Исключительное право на производный интеллектуальный продукт: очевидность или результат эволюции права?

| статьи | печать

Постановление КС РФ № 25-П от 16.06.2022 по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 1260 ГК РФ (далее – Постановление КС РФ) можно назвать инновационным в том смысле, что оно развивает идею признания за автором производного интеллектуального продукта, созданного без согласия правообладателя исходного, полноценного исключительного права, хотя и без возможности использовать этот продукт.

Максим Лабзин, старший партнер юридической фирмы INTELLECT, руководитель группы практик «Интеллектуальная собственность» рассказал, какие еще дилеммы права интеллектуальной собственности Постановление КС РФ может разрешить в будущем.

До сих пор существовали полярные точки зрения на актуальнейший для практики вопрос о том, имеет ли какие-либо права автор того производного интеллектуального продукта, который создан им с заимствованиями чужих интеллектуальных продуктов без согласия на то их правообладателей, или он является просто правонарушителем. А ведь такие производные интеллектуальные продукты претендуют на заметное место в гражданском обороте.

Данным Постановлением КС РФ в судебной практике и доктрине пробивает себе место та идея, что исключительное право на производный интеллектуальный продукт возникает и в полном объеме действует и в тех случаях, когда автор этого продукта создал его с неправомерными заимствованиями чужих исходных интеллектуальных продуктов.

Да, использовать такой производный продукт без согласия правообладателя исходного, который положен в его основу, недопустимо, но правомочие на собственное использование многие цивилисты в принципе не признают в качестве элемента какого-либо субъективного гражданского права (не только исключительного, но и вещного). Зато правомочие запрещать другим лицам использовать такой несанкционированно созданный производный продукт КС РФ за его создателем наконец-то признал, а значит, признал и само исключительное право на него, несмотря на такую его «неразрешенную производность».

Действительно, разве можно позволить третьему лицу использовать чужое произведение творчества под тем предлогом, что его создатель, приложивший свои собственные значительные усилия к его созданию, включил в него чужую интеллектуальную собственность без согласия правообладателя? КС РФ разъяснил, что последнее обстоятельство с точки зрения конституционно значимых ценностей не может быть оправданием для такого обращения третьим лицом чужого труда в свою пользу.

Следующим шагом может стать признание за автором производного интеллектуального продукта, созданного без согласия правообладателя исходного, также и правомочия на распоряжение своим правом — то есть признание того, что он вправе отчуждать его в полном объеме, а также может выдать лицензию на его использование со своей стороны, а лицензиату при этом понадобиться ещё и лицензия от правообладателя исходного продукта, включенного в производный. Как мне думается, только в этом случае формирование конструкции права на производный интеллектуальный продукт как полноценного, охраняемого и оборотоспособного актива сможет считаться завершенным. Но это вопрос будущего.

День
Неделя
Месяц