1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1559

Суды не дадут злоупотреблять правом

Суды не дадут злоупотреблять правом

В хозяйственной практике встречается всякое, в том числе и желание контрагента намеренно причинить вашей компании вред или злоупотребить своим правом. Понятие «злоупотребление правом» содержится в Гражданском кодексе России и до сих пор в судах к его использованию в защите своих прав прибегали немногие. Поэтому отчасти данный институт до последнего времени был мало разработан. И вот в конце прошлого года Президиум ВАС РФ обобщил в своем Обзоре практику применения статьи 10 ГК РФ (Информационное письмо от 25.11.2008 № 127), и теперь многим стало проще ориентироваться в злоупотреблениях. Обратимся к наиболее ярким моментам этого Обзора.

 

Хроники корпоративных войн

Директорам, желающим манипулировать своими коллегами и акционерами, впредь придется быть осторожнее: некоторые их действия могут быть признаны злоупотреблением.

Так, например, один директор АО решил заблокировать решение совета директоров общества, для чего сначала сам не явился на заседание, а затем потребовал признать решение совета директоров недействительным в связи с отсутствием кворума. Суд такое поведение расценил как злоупотребление правом (п. 1 Обзора).

Впрочем, акционерам мстительность тоже не к лицу. Об этом напомнил ВАС РФ в разгар корпоративной войны, разгоревшейся между коммерческим банком и его акционером. Как следовало из материалов дела, одному из акционеров очень хотелось внести изменения в положение о наблюдательном совете банка (п. 4 Обзора), но другие акционеры его желания не разделяли.

Тогда обиженный акционер начал инициировать созыв внеочередного общего собрания акционеров в очной форме, на что по закону имел полное право. К тому времени, как его «остановили», уже было проведено 3 внеочередных общих собрания, разумеется, за счет банка.

В этом суду помогла ст. 10 ГК РФ: в сложившейся ситуации суд счел, что предъявление требования о созыве четвертого внеочередного общего собрания акционеров по тому же вопросу является злоупотреблением правом со стороны истца, и отказал в удовлетворении заявленного требования.

Такая же участь постигла и непатриотичных акционеров, которым на родине стало тесно и которые надумали проводить общие собрания вне ее пределов – в городах, расположенных в странах дальнего зарубежья (п. 5 Обзора). То, что ни общество, ни сами акционеры не осуществляли какой-либо деятельности в тех иностранных государствах, где расположены соответствующие населенные пункты, акционеров не смущало.

ВАС РФ вернул акционеров на родную землю, указав, что выбор зарубежных городов в качестве мест проведения общих собраний может препятствовать тем или иным акционерам (прежде всего физическим лицам) принять участие в общих собраниях акционеров и является злоупотреблением правом по смыслу ст. 10 ГК РФ.

 

Споры вокруг аренды

Строительство воздушных замков – удел романтиков. Но иногда такие настроения посещают и прагматиков.

Как-то раз арендодатель (ООО) предписал своему арендатору (АО) освободить занимаемое помещение «по истечении 3 месяцев с момента получения соответствующего уведомления» (благо что договор аренды был бессрочным). Но АО ждать 3 месяца не стало и через 2 недели съехало (п. 2 Обзора).

ООО долго не горевало и через 10 дней пустило в помещение новых арендаторов. Но про АО не забыло: выставило ему счет за аренду за те самые 3 месяца. Что послужило поводом к принятию такого решения, остается загадкой, но суд первой инстанции требование арендодателя удовлетворил частично, а именно в размере арендной платы с момента освобождения помещения до момента заселения новых арендаторов. Остальные претензии ООО суд счел явным злоупотреблением.

ВАС РФ такую «аренду воздуха» не поддержал и счел, что возврат арендатором помещения и принятие его арендодателем без оговорки свидетельствуют о прекращении договора аренды с момента его возврата. Нет аренды – нет и права на ее оплату. А раз нет права, то и злоупотреблять нечем. Стало быть, и ст. 10 ГК РФ неприменима.

Впрочем, иногда романтиками становятся и чиновники.

Удивительную изобретательность продемонстрировало муниципальное образование (далее – МО), которое в лице своего комитета по управлению городским имуществом обратилось в арбитражный суд с иском к детской музыкальной школе о взыскании задолженности по договору аренды помещения, а также о его расторжении и выселении из занимаемых помещений (п. 3 Обзора).

При этом пикантность ситуации заключалась в том, что МО было не только арендодателем, но и собственником этой школы – муниципального бюджетного учреждения. Помещение же было сдано школе в аренду за плату, которую составляла «часть ежемесячной выручки, получаемой от проведения платных факультативных курсов» и которая вносилась «по мере накопления средств». Удовлетворение иска МО означало бы не что иное, как ликвидацию школы.

Для решения подобных ситуаций ВАС РФ предписал судам чаще проявлять инициативу и смелее применять п. 2 ст. 10 ГК РФ, независимо от того, ссылались ли на нее стороны в споре или нет.

Иногда злоупотребление правом ставится в зависимость от энергичности сторон договора.

Известно, что договор аренды помещения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации, в противном случае он считается незаключенным (п. 2 ст. 651 ГК РФ).

Часто стороны, заключившие такой договор, по тем или иным причинам не торопятся с его регистрацией. Иногда такая беспечность обходится дорого.

Так, ООО обратилось в арбитражный суд к индивидуальному предпринимателю с иском о выселении его из помещений, принадлежащих истцу на праве собственности. Свое требование ООО обосновывало тем, что подписанный сторонами договор аренды на срок 5 лет не зарегистрирован в установленном порядке и является незаключенным (п. 7 Обзора). Следовательно, предприниматель пользуется нежилыми помещениями без оснований.

Суд иск удовлетворил, отказавшись признать действия ООО злоупотреблением правом. И вот почему.

В данном случае предприниматель мог на основании п. 3 ст. 165 ГК РФ понудить ООО к регистрации договора в судебном порядке и потребовать возмещения убытков, причиненных уклонением от нее. Таким образом, раз предприниматель не предпринял разумно необходимых действий для защиты своих прав, то с какой стати делать это суду, применяя п. 2 ст. 10 ГК РФ!

 

Недобросовестная конкуренция с помощью чужого бренда

Предусмотреть в законодательстве все возможные способы смешения товарных знаков с другими информационными объектами, включая фирменные наименования и их последствия, невозможно. Вот и приходится восполнять пробелы ВАС РФ (п. 8 Обзора).

Как следует из материалов дела, японская компания «Акай Электрик Ко, Лтд» обратилась в арбитражный суд с заявлением об удовлетворении возражений против предоставления правовой охраны на территории РФ словесному товарному знаку «AKAI», зарегистрированному на имя гонконгской компании «Акай Юниверсал Индастриз Лтд» (далее – гонконгская компания).

По мнению японской компании, обозначение «AKAI», несмотря на приоритет гонконгского товарного знака (22.02.2002), еще до этой даты приобрело известность среди российских потребителей как обозначение, используемое японской компанией в своей хозяйственной деятельности в РФ, в связи с чем вызывает устойчивую ассоциацию именно с ней.

ВАС РФ с этой точкой зрения согласился. Он указал на то, что японская компания получила право на фирменное наименование, в том числе на его часть («AKAI»), 15.07.29 – задолго до регистрации другого юридического лица со схожим элементом в наименовании (23.01.2002) и подачи им заявки на регистрацию спорного товарного знака (22.02.2002). Факт известности именно японской компании подтверждается и самой гонконгской компанией, которая построила рекламную кампанию под лозунгом «Akai – Возвращение легенды», поддерживая у потребителей впечатление, что гонконгская компания является представителем японской компании.

При названных обстоятельствах действия гонконгской компании по приобретению исключительного права на товарный знак «AKAI» были признаны актом недобросовестной конкуренции и злоупотреблением правом (ст. 10 ГК РФ). Таким образом, ВАС РФ признал факт нарушения права японской компании и обязал Роспатент аннулировать регистрацию товарного знака.

В связи с таким решением обратимся к «истории». Сходные споры возникали и ранее, например, в случае регистрации товарного знака, идентичного или сходного до степени смешения с названием средств массовой информации (СМИ). Если на указанное наименование СМИ товарный знак не был зарегистрирован, то, по логике Президиума ВАС РФ, формальное использование в названии СМИ чужого товарного знака должно расцениваться как нарушение исключительных прав его владельца.

Однако судебные органы к таким спорам относились весьма неоднозначно.

Вспомним хотя бы Постановление ФАС Московского округа от 01.03.2006 № КГ-А40/14128-05-П, где ООО, владеющее товарным знаком «Кузьмич», обратилось в суд с иском к ЗАО о прекращении использования последним в названии газеты обозначения «Кузьмич», сходного до степени смешения с указанным товарным знаком.

Согласно материалам дела ООО являлось правообладателем товарного знака «Кузьмич» с приоритетом от 1999 г., а ЗАО зарегистрировало газету «Кузьмич» в 2001 г. В результате, несмотря на то что исключительные права на товарный знак «Кузьмич» возникли ранее государственной регистрации СМИ, ООО оказалось лишено возможности использовать этот товарный знак в своей предпринимательской деятельности в части издания газет.

Но в рассматриваемой ситуации окружной суд отказал ООО в удовлетворении его требований, отметив, что поскольку оно никогда не выпускало периодические издания или однородные с ними товары, обозначаемые товарным знаком «Кузьмич», то какое-либо смешение или введение в заблуждение потребителей в отношении указанных товаров не могло иметь места.

 

Злоупотребление доверием

Попытка спрятать имущество (ценные бумаги) от ареста удалась бы, если бы не суд... Это не триллер, это п. 10 Обзора.

Ценные бумаги АО были арестованы в порядке исполнительного производства. Но предприимчивое общество передало их в доверительное управление ООО. При этом соответствующий договор был заключен спустя 2 дня после возбуждения исполнительного производства.

Суд пришел к выводу: при заключении договора доверительного управления имуществом преследовалась цель сокрытия имущества АО – ценных бумаг – от ареста. Так что договор доверительного управления ничтожен, а п. 1 ст. 10 ГК РФ нарушен.