1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1434

Вернуть рыбу к российским берегам

В отечественном рыболовстве готовятся крутые перемены

«Торговля рыбой исконно дело воровское.
А посему жалованье им положить мизерное
да вешать по одному в год, чтоб другим неповадно было...»

из указа Петра I от 16 декабря 1721 г.

Злоупотребления и коррупция при распределении квот на вылов водных биоресурсов, полное отсутствие контроля за транспортировкой рыбной продукции, захват рынка сбыта криминальными структурами – три основные болезни, которые до основания поразили рыбопромышленный комплекс России, имеющий стратегическое значение для продовольственной безопасности страны.

 

Куда «уплывают» уловы

По данным Минсельхоза РФ, до 80% добываемой отечественными рыбопромышленниками в 200-мильной экономической зоне биоресурсов вывозится за рубеж, минуя таможенную систему России. И при этом рыбаки не нарушают закон. Существует прибрежная 12-мильная зона промысла, работая в которой рыбаки обязаны везти улов в отечественные порты. Работая же в 200-мильной зоне экономического суверенитета нашей страны, суда могут вывозить добычу в любую точку планеты, не оформляя таможенной декларации.

«Причины этому явлению известны, – говорит заместитель министра сельского хозяйства РФ Владимир Измайлов, курирующий рыбопромышленный комплекс. – Прежде всего стали неконкурентоспособными российские береговые перерабатывающие предприятия, построенные 40–50 лет назад, да и обеспечить полноценную оплату поставляемого сырья они не могут. А в Норвегии, к примеру, или в Японии и Южной Корее закупочные цены значительно выше, оплата производится наличной валютой и налоги можно не платить. Да и обслуживаются российские суда быстро.

Многие российские суда либо ремонтировались, либо были куплены за границей. И при заходе в отечественный порт их владельцы обязаны уплатить государству пошлину в размере 12% от стоимости судна или произведенных ремонтных работ. К тому же на российском берегу рыбаков ожидают различные бюрократические препоны, которые приходится преодолевать сутками, порой неделями в ожидании разгрузки скоропортящейся продукции. А в Норвегии, между прочим, на все процедуры уходит 2–3 часа».

Между тем доля импортной рыбной продукции на российском рынке продолжает расти и в настоящее время составляет более 38%, а в крупных промышленных центрах и в Москве доходит до 60%. По оценкам экспертов, отметка в 25% ставит под угрозу продовольственную безопасность страны. Причем российские компании экспортируют главным образом сырье с низкой добавленной стоимостью, а на отечественный рынок приходит готовая зарубежная продукция стоимостью в 3–4 раза выше, значительная часть ее производится из российского же сырья.

«К сожалению, мешают и транспортные барьеры, – считает замминистра. – Ведь у нас страна географически устроена так, что 60% рыбы находится на Дальнем Востоке, а 75–80% населения живет в центральной части России. Эти расстояния, конечно, тяжело преодолеваются. Может, стоит вернуться к опыту СССР, когда 50% стоимости транспортировки по железной дороге рыбной продукции с Дальнего Востока в центральные регионы государство брало на себя.

 

Чиновники тоже хотят «рыбачить»

В результате проводимой за последние 10–15 лет административной реформы рыбной отрасли оказалось, что количество ведомств, которые регулируют, контролируют, надзирают, разрешают или не позволяют производить те или иные действия в области рыболовства, увеличилось до двух десятков. Кроме таможенников, пограничников, служб капитанов портов «рыбачить» хотят пожарные, врачи, ветеринары и многие другие.

Руководитель Федерального агентства по рыболовству (Росрыболовство) Андрей Крайний считает, что существующая система квотирования не отвечает здравому смыслу и не поддается логике: «Мы добываем 250 видов рыб и морепродуктов и все квотируем. Надо полагать, что чиновники, принимавшие это решение, исходили из презумпции изначальной виновности рыбака. Поэтому его решено было обязательно ограничить – это первая задача. Вторая – чем больше квот, тем больше чиновников участвует в процессе их распределения. В результате принимаются все более взяткоемкие решения».

Эксперты давно предлагают резко сократить количество квотируемых объектов, сохранив квоты лишь на особо ценные, стратегические и исчезающие запасы водных биологических ресурсов. Но есть и малоценные породы рыб, за добычу которых рыбакам следовало бы даже предоставлять значительные льготы, а не сковывать их так называемым общим допустимым уловом (ОДУ). В частности, в Норвегии ОДУ существует лишь по 12 видам из 75, в Японии – по 10 из 700. ОДУ и квотирование связывают рыбака по рукам и ногам. Кроме того, именно вокруг квот на вылов биоресурсов концентрируется в отрасли вся коррупционная чехарда.

По оценкам экспертов отрасли, только на Дальнем Востоке государство ежегодно недополучает 6–10 млрд «рыбных» долларов. В регионе сложились кланы, которые наносят вред национальной безопасности страны, ее территориальной целостности.

Сегодня вся отраслевая подковерная борьба и грязь концентрируется вокруг квот на вылов биоресурсов. И каждый стремится вырвать больше. Но что получается. Огромное количество рыбопромысловых организаций не ведет производственной деятельности: многие продали флот, имущество и живут за счет спекуляции своими квотами.

 

Иностранцам вход в...

Судя по последним решениям Правительство РФ всерьез намерено взяться за наведение порядка в рыбной отрасли. В частности, с
1 января 2009 г. в России вступает в силу норма закона «О рыболовстве», которая предусматривает реализацию биоресурсов на рыбной бирже. Квоты на вылов рыбы будут выдаваться сроком на 10 лет. Получить право ловить рыбу в российских морских зонах смогут только те фирмы, которые за прошлые 4 года не допустили грубых нарушений правил рыболовства.

«Мы стоим на пороге очень важного для отрасли события, – подчеркивает А. Крайний. – Будем наделять рыбаков долями квот на 10 лет. Квоты будут предоставляться только собственникам флота или тем юридическим лицам, которые взяли в аренду флот на все время действия квот. Не секрет, что сегодня группа лиц, давно не занимающихся рыболовством, приобретает квоты с целью их дальнейшей перепродажи.

По мнению А. Крайнего, опасность заключается и в том, что часто квоты на добычу получают псевдороссийские компании, из уставного капитала которых торчат иностранные «уши». Таким образом, иностранный акционер отправляет всю морепродукцию на перерабатывающие предприятия сопредельных государств.

По словам президента Ассоциации добытчиков минтая Германа Зверева, «у честных рыбопромышленников появится больше возможностей цивилизованно развивать бизнес, не прибегая к коррупционным методам».

 

Государство берет под контроль 200-мильную зону

Еще одно новшество: с января 2009 г. все уловы из 200-мильной исключительной экономической зоны России должны будут проходить таможенное оформление на нашей территории. Причем то, что рыбаки намерены продать за рубеж, они обязаны будут реализовывать через биржу. В результате рыбы на российском рынке прибавится, а налоговые поступления в бюджеты увеличатся... Г. Зверев также полагает, что сокращения рабочих мест в отрасли в связи с выходом из бизнеса части компаний не произойдет. Общий объем вылова не снизится, а это значит, что рыбаки просто перейдут на службу на более успешные предприятия.

Правительство РФ одобрило также инициативу Росрыболовства усилить контроль над транспортными судами, которые занимаются приемкой уловов рыбы и других биоресурсов с промысловых судов, ее транспортировкой и хранением.

В настоящее время, считают в Федеральном агентстве, законодательство России в сфере рыболовства в достаточной степени регламентирует лишь работу промысловых судов, которые ведут вылов рыбы, но то, что происходит потом – перегрузка вылова на другое судно, его транспортировка за пределы района промысла, – практически не регулируется.

В результате в морских районах России возросло количество транспортных судов, в том числе под флагами Камбоджи, Панамы, Белиза, Грузии, Монголии и некоторых других стран. Обеспечить государственный контроль за их работой намечается путем введения лицензирования их деятельности. Предложения ведомства поддержали ФСБ, ФТС, Минтранс России, а также администрации Камчатского и Хабаровского краев.

 

Ходоков в Москву поубавилось

В Росрыболовстве сейчас проверяют заявки на участие в конкурсе, поступившие от бизнеса. Их стало заметно меньше, поскольку далеко не все компании имеют собственный флот и полностью российский капитал. Тем не менее в ведомство поступило уже 1557 заявок на квоты 2009–2019 гг. Руководитель Центра общественных связей Росрыболовства Александр Савельев сообщает, что приняты беспрецедентные меры для предотвращения коррупции при дележе рыбного пирога. Комиссия обсуждает заявки в комнате без окон, у дверей дежурит охранник. Заседания записываются на аудио и видео, протоколы публикуются на сайте ведомства.

Таким образом, по сути, формируется закрытый клуб рыбаков. В течение двух пятилеток новая компания сможет войти в него лишь в том случае, если кто-то из обладателей права ловить рыбу будет нарушать правила рыболовства. В таком случае долю квоты у него отнимут и выставят на аукцион.

В ведомстве признают, что «клубность» имеет очевидные недостатки. Чтобы конкуренция на рынке рыбы не ослабела, в Росрыболовстве со следующего года резко уменьшают количество видов водных биоресурсов, на которые выделяются квоты, чтобы и другие участники рынка имели возможность вести промысел рыбы и морепродуктов, не включенных в ОДУ.