристских позиций – Правительство действует единственно возможным способом. На деле – самым бестолковым. Ближайшая аналогия: лить бензин в загоревшийся двигатель, чтобы он продолжал работать.

Кризис системный, финансовый рынок сорвался первым как самая бестолковая надстройка над реальной экономикой. Спасение финансового рынка, основная цель которого в лучшие времена – обозначить размер «капитализации» наших компаний, – это оттягивание неизбежного конца.

Наша реальная зависимость от Запада – в продовольствии и медикаментах. Значит, надо быстро заключать долгосрочные продовольственные контракты с Венесуэлой, Бразилией, Аргентиной, фармацевтические – с Индией, Пакистаном. На что-либо другое в условиях нынешнего кризиса тратить деньги – преступление.

Уже первые признаки кризиса вызывают острые криминологические проблемы. Среди них: миллионы иностранных рабочих, ныне занятых в строительстве, через 2–3 месяца станут безработными и пополнят стройные ряды криминала; в спекулятивные операции на финансовом рынке вложено 300–400 млрд мафиозных денег, которые они себе вернут непременно, даже через повышенную смертность среди банкиров. Эти деньги скорее всего пойдут в продовольственный сектор, как наиболее стабильный и прибыльный на ближайшие десятилетия, что неизбежно вызовет новый передел собственности на сельскохозяйственные земли и инфраструктуру и, разумеется, рост цен на все виды продовольствия.

Чем быстрее наша бюрократия осознает, что мир уже другой, тем меньше крови ее и остальных прольется в ближайшие годы.

 

Леонтий Бызов:

– Пока никаких признаков социальной дестабилизации незаметно, но настроения людей меняются довольно быстро, когда речь идет о вещах жизненно важных. Я абсолютно согласен с тем, что реальная политика в страну вернется и, возможно, даже раньше чем через полгода. Только вот в какой форме?

Мы весной провели исследование, давшее среди прочих такой фундаментальный вывод: «путинская» стабильность держится на лояльности не столько самого среднего класса, еще довольно немногочисленного и социально неустойчивого, сколько на гораздо более массовом слое, подпирающем средний класс снизу, мы его назвали «срединным слоем». Если в 90-е гг. этот слой был настроен скорее негативно по отношению к властям, то сегодня – скорее позитивно. Это люди массовых профессий – врачи, преподаватели, строители, сотрудники мелких и средних фирм, научные работники. За период 2005–2008 гг. они выбрались из нищеты, стали осваивать образ жизни среднего класса, пользоваться платными услугами, кредитами, ипотеками, отдыхать за рубежом и так далее. Пока этот слой лоялен и имеет социальные перспективы, власть может спать спокойно, протесты и недовольство бедноты сами по себе никаких неприятностей сделать не могут, потому что в основном это социально пассивные группы.

Для «срединного слоя» цены на хлеб и молоко значения большого не имеют. Инфляцию в 15% или несколько более они перенесут, пока доходы этого слоя росли теми темпами, как в последние 3 года. Однако кризис наиболее сильно скорее всего ударит именно по этой группе, только-только начавшей «обрастать жирком». Снова придется экономить на том, на чем экономить уже отвыкли. Появится безработица в том сегменте рынка, который был плотно освоен именно этой группой. Конечно, это не значит, что весь срединный слой уйдет в революцию, в радикальную оппозицию. Но каким-то образом его недовольство будет канализировано.

Даст ли «новый протест» питательные соки традиционной партийной оппозиции на федеральном уровне? Мне кажется, что если и даст, то совсем немного. А вот приемлемая альтернатива в рамках нынешней «партии власти» появиться не только может, но и обязана – в силу логики исторического процесса. В любом случае ситуация выйдет из-под контроля кремлевских политтехнологов и обретет самостоятельное бытие.

 

– Мы привели два крайних сценария, но, по всей видимости, экономической катастрофы не будет, хотя нас будут ожидать 2–3 довольно тяжелых года. 2008-й станет последним годом, когда налоговые поступления от ТЭК формировали более 50% бюджета страны.

Произойдет сокращение темпов роста российской экономики при росте в 2007 г. на 8,7%, за 9 месяцев 2008 г. рост составил 4,9% к соответствующему периоду прошлого года, а в 2009 г. – составит не более 5%. Пока сокращение происходит за счет сворачивания имиджевых проектов и в первую очередь в строительстве. Так что девиз «Москва – мировой финансовый центр» придется на время отложить.

Инфляция в ближайшие 2–3 года составит двухзначную цифру – по итогам 2008 г. не менее 15%, что скажется на сжатии спроса со стороны населения.

2008-й также станет последним годом прироста трудоспособного населения – в дальнейшем нас ожидает только его сокращение, что создаст невозможность реализации экстенсивных проектов и трудности для Пенсионного фонда.

Ситуация требует повышать кредитную ставку из-за высокой инфляции, но спад экономики не позволяет этого делать. Поэтому в перспективе ожидается стагфляция – экономический спад на фоне высокой инфляции.