1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип

Пандемия и рынок туристских услуг: смогут ли потребители взыскать неустойки и штрафы с туроператоров?

| статьи | печать | 612

В связи с введением ограничительных мер во многих государствах купленные туристические путевки использовать не получилось. Клиенты туроператоров, реализуя свое право на отказ от договора услуг, стали сами выходить из договоров и требовать возврата денег. Однако часто туроператоры деньги за путевки не возвращали, ссылаясь на форс-мажорные обстоятельства. Можно ли взыскать неустойку и штраф за несвоевременный возврат денежных средств за путевку с туроператора? Какие могут быть приведены основания для отказа в таких требованиях? Об этом читайте в материале.

Пандемия внесла коррективы в повседневную жизнь людей и не обошла стороной те отрасли, которые напрямую связаны с оказанием услуг. Одной из таких является туристическая отрасль. Из-за опасной эпидемиологической обстановки были признаны неблагоприятными для посещения многие страны. Люди, заплатившие за тур, не смогли воспользоваться услугой и были вынуждены отказаться от поездок в связи с появлением обстоятельств, делающих поездку небезопасной для жизни.

Оплаченные за несостоявшийся тур денежные средства оператор обязан полностью вернуть, если клиент отказался от путевки до начала поездки. Если позднее, то возвращает сумму пропорционально уже оказанным услугам. Для многих клиентов туроператоров такие суммы являются существенными. Поэтому при отказе в возврате оператором денежных средств клиенты вынуждены расторгать заключенные договоры на оказание туристских услуг и уже в судебном порядке взыскивать уплаченные за несостоявшийся тур денежные средства.

Из анализа судебной практики по данной категории дел следует, что в большинстве случаев суды удовлетворяют требования о возврате денежных средств. Но вот судебная практика по требованию о взыскании неустоек и штрафов довольно противоречивая.

Почему суды могут отказать во взыскании неустойки?

Неустойка по договору оказания услуг взыскивается заказчиком по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ, Законом РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон «О защите прав потребителей») или договором (ст. 330 ГК РФ).

Представим ситуацию: клиент заключает с туроператором договор на оказание туристских услуг. Затем в связи с распространением коронавирусной инфекции и введением ограничительных мер отправление в страну назначения в срок, указанный в договоре, становится невозможным, и клиент решает отказаться от договора и предъявляет требование к туроператору о возврате денежных средств. Однако туроператор деньги не возвращает, и клиент обращается в суд с требованием о взыскании денежных средств, заплаченных по договору. Помимо этого, он требует неустойку за невозврат вовремя денежных средств и штраф за неудовлетворение требований в досудебном порядке на основании Закона «О защите прав потребителей».

Суды нередко путают основания заявленных истцом исковых требований и отказывают во взыскании неустойки (см., например, Апелляционное определение СК по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 02.10.2020 по делу № 33-5813/2020, решение Волжского городского суда Волгоградской области от 08.10.2020 по делу № 2-3545/2020).

В решениях это обосновывается тем, что неисполнение обязательств на основании договора о реализации турпродукта произошло вследствие обстоятельств непреодолимой силы (распространение новой коронавирусной инфекции и установление временных ограничений для посещения страны туристами до нормализации эпидемиологической обстановки, в том числе закрытие границ, отмена авиаперелетов), а потому, по мнению судов, на основании положений ст. 401 ГК РФ ответчик подлежит освобождению от ответственности за неисполнение обязательств по спорному договору.

Неустойка подлежит взысканию только в случае отказа потребителя от услуг в связи с нарушением исполнителем сроков выполнения работы (оказания услуги) или при обнаружении недостатков оказанной услуги. Требование о возврате платы за тур в связи с добровольным отказом потребителя от исполнения договора не относится к числу требований, связанных с недостатками предоставленной услуги (выполненной работы) или нарушением сроков ее исполнения, за неудовлетворение которых может быть взыскана неустойка на основании Закона «О защите прав потребителей». Туроператор подлежит освобождению от ответственности в виде уплаты предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» штрафа вследствие обстоятельств непреодолимой силы.

Также в некоторых решениях можно найти следующее обоснование. В статье 31 Закона «О защите прав потребителей» установлены сроки удовлетворения требований потребителя, в том числе о возврате уплаченной за услугу денежной суммы, предусмотренных ст. 28 и 29 Закона «О защите прав потребителей», а именно требований, заявленных в связи с нарушением исполнителем сроков оказания услуг, а также при обнаружении недостатков оказанной услуги. По смыслу приведенных норм, положениями действующего законодательства не установлена ответственность туроператора за неисполнение требования потребителя о возврате денежных средств при отказе потребителя от договора, не связанном с ненадлежащим исполнением или с неисполнением ответчиком обязательств по договору. Сам факт направления турагенту и туроператору претензии о возврате денежных средств и невыплата указанной суммы в срок, установленный потребителем, не является правовым основанием для применения к лицам, реализовавшим туристский продукт, меры ответственности в виде взыскания неустойки за нарушение срока удовлетворения требования потребителя о возврате денежных средств. Более того, законодателем не установлены сроки удовлетворения требований потребителя о возврате денежной суммы, уплаченной по договору, в связи с отказом от исполнения договора по инициативе потребителя (Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 18.03.2020 по делу № 8Г-2401/2020).

Приведенные выше дела наглядно показывают, что при толковании норм материального права судами допускаются следующие ошибки, а именно:

  • исковые требования заявлены не в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком услуг по договору о реализации туристского продукта, а в связи с отказом осуществить возврат денежных средств по договору, расторгнутому в одностороннем порядке;

  • факт нарушения прав истца установлен, поэтому согласно ч. 3 ст. 31 и ч. 5 ст. 28 Закона «О защите прав потребителей» за нарушение сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере 3%. Закон устанавливает сроки удовлетворения требований потребителя, в том числе о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы, заявленных в связи с нарушением исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг), а также при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги). Законом не исключается удовлетворение требования потребителя о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы в связи с отказом от договора (Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 27.12.2019 по делу № 33-12574/2019). Ввиду того, что ответчиком нарушены сроки возврата уплаченной за услуги денежной суммы, суд должен был руководствоваться п. 5 ст. 28 Закона «О защите прав потребителей» и взыскать с ответчика в пользу истца неустойку (см., например, Апелляционное определение Свердловского областного суда от 14.08.2020 по делу № 33-10688/2020, Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 11.08.2020 № 88-11915/2020);

  • судами неверно оцениваются фактические обстоятельства, а именно: ответчиком не было представлено доказательств, подтверждающих невозможность возврата денежных средств истцу за неоказанные туристские услуги, а также доказательств, подтверждающих отсутствие денежных средств. Поэтому довод о том, что распространение новой коронавирусной инфекции является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательства по возврату денежных средств, ошибочен и противоречит п. 3 ст. 401 ГК РФ, так как суд обязан установить не только факт распространения коронавирусной инфекции и связанные с ней ограничения, но и причинную связь между указанными обстоятельствами и невозможностью возврата денежных средств;

  • неверно распределяется бремя доказывания, так как доказывать факт невозможности возврата денежных средств должен ответчик. При этом сам ответчик никак не обосновывает свое бездействие с момента расторжения договора и получения требования о возврате денежных средств.

Взыскание штрафа

Среди доводов об отсутствии оснований для взыскания штрафа, неустойки туроператоры ссылаются на то, что деятельность по предоставлению услуг в сфере туризма включена в перечень юридических лиц, в отношении которых постановлением Правительства РФ от 03.04.2020 № 434 «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции» введен мораторий, то есть приостановление исполнения должником денежных обязательств и уплаты обязательных платежей. Одним из последствий введения моратория является прекращение начисления неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей. Согласно законодательству о банкротстве, денежное обязательство — это обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму.

Указанный довод можно отклонить, сославшись на то, что предметом спора является нарушение ответчиком обязательства по возврату полученных по договору денежных средств, которое по смыслу Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) не является денежным обязательством, так как заключенный между сторонами договор не содержит каких-либо обязательств ответчика по передаче денежных средств, а устанавливает его обязательство оказать туристские услуги (Апелляционное определение СК по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27.10.2020 по делу № 33-3927/2020).

Также следует отметить, что по юридической силе положения Закона «О защите прав потребителей» имеют большую силу, чем вышеуказанное постановление правительства. Оператор должен отвечать признакам банкротства, которые перечислены в ст. 3 Закона о банкротстве, и представить сведения о наличии оснований для возбуждения дела о банкротстве. В отсутствие таких доказательств он не может ссылаться на положения данной нормы.

Таким образом, приходим к выводу, что поскольку претензия истца о возврате уплаченных за туристский продукт денежных средств в добровольном порядке ответчиком не исполнена, с ответчика на основании п. 6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» должен быть взыскан штраф, так как мораторий на начисление этого штрафа законодательством не установлен.

Суды, отказывая во взыскании штрафа, ссылаются также на наличие обстоятельств непреодолимой силы. По общему правилу отсутствие у должника необходимых денежных средств не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств. Вместе с тем освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами.

Признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий ее осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учетом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника) (вопрос 7 Обзора практики ВС РФ от 21.04.2020 № 1).

В таком случае, если туроператор не представляет доказательств того, что непосредственной причиной невозврата денежных средств является распространение новой коронавирусной инфекции, требование о взыскании штрафа должно подлежать удовлетворению, поскольку п. 6 ст. 13 Закона «О защите прав потребителей» связывает указанную санкцию с фактом отказа ответчика от добровольного исполнения требований потребителя, в том числе требований о возврате денег, уплаченных за неоказанную услугу.

Довольно часто, отказывая в удовлетворении требований о взыскании штрафа и неустойки, суды применяют постановление Правительства РФ от 20.07.2020 № 1073 к договорам, расторгнутым до вступления его в силу. Подобная ошибка возникает в связи с неправильным пониманием действия во времени указанного нормативного акта.

Обратим внимание, что постановление Правительства РФ от 20.07.2020 № 1073 не может применяться к договорам, расторгнутым до вступления в силу указанного документа. Постановление, вступившее в законную силу 24.07.2020, распространяет свое действие на отношения, возникшие до 31.03.2020, но применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие, это следует из Федерального закона от 08.06.2020 № 166-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях принятия неотложных мер, направленных на обеспечение устойчивого развития экономики и предотвращения последствий распространения новой коронавирусной инфекции», прямое указание на обратное отсутствует. Оно применяется к действующим (не расторгнутым) договорам на момент вступления указанного нормативного акта в силу (Апелляционное определение СК по гражданским делам Ульяновского областного суда от 27.10.2020 по делу № 33-3927/2020, Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 16.09.2020 № 33-2534/2020).

Также можно отметить, что суды, применяя это постановление, указывают в резолютивной части решения срок, в течение которого подлежат возврату денежные средства, обычно до 31.12.2021 (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2020 № 17АП-12472/20 по делу № А60-34256/2020).

Вместе с тем такой подход к толкованию норм, содержащихся в данном постановлении, не совсем верен, поскольку из выводов, содержащихся в решении СКАД ВС РФ от 30.09.2020 № АКПИ20-521, следует, что Верховный суд РФ не исключил возврат денежных средств, уплаченных по договору ранее срока, указанного в постановлении.

При этом следует обратить внимание на спорность самого постановления Правительства РФ от 20.07.2020 № 1073 с точки зрения его места в системе правового регулирования туристской деятельности. По существу правительство приняло постановление с ретроактивным регулированием договорных отношений, реализуя отсылочную норму, содержащуюся в ст. 19.4 Федерального закона от 08.06.2020 № 166-ФЗ, которая делегирует Правительству РФ полномочия определять на 2020 и 2021 гг. особенности исполнения, изменения и (или) расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г.

С одной стороны, правоотношения между туроператором, турагентом и туристом регулируются Гражданским кодексом РФ, Федеральным законом от 24.11.96 № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», Законом «О защите прав потребителей».

Указанные нормативные правовые акты в части оснований порядка и сроков расторжения договора об оказании туристских услуг, а также сроков возврата денежных средств за неоказанные услуги каких-либо изменений не претерпели.

С другой стороны, получается, что законодатель специально наделил Правительство РФ правом принять ретроактивный акт, что повлекло за собой изменение порядка правового регулирования, установленного Федеральным законом «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», Законом «О защите прав потребителей».

Иными словами, Правительству РФ предоставили возможность заниматься квазизаконодательной деятельностью, не обращая внимания на положения нормативных правовых актов, которые по юридической силе выше постановления правительства.

Указанное явление вызывает конкуренцию норм, что вряд ли положительно скажется на стабильности правового регулирования туристской сферы и не только.

Наличие в законе указания на компетенцию правительства принять постановление само по себе не означает делегирования правительству компетенции принять такие нормы ретроактивно.

Вместе с тем согласно п. 6 ст. 3 ГК РФ действие и применение норм гражданского права, содержащихся в указах президента и постановлениях правительства, определяются правилами настоящей главы. Статья 4 ГК РФ дает возможность применять обратную силу закона, поскольку ст. 422 ГК РФ допускает ретроактивное применение новых законодательных норм, когда на это прямо указано в законе, который устанавливает эти нормы.

Верховный суд РФ в своем решении от 30.09.2020 № АКПИ20-521 признал постановление Правительства РФ от 20.07.2020 № 1073 законным и соответствующим федеральному законодательству, что порождает почву для массового отказа в удовлетворении исковых требований туристов о возврате денежных средств, заплаченных за несостоявшиеся турпутевки.

Возникла довольно опасная ситуация, при которой неудобные положения, установленные законом, обходятся с помощью применения специальных законов, наделяющих, в данном случае Правительство РФ, полномочиями устанавливать нормы, прямо противоречащие закону. Однако пока судебная практика по такого рода делам до конца не сформировалась, у туриста есть еще возможность защитить свои права в суде.

***

Подводя итоги, можно сделать основные выводы:

  • постановление Правительства РФ от 20.07.2020 № 1073 не применяется к договорам о реализации туристского продукта (оказания туристских услуг), прекратившим действие (расторгнутым) до вступления в силу указанного постановления;

  • невозможность исполнения туроператором своих обязательств по оказанию туристских услуг из-за ограничительных мер, связанных с пандемией, сама по себе не может быть основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании неустойки, штрафа, предусмотренных Законом «О защите прав потребителей»;

  • постановление Правительства РФ от 20.07.2020 № 1073 по своему содержанию противоречит положениям Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» и Закона «О защите прав потребителей», нарушает иерархию нормативных правовых актов, принятую в российской системе права;

  • придание закону обратной силы в данной ситуации породило ухудшение положения граждан при защите их прав в суде, поскольку нормативное регулирование в настоящее время дает основание для освобождения от взыскания неустойки, штрафа и предоставляет возможность исполнить обязательство туроператором по возврату денежных средств на будущее.

День
Неделя
Месяц