1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Дуэль на бензиновых пистолетах

Не нужен сговор там, где все уже поделено

К началу декабря средняя цена на бензин в США составила 1,892 долл. за галлон (3,78 литра), или около 50 центов за литр. Столько моторное топливо там стоило аж в марте 2005 г., а в нынешнем июне оно дорожало до 1,5 долл. за литр. Но после того как на мировом рынке нефть стремительно подешевела, упали и бензиновые цены в США.

В России бензиновые цены тоже снизились, но не в разы, а на 1,5–2 руб. (по сравнению с «пиковым» июнем). А если считать с начала года, то моторное топливо за это время подорожало примерно на 14%. Да и нынешнее удешевление у нас связано не с мировым нефтяным рынком, а с требованиями «навести порядок» премьера Владимира Путина к Федеральной антимонопольной службе.

Почему же «у них» работают законы рынка, а «у нас» – лишь приказы начальства?

Глава ФАС России Игорь Артемьев утверждает, что «справедливой розничной ценой на бензин» в условиях падения стоимости нефти на мировых рынках надо считать 21 руб. за литр. Откуда взялась именно эта цифра, неизвестно. Год назад, в декабре 2007-го, бензин в России успешно продавали по 20 руб. за литр, хотя нефтяные цены были куда выше нынешних. Да и вообще нормальный рынок, которым правят спрос и предложение, не знает, что такое «справедливая цена».

Но в июле, как помним, в ситуацию на российском топливном рынке вмешался премьер-министр В. Путин. Не пожалев старого знакомца по Санкт-Петербургу, глава Правительства предупредил И. Артемьева: «Нужно Федеральной антимонопольной службе наконец проснуться и активно, эффективно исполнять свои функции. Если этого не будет... будут приняты соответствующие кадровые решения».

ФАС отреагировал мгновенно, разослав «нефтяным баронам» России – «Лукойлу», «Газпромнефти», ТНК-BP, «Роснефти», «Сургутнефтегазу», НК «Альянс» и «Татнефти» – грозные письма с настоятельной рекомендацией немедленно снизить цены на нефтепродукты. Ситуацией заинтересовалась Генпрокуратура, которая принялась создавать «межведомственные рабочие группы по противодействию ценовым сговорам» с участием органов МВД, федеральных антимонопольной и тарифной служб, ФСФР, Минтранса и Минсельхоза. Стало ясно, что и суды теперь в любом процессе встанут на сторону ФАС.

В общем, нефтяники все поняли... И сбросили(сь) по рублику...

Каково же было удивление российских автомобилистов, когда из-за океана пришло сногсшибательное известие: в США цены на бензин упали более чем вдвое! Еще летом средняя цена моторного топлива держалась на уровне 4,18 долл. за галлон (3,8 л) – а к середине ноября упала до 2 долл. за галлон и ниже. В некоторых штатах сегодня можно заправиться всего по 45 центов за литр. В переводе на рубли – 12–13 руб.

Что самое любопытное: власти США не имеют к этому понижению никакого отношения. Тамошние антимонопольщики никому не рассылали угрожающих писем. Прокуроры не создавали никаких «межведомственных комиссий». Более того, власти страны, включая Барака Обаму, очень обеспокоены: насмарку могут пойти программы в области сбережения энергии, ибо при низких ценах на нее людей трудно приучать к экономии...

Возникает вопрос: что же там произошло? Да ничего особенного. Рынок, понимаешь ли...

Знаете ли вы, сколько нефтяных компаний (операторов) действует в США? 13 800. Причем самые крупные из них – «первая пятерка» – поставляют на американский рынок лишь 40,3% нефти. Вторая «пятерка» – еще 12%. Оставшуюся половину нефти в США добывают компании-«карлики» (по российским меркам).

Знаете ли вы, сколько в США нефтеперерабатывающих заводов? Более 200. Их основное занятие – переработка «давальческой» нефти, то есть они получают сырье от нефтедобытчиков (операторов) и отдают им готовую продукцию – бензин, дизтопливо и т.д. Которую операторы продают владельцам АЗС.

Знаете ли вы, сколько в США бензоколонок? Почти 162 000. Из них лидеру американского рынка – компании Shell принадлежит 14 000 (8,6%), на втором месте Btitish Petroleum – 13 000 (8,02%). А в некоторых штатах нефтяным компаниям вообще запрещено иметь собственные автозаправки.

Ну и какой там может быть монополизм?

Зато в России «первая пятерка» нефтяных компаний – «Роснефть», «Лукойл», ТНК-ВР, «Сургутнефтегаз», «Газпромнефть» – добывает свыше 75% нефти. А количество малых независимых добывающих компаний ничтожно, и объем добываемой ими нефти неуклонно сокращается: в 1998 г. было 10% – в 2007-м только 5% (данные ФАС). В России действует около 20 нефтеперерабатывающих заводов, подавляющее большинство которых также принадлежит «первой пятерке». В итоге 85% нефтепродуктов поставляется на российский рынок вертикально интегрированными компаниями (ВИНК).

Судите сами: надо ли им «договариваться» о какой-то совместной ценовой политике, когда и так все поделено?

По данным ФАС, компания «Роснефть» полностью контролирует 14 регионов: Архангельскую, Белгородскую, Брянскую, Воронежскую, Липецкую, Орловскую, Пензенскую, Сахалинскую, Смоленскую, Томскую и Ульяновскую области, Алтайский край, республики Бурятия и Хакасия.

«Лукойл» контролирует 9 регионов: Астраханскую, Владимирскую, Волгоградскую, Вологодскую, Кировскую и Челябинскую области, республики Коми и Марий Эл, Удмуртскую Республику.

«Газпромнефть» вместе с ТНК-ВР контролирует Ивановскую, Кемеровскую, Новосибирскую, Омскую, Ярославскую, Калужскую, Костромскую, Курскую, Саратовскую области, ЯНАО.

«Сургутнефтегаз» – Калининградскую, Новгородскую, Псковскую и Тверскую области.

Добавим к этому, что в стране катастрофически не хватает АЗС – их всего лишь около 25 тыс. И если 10 лет назад 70% из них были независимыми, то теперь таковых лишь 50%. Да и те вынуждены покупать нефтепродукты на заводах, принадлежащих монополистам, по цене, включающей маржу сбытовых подразделений ВИНК.

ФАС по этому поводу констатирует, что «доминирующая компания поставляет нефтепродукты в адрес собственных АЗС по себестоимости, а при поставке независимым АЗС осуществляется продажа мелкооптовых партий, что обусловливает низкую рентабельность независимых АЗС и позволяет ВИНК осуществлять ценовое давление. Одновременное доминирование и на рынке хранения (нефтебазы) также может приводить к резкому сокращению реализации независимыми АЗС (вплоть до закрытия АЗС) в связи с тем, что в условиях дефицита снабжение собственных АЗС осуществляется доминирующей компанией в приоритетном порядке.

В США такое невозможно. Понятно, что нынешняя монополизированная система снабжения нефтепродуктами досталась России от Советского Союза. Но на нефтяном рынке США когда-то тоже хозяйничали гиганты-монополисты и все было примерно так, как сейчас у нас. Но потом появилось антимонопольное законодательство, рокфеллеровская «Стандарт Ойл» была принудительно разделена, а мелкие производители получили помощь и защиту властей и общества.

И это оказалось самым главным. Мы представляем себе США как страну-гигант, но это страна малых городов – более 80% ее населения живет в «таунах», численность населения которых не превышает 30–50 тыс. человек. В этой стране создана мощная промышленность, но она зиждется на малом и среднем бизнесе, который составляет две трети экономики.

Именно этот феномен объясняет, например, тот факт, что американцы практически не вывозят из своей страны бензин в Европу, где цена на него вдвое выше: мелкому оператору это невыгодно, слишком велики накладные и транспортные расходы. А если «малыши» начнут объединяться для совместных занятий таким бизнесом, они немедленно попадут под «антимонопольный колпак».

Этот же феномен объясняет быструю реакцию американского рынка нефтепродуктов на рост/снижение мировых цен. Мелкому американскому оператору не у кого спрашивать, за какую цену реализовать свой товар, а продать нужно быстрее – конкуренты наседают. И он держит цену на минимуме: выросла у всех – и он поднял, чуть затоварился рынок – тут же сбросил...

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО


О противозаконныхъ действiяхъ для непомернаго возвышенiя ценъ на жизненные припасы

За стачку* торговцевъ или промышленниковъ для возвышенiя цены не только предметовъ продовольствiя, но и другихъ необходимой потребности товаровъ, или для непомернаго пониженiя сей цены въ намеренiи стеснить действiя производящихъ или доставляющихъ сiи товары, а чрезъ то препятствовать и дальнейшему въ большемъ количеству привозу оныхь, зачинщики такихъ протизозаконныхъ соглашенiй подвергаются:

  • заключенiю въ тюрьме на время отъ четырехъ до восьми месяцевъ;
  • а прочiе, только участвовавшiе въ нихъ, приговариваются, смотря по степени его участiя:
  • или къ аресту на время отъ трехь недель до трехъ месяцевъ;
  • или къ денежному взысканiю не свыше двухсотъ рублей.

Когдажъ отъ такой стачки произойдетъ деиствительный недостатокъ въ товарахъ первой необходимости и cie будетъ поводомъ къ нарушенiю общественнаго спокойствiя, то зачинщики приговариваются:

  • къ лишенiю некоторыхъ особенныхъ, на основами статьи 50 сего Уложенiя, правъ и преимушествъ и къ заключенiю въ тюрьме на время отъ одного года и четырехъ месяцевъ до двухъ летъ (ст. 30, IV);

а прочiе виновные:

  • къ заключенiю въ тюрьме на время отъ четырехъ до восьми месяцевъ.

* Стачка – здесь в значении «сговор».

Источник:

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.

1845 г., статья 1180