Правовые проблемы при выплате дивидендов в период действия моратория на банкротство

| статьи | печать

Правительство России 28 марта 2022 г. ввело на полгода мораторий на возбуждение дел о банкротстве. Как это связано с правом на выплату дивидендов? Давайте разберемся.

Правительство РФ своим постановлением от 28.03.2022 № 497 (далее — Постановление) ввело мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами в отношении юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, на срок шесть месяцев с момента его официального опубликования (на официальном интернет-портале правовой информации pravo.gov.ru это постановление было опубликовано 01.04.2022).

После введения моратория на практике возник вопрос: распространяются ли, в каком объеме и на кого последствия введения моратория, указанные в подп. 2 п. 3 ст. 9.1 Закона о банкротстве?

В соответствии с подп. 2 п. 3 ст. 9.1 Закона о банкротстве на срок действия моратория в отношении должников, на которых он распространяется, наступают последствия, предусмотренные абз. 5 и 7—10 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве.

В частности, не допускается выплата дивидендов, доходов по долям (паям), а также распределение прибыли между учредителями (участниками) должника (абз. 9).

Здесь стоит обратить внимание на то, что ст. 63 Закона о банкротстве содержит последствия вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения в отношении должника. А значит, в определенном смысле на лиц, на которых распространяется действие моратория, частично распространяются последствия введения наблюдения в отношении конкретного лица. Для введения наблюдения арбитражный суд должен признать обоснованным заявление о банкротстве, то есть установить наличие признаков банкротства такого лица. При этом определение суда о признании требований заявителя обоснованными и введении наблюдения может быть обжаловано.

Правовые предпосылки введения арбитражным судом наблюдения установлены ст. 33 и 48 Закона о банкротстве. Так, согласно п. 2 ст. 33 Закона о банкротстве заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем 300 тыс. руб., к должнику-гражданину — не менее чем 500 тыс. руб. и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, если иное не предусмотрено законом.

Также в соответствии со ст. 8 Закона о банкротстве должник вправе самостоятельно подать в арбитражный суд заявление в случае предвидения своего банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о его неплатежеспособности. Случаи, когда должник обязан подать заявление о своем банкротстве в арбитражный суд, установлены ст. 9 Закона о банкротстве.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что закон предусматривает конкретные правовые основания для введения наблюдения. Введение моратория же основывается на постановлении правительства и носит общий, неперсонифицированный характер.

Возникает вопрос: на кого распространяется действие моратория и к каким правовым последствиям это приводит?

В отношении сферы действия моратория достаточно обратиться к п. 1 Постановления. В нем определено, что мораторий вводится в отношении юридических лиц и граждан, в том числе ИП. Исключения установлены в п. 2 постановления (застройщики многоквартирных домов и прочие). Таким образом, действие моратория распространяется на юридических лиц и граждан, за некоторым исключением.

Пленум ВС РФ в п. 2 своего постановления от 24.12.2020 № 44 «О некоторых вопросах применения положений ст. 9.1 Федерального закона от 26.10.2022 № 127-ФЗ „О несостоятельности (банкротстве)“» (далее — Пленум) разъяснил, что на лицо, которое отвечает требованиям, установленным актом Правительства РФ о введении в действие моратория, распространяются правила о моратории независимо от того, обладает оно признаками неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества или нет.

Из этого следует вывод, что действие моратория распространяется на всех юридических и физических лиц, независимо от наличия признаков неплатежеспособности, за редким исключением, установленным в п. 2 Постановления.

А что в отношении последствий? С этим сложнее.

В Постановлении указан круг лиц, в отношении которых вводится мораторий, но ничего не сказано о правовых последствиях. Соответственно, для выявления круга лиц, на которых распространяются последствия введения моратория, и выявления конкретных последствий, распространяемых на конкретный круг лиц, необходимо анализировать иные нормативно-правовые акты.

Пункт 3 ст. 9.1 Закона о банкротстве начинается следующим образом: «на срок действия моратория в отношении должников, на которых он распространяется...», таким образом, он все же распространяется на «должников».

Под должником понимается «гражданин, в том числе ИП, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного настоящим Федеральным законом» (абз. 3 ст. 2 Закона о банкротстве).

Следовательно, понятие «должник» ýже, чем понятие «все юридические и физические лица». К данной проблеме возможно подходить с двух сторон: либо налицо проблемы юридической техники, и тогда вышеуказанное начало п. 3 ст. 9.1 Закона о банкротстве стоило бы читать как «на срок действия моратория в отношении лиц, на которых он распространяется...», либо же мораторий хоть и вводится в отношении лиц, указанных в постановлении правительства, но последствия, указанные в п. 3 ст. 9.1 Закона о банкротстве, относятся только к должникам в терминологии, применяемой в законе, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Пункт 4 Пленума разъясняет, что «предусмотренные мораторием мероприятия предоставляют лицам, на которых он распространяется, преимущества (в частности, освобождение от уплаты неустойки и иных финансовых санкций) и одновременно накладывают на них дополнительные ограничения (например, запрет на выплату дивидендов, распределение прибыли)». Поскольку Пленум упоминает о запрете на выплату дивидендов (указан в абз. 9 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве), можно сделать следующий вывод. Пленум придерживается позиции, что в начале п. 3 ст. 9.1 Закона о банкротстве есть проблема юридической техники и под должником в данном пункте следует понимать лиц, на которых распространяется мораторий.

Подобная позиция имеет под собой обоснование. В ситуации отсутствия какого-либо моратория заинтересованное лицо может подать заявление о банкротстве должника при наличии для этого правовых предпосылок. Проверяет наличие оснований для возбуждения банкротного дела арбитражный суд. При наличии оснований для банкротства арбитражный суд в числе прочего может ввести процедуру наблюдения с наступлением последствий, указанных в п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве.

В период действия моратория подача заявлений о банкротстве не допускается, что приводит, в свою очередь, к невозможности суда оценить наличие оснований для банкротства. На период действия моратория, таким образом, у суда отсутствуют возможности по оценке оснований для банкротства должника. Следовательно, у участников правоотношений нет правовых механизмов по разделению лиц на должников и иных лиц. Именно по этой причине подход Пленума ВС РФ представляется целесообразным.

Таким образом, складывается ситуация, при которой на любые лица, на которых распространяется действие моратория, распространяются и последствия введения моратория, указанные в п. 3 ст. 9.1 Закона о банкротстве.

Однако ситуация не столь однозначна.

Здесь следует напомнить о целях, для которых может быть введен мораторий «для обеспечения стабильности экономики» (п. 1 ст. 9.1 Закона о банкротстве). Таким образом, цели законодателя благие. С целью избежать излишнего притеснения бизнеса законодатель абз. 3 п. 1 ст. 9.1 Закона о банкротстве представляет возможность любому лицу заявить об отказе от применения в отношении него «моратория, внеся сведения об этом в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве».

Важное разъяснение о действии данной нормы во времени дано Пленумом. В абзаце 2 п. 4 Пленума указано, что «...отказ от моратория вступает в силу со дня опубликования соответствующего заявления и влечет неприменение к отказавшемуся лицу всего комплекса преимуществ и ограничений со дня введения моратория в действие, а не с момента отказа от моратория...». То есть отказ от моратория по общему правилу обладает обратной силой.

Следовательно, выплата дивидендов юридическими лицами вроде бы формально не допускается законодательством в случае введения моратория на банкротство. Однако данное последствие при желании выплатить дивиденды легко устраняется подачей заявления об отказе от применения в отношении него моратория. Такой отказ имеет обратную силу.

День
Неделя
Месяц