1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2

Найдена положительная сторона в дефицитном бюджете — для МБК

Аналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов предполагает, что дефицитный бюджет сдержит повышение ставок МБК. И это станет отличием в лучшую сторону сегодняшней ситуации от кризиса 2014—2015 гг.

В 2014—2015 гг., несмотря на дефицит бюджета (335 млрд руб. в 2014 г.), заметный отток ликвидности происходил из-за валютных интервенций ЦБ (в объеме 3,4 трлн руб. за 2014 г. в целом), направленных на поддержку курса рубля внутри коридора. «Из-за этого спред RUONIA к ключевой оставался положительным, на уровне +50 б.п., до 1-го полугодия 2015 г., когда на фоне прекращения интервенций и старта финансирования дефицита бюджета через Резервный фонд, бюджет стал активным поставщиком ликвидности, — пишет С. Мурашов. — Компенсировать накопленный отток удалось лишь к концу 2015 г. К тому времени RUONIA приблизилась к ключевой ставке, и постепенно образовался устойчивый дисконт к ней».

По мнению аналитика, главное позитивное отличие текущей ситуации заключается в том, что необходимость финансирования дефицита бюджета возникла уже сейчас, и те продажи валюты, которые уже осуществляются регулятором (и несут негативный эффект для ликвидности), в значительной степени компенсируются и будут компенсироваться превышением бюджетных расходов над доходами, а также остановкой размещений ОФЗ.

«Если предположить, что средний уровень цен на нефть и курса рубля до конца года сохранятся на текущем уровне (77 руб./долл., 27 долл./барр.), то дефицит бюджета, по нашим оценкам, в оставшиеся девять месяцев в целом составит 2,5 трлн руб. (с учетом I квартала 2020 г. — 2,9 трлн руб. за год в целом). При этих ценах продажи валюты по бюджетному правилу до конца года составят 1,35 трлн руб., а с учетом дополнительных продаж (из средств, полученных по сделке по продаже пакета акций Сбербанка) — 3,65 трлн руб. (таким образом, с учетом операций I квартал 2020 г. нетто-продажи составят 3,1 трлн руб.). Если предположить, что размещений ОФЗ не будет, дефицит бюджета будет профинансирован за счет эмиссии рублей из ФНБ (+2,9 трлн руб.), а продажи валюты будут осуществляться на открытом рынке (–3,1 трлн руб.), то совокупный эффект бюджетного фактора на ликвидность окажется слабо негативным (–0,2 трлн руб.)», — считает аналитик.

Резюме: такая ситуация не сопоставима с той, с которой столкнулся рынок МБК в 2014 г. (когда совокупный негативный эффект бюджета и интервенций ЦБ на ликвидность превысил 2 трлн руб.).