1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1346

Зальем ли нефтедолларами пожар экономики?

Россия опять пошла своим путем

Мир борется с финансовым кризисом. Россия в этом плане не остается в стороне, доказательством чего является утвержденный 7 ноября 2008 г. правительственный План действий, направленных на оздоровление ситуации в финансовом секторе и отдельных отраслях экономики. Триллионы долларов уже потратили ведущие державы, включая Россию, на борьбу с кризисом. Но какими методами боремся мы, а какими – они? От чего следует ожидать положительного эффекта?

Финансовые затраты России (уже сделанные и запланированные) на преодоление кризиса пока составляют 6 трлн руб., что равно 13,9% от объема ВВП (2008 г.). Это примерно в 5 раз меньше аналогичных затрат Великобритании, в 17 раз меньше – США и т. д. (см. табл. 1). Но Департамент стратегического анализа компании ФБК обращает внимание на другое: использование этих средств у них и у нас разное.

Что делать?

Страны мира выделяют ресурсы на предоставление госгарантий – 52%. Это минимальная оценка, так как ряд стран предусмотрели гарантии в полном объеме, без указания точной требуемой суммы. Россия в этом плане отличается разительным образом – 0%. Зато на капитализацию (прежде всего банков) выделяет 84% средств, что значительно превышает долю средств, выделяемых на эти цели в среднем по странам мира – 15%. (см. табл. 2).

То есть международное сообщество достаточно быстро и абсолютно точно установило основную болевую точку: нынешний кризис – это кризис доверия. А потому национальные антикризисные программы первостепенное внимание уделяют повышению уровня доверия.

Программа США TARP выделяется в этом отношении тем, что в ней четко фиксируются принципы, на которых базируется ее выполнение. Реализация программы на данных принципах, очевидно, также призвана решить проблему кризиса доверия. Граждане вновь должны доверять банкам, все налогоплательщики – государству.

В России кризис не оценивается как кризис доверия.

Кто виноват?

У нас в этом плане плохая наследственность. По большому счету именно недостаток доверия явился в советской экономике причиной общего кризиса всей системы. Государство не доверяло производителям, не доверяло рыночной системе хозяйствования, старалось планировать все и вся. В результате – кризис. Кризис 1998 г. тоже разразился из-за проблем с доверием (держатели ГКО утратили доверие к действиям финансовых властей).

Такое положение более всего располагает к тому, чтобы при первых признаках финансовой нестабильности уровень доверия резко снизился. И Россия это ощущает в наибольшей степени. В результате банки перестают доверять компаниям реального сектора, те – банкам, которые, в свою очередь, к коллегам-банкам уже не относятся с прежним уровнем доверия. Отсюда проблема с кредитованием и платежами.

Государство также все меньше доверяет банкам, беря на себя функции по тотальному контролю за банковской системой и ее регулированию. Субъекты хозяйственной деятельности отвечают государству тем же. Бизнес действует по принципу «дают – бери», не более того. Недоверие же к государству проявляется в том, как используются эти средства. Деньги в значительном своем объеме идут на валютный рынок, а затем утекают из страны.

Все это означает, что выходить из кризиса Россия будет тяжелее и дольше. Ибо признание ключевой проблемы нынешнего кризиса – резко снизившийся уровень доверия – заставляет сосредоточиться в борьбе с кризисом на задействовании вполне определенных механизмов. Если главная проблема не в отсутствии средств, а в непроходимости, тромбах финансово-кредитной системы, значит, требуется предпринимать и соответствующие усилия. И ключевыми здесь являются меры страхования, обеспечения, гарантирования. Деньги в этом случае не направляются в своем колоссальном объеме в экономику, а резервируются именно для того, чтобы названные выше механизмы реально заработали.

Именно так действуют правительства зарубежных стран: особое внимание они уделяют задействованию механизмов гарантирования, обеспечения и страхования.

В Германии объем государственных гарантий по долгам финансовых институтов определен в 400 млрд евро. Кроме того, 20 млрд евро резервируется в том числе для гарантий по страхованию депозитов частных лиц. В Великобритании сумма гарантий для банков, участвующих в схеме рекапитализации, определена в 250 млрд фунтов стерлингов. Также банки могут получить гарантии Правительства по любым необеспеченным долгам сроком погашения до 3 лет. Франция предусмотрела 350 млрд евро на гарантии по межбанковскому кредитованию. Австрийское правительство на эти же цели выделило 75 млрд евро...

Сравнительный анализ мер ответственности и контроля позволяет выявить существенные отличия между российской и зарубежными программами.

В США предусмотрены реальные механизмы возложения ответственности на тех, чьи действия (бездействие) способствовали развитию кризиса. Так, американская программа TARP прямо указывает, что менеджеры, приведшие к удручающему положению свои компании, должны заплатить за свои ошибки. Это означает, что участвующие в программе помощи проблемным активам компании будут лишены определенных налоговых льгот, им необходимо будет ограничить вознаграждения и выплаты отступных высшему управленческому персоналу компании. Придется им возвратить и ранее выплаченные бонусы или мотивационные компенсации, если такие будут признаны ошибочными.

В Германии рекапитализация банков предусматривает необходимость призвать менеджеров к ответственности (посредством реализации требований к стратегии ведения бизнеса, к вознаграждениям менеджеров и т.д.). Выплаты дивидендов акционерам должны быть прекращены.

Российские антикризисные меры отличаются тем, что об ответственности менеджеров (собственников) чьи действия (бездействие) привели к тому, что те или иные активы стали проблемными, в них ничего не говорится. В принципе это объяснимо: когда первопричиной был и остается американский финансовый (ипотечный) кризис или в крайнем случае мировой финансовый, то естественно, что ответственной за все происходящее может быть только заграница.

 Какой счет?

Вопрос контроля за выполнением антикризисных мероприятий и расходования выделения ресурсов также имеет важное значение. Американская программа прямо говорит о том, что казначейство не может выступать единоличным арбитром при распределении средств фонда. Учреждается Совет по контролю за использованием его средств, который совместно с генеральным инспектором должен предупредить хищения, мошенничество и злоупотребления средствами фонда.

Германия также со свойственной ей аккуратностью подошла к решению вопроса контроля. Было принято решение о том, что бундестаг сформирует Комитет по Фонду стабилизации финансового рынка в составе 9 членов из Бюджетного комитета. На его заседаниях будут заслушиваться члены комитета управления фонда.

Зато в России считается, что действующих контрольных механизмов будет вполне достаточно. Во всяком случае созданный в октябре 2008 г. Совет при Президенте Российской Федерации по развитию финансового рынка Российской Федерации является совещательным органом и, таким образом, не предполагается, что он может выполнять какие-либо контрольные функции.

Правда, в последнее время появилась информация о том, что расходование выделенных средств банками должно контролироваться Банком России в лице специально уполномоченных на это лиц. Тем не менее в целом можно констатировать тот факт, что Россия в вопросах контроля за расходованием антикризисных средств гораздо в большей степени полагается на то, что действующих механизмов для решения соответствующих задач будет достаточно.

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Александр Мельников, заместитель директора Агентства страхования вкладов:

– Частично я соглашусь: то, что мы наблюдаем, – это очевидный кризис доверия. Но на самом деле основная проблема, с которой мы столкнулись, – это очень быстрый переход экономики с другого принципа финансирования, отзыв заметной части ресурсов, на которых мы жили, и, как следствие, попадание в «ловушку ликвидности». Но если проблема с ликвидностью, то надо начинять рынок деньгами и проводить «тотальное ковровое денежное бомбометание», потому что не знаешь, где точно сосредоточена проблема, не знаешь, где есть узкие места, которые можно было бы расшить, да времени для этого нет. Единственный путь, может быть, более затратный с точки зрения стороннего наблюдателя, но более адекватный в сложившейся ситуации – это наводнение рынка деньгами.

Потому что наша проблема, по моему глубокому убеждению, в ликвидности для проведения тех или иных платежей, начиная с определенного момента времени. Для того, чтобы ее решить, и для того, чтобы «рассосать» наслоившуюся на нее проблему доверия между контрагентами, нужно дать рынку избыточную ликвидность. По-другому я, честно говоря, не знаю, как можно с этой ситуацией справляться.

Подозреваю, что гарантии, которые можно было бы предоставить контрагентам, в наших условиях не привели бы ни к какому результату. И я являюсь очень большим скептиком в отношении применения этих гарантий на других рынках в том числе. Потому что у меня есть некоторые подозрения, что с нашими проблемами они столкнутся, может быть, в следующем году. И тогда они посмотрят, чего стоят эти гарантии.

 

Николай Коварский, бизнес-консультант, сопредседатель Клуба бизнес-аналитиков и предпринимателей «20-15»:

– С моей точки зрения, речь идет о значительно более глобальных вещах и значительно более фундаментальных. Мир ищет новую цену всему. Если вы проедете по портам Европы, то обнаружите, что все они завалены по горло разными товарами: сталь, алюминий в чушках, удобрения... Никто ничего не берет. У нас то же самое – к примеру, через питерский порт, кроме контейнеров и вялой торговли нефтью, ничего не идет.

Мир замер. Он ждет, сколько будет что стоить. Сколько будет стоить нефть – 50 долл. или 5 за баррель, сколько будут стоить удобрения, сколько будет стоить евро. И на эти вопросы нет ответа. На них никто не даст ответа, кроме времени. Пройдет какое-то время, мы докатимся до какой-то точки, и в этой точке будет дно. После этого все поймут: ага, вот нефть стала стоить столько-то и теперь это можно принять за какую-то точку отсчета. С этого начнется.

Что касается действий государств и правительств, я считаю, что по обыкновению они будут действовать в каждой точке принятия решений неправильно и так будет все время. Так всегда бывало...

Вот такая тяжелая ситуация. Наверное, в мире не было никогда такой. Остается рекомендовать Правительству продумать систему мер по поддержанию наиболее остро нуждающихся и не тратить деньги ни на что без необходимости, потому что они нам еще понадобятся...