1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1318

В распоряжении стороны спора имеются только копии документов. Когда суд примет их в качестве доказательств?

Правильное и скрупулезное оформление договоров и сопутствующих документов во многих случаях обеспечивает успех в случае судебного разбирательства. Однако на практике так бывает не всегда. Если объем договорной работы внушительный, есть вероятность, что возникнет путаница и вместо оригиналов документов в распоряжении компании останется лишь копия договора или подтверждающих его исполнение актов. О том, при каких условиях суд примет в качестве доказательств копии и что необходимо учитывать при рассмотрении спора в суде, читайте в материале.

Прежде всего, определимся с понятием «оригиналы документов». Юристы, как правило, подразумевают под оригиналом какого-то документа его материальный носитель, обычно бумажный, с проявлением признаков индивидуализации сторон, от которых исходит воля, а именно: печати и подписи уполномоченного лица. Конечно, речь идет не только о договорах, но и о значимых документах, которые появляются в процессе исполнения обязательств по договору, например товарно-транспортных накладных, актах, платежных поручениях и прочих.

Современный гражданский оборот требует все большей гибкости, общий тренд диджитализации распространяется на бизнес: упрощается процедура заключения договоров, повсеместно используется электронно-цифровая подпись. В связи с этим понятие «оригинал» документа размывается и становится гораздо более объемным, чем несколько листов бумаги формата А4.

Обратимся к Гражданскому кодексу. Статьи 432—434 ГК РФ содержат требования к форме договора и указание на момент его заключения. В части 1 ст. 432 ГК РФ указано, что договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Для целей настоящей статьи это означает, что для некоторых типов отношений необходимо выражение воли в установленной законом или соглашением сторон форме, например, в письменной. В то же время понятие «письменная форма» достаточно широкое. Известно, что договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена сообщениями, документами, в том числе электронными. При этом важно достоверно установить, что документ исходит именно от стороны по договору.

Таким образом, понятие «оригинал» напрямую зависит от типа отношений сторон, а также от того, как сами стороны организовали процесс заключения и исполнения договора. В некоторых случаях «оригиналом» будет действительно договор на бумаге с подписями и печатями сторон, а в других — электронный документ, подписанный ЭЦП.

В связи с изложенным предлагаем для целей статьи оценивать требования к оригиналу документа исходя из условий отношений сторон в каждом конкретном кейсе.

Анализ практики выявил два наиболее часто встречающихся варианта:

  • у сторон отсутствует возможность представить суду оригинал договора. При этом суду представлены оригиналы документов, подтверждающих, что стороны приступили к исполнению;

  • стороны не отрицают факт заключения договора, имеется оригинал договора, но есть только копии документов, подтверждающих исполнение, что дает повод возражать против того, что исполнение было совершено.

Конечно, в судебной практике существует немало показательных примеров описанных вариантов, но комбинации ситуаций, порождаемые поведением участников отношений, могут быть разнообразными.

Если отсутствует оригинал договора

Рассмотрим ситуацию, в которой у сторон отсутствует возможность представить суду оригинал договора. При этом представлены оригиналы документов, подтверждающих, что стороны приступили к исполнению.

Важно оговориться, что в отсутствие оригинала договора у истца ответчик, как правило, отрицает факт заключения договора либо предъявляет встречное требование о его недействительности. В рассматриваемом варианте истцу необходимо доказать, что отношения сторон сложились, а также определить условия сложившегося соглашения исходя из документов, касающихся исполнения.

Пример из практики

Стороны — ООО «Армина» (поставщик) и ООО «Нижегородспецгидрострой» (покупатель) — заключили договор поставки, по условиям которого поставщик принял на себя обязательство поставить товар в согласованные сроки в соответствии с заявкой покупателя, а покупатель — принять и оплатить товар. Во исполнение своей обязанности истец передал ответчику товар на сумму более миллиона рублей. Истец выставил счет, но товар был оплачен лишь частично.

За защитой нарушенных прав поставщик обратился в Арбитражный суд Нижегородской области с исковым заявлением о взыскании долга и неустойки. В материалы дела были представлены только копии договора поставки. Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции посчитал, что истец не представил доказательств, подтверждающих фактическое исполнение принятых на себя обязательств. Товарные накладные, представленные истцом, по мнению суда, не являются надлежащими доказательствами, так как в них отсутствует указание фамилии, должности лица, получившего товар; доверенностей на получение товара уполномоченными лицами не представлено, кроме того, из материалов дела и пояснений сторон усматривается, что в указанную в накладных дату поставка спорного товара не осуществлялась. В то же время установлено, что товар был поставлен ранее. Ответчик также заявил о фальсификации самого договора, но судом заявление не было рассмотрено, так как содержание договора никак не влияло на установление факта получения товара ответчиком.

Суд апелляционной инстанции установил, что товарные накладные имеют ссылку на спорный договор, подписаны представителем ответчика, его подпись скреплена печатью общества. В материалах дела также имеются платежные поручения о частичной оплате ответчиком товара. Изложенное свидетельствует об одобрении ответчиком действий лица, принявшего товар.

По заявлению о фальсификации (договор, копия которого была представлена в материалы дела, по мнению ответчика, мог быть составлен методом монтажа), поданному ответчиком, была назначена экспертиза копии договора. Однако эксперт не смог сделать однозначных выводов ввиду отсутствия оригинала документа. Это типичная ситуация, эксперты действительно отказывают в исследовании копий документов по большинству вопросов, указывая следующее: «В соответствии с существующими на настоящий момент методиками технико-криминалистического исследования документов, исследуя лишь копию документа, ответить на поставленный вопрос не представляется возможным».

Исследовав и оценив материалы дела, в том числе копию договора поставки, товарные накладные, платежные поручения об оплате товара, апелляционный суд пришел к выводу, что истец доказал поставку товара по спорным накладным и принятие его ответчиком в рамках договора поставки.

Таким образом, Первый арбитражный апелляционный суд не согласился с выводом суда первой инстанции и отменил его решение, удовлетворив требование истца. Установив факт надлежащего выполнения поставщиком принятых на себя обязательств и приняв во внимание одобрение ответчиком действий лица, принявшего товар, суд пришел к выводу о наличии у ответчика обязанности по оплате товара.

Суд кассационной инстанции позицию апелляции поддержал.

Постановление АС Волго-Вятского округа от 17.03.2017 № Ф01-502/2017 по делу № А43-10951/2015

В подобных кейсах истцы, как правило, заявляют о применении так называемого правила эстоппеля. В ГК РФ есть целый блок норм, предусматривающих возможность применить эстоппель к заявлению второй стороны о недействительности сделки (абз. 4 п. 2, п. 5 ст. 166, п. 2 ст. 431.1 ГК РФ). Существо такого заявления заключается в том, что сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (п. 3 ст. 432 ГК РФ).

Истец, предоставляя документы, свидетельствующие об исполнении обязательств второй стороной, подтверждает, что поведение ответчика в момент исполнения демонстрировало волю на сохранение сделки. В таком случае ответчик утрачивает возможность оспаривать договор по основанию, о котором он знал или должен был знать.

Суды активно применяют на практике этот принцип, что, безусловно, способствует стабильности гражданского оборота (см., например, постановления АС Центрального округа от 07.06.2018 № Ф10-1745/2018 по делу № А84-3004/2017, АС Волго-Вятского округа от 30.01.2018 № Ф01-6295/2017 по делу № А11-11300/2016, АС Северо-Западного округа от 28.02.2017 № Ф07-12961/2016 по делу № А56-22670/2016, АС Московского округа от 23.03.2016 № Ф05-20072/2015 по делу № А40-50083/2015).

Если отсутствуют оригиналы актов, подтверждающих исполнение по договору

Рассмотрим другую ситуацию: спор относительно заключенности договора отсутствует, но истец располагает только копиями документов, подтверждающими исполнение. Это дает повод ответчику возражать против того, что исполнение было совершено.

Конечно, процессуальное законодательство допускает использование копий документов в качестве доказательств, обосновывающих требования и возражения сторон. И практику по этому вопросу можно назвать сложившейся. Если вторая сторона в споре не противопоставляет представленной копии документа свою версию копии, которая бы отличалась, или не заявляет о фальсификации доказательств, у суда нет оснований не принять копию документа в качестве допустимого доказательства.

Пример из практики

Между ООО «Росмет» (покупатель) и ООО «Метлом» (поставщик, ответчик) был заключен договор поставки. Впоследствии право требования покупателя по договору поставки было передано по договору цессии ООО «Трейдмаркет» (истец), которое обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к поставщику о взыскании долга в размере более 48 млн руб.

Как установлено судами и следует из материалов дела, во исполнение принятых на себя обязательств ООО «Росмет» перечислило на расчетный счет ООО «Метлом» денежные средства в общей сумме 48 212 716 руб. 48 коп., что подтверждается копиями платежных поручений. Истец, ссылаясь на неисполнение поставщиком своих обязательств по договору поставки, направил в адрес ответчика претензию с требованием погасить образовавшуюся задолженность в течение трех дней с момента получения претензии, а также уведомление о состоявшейся уступке прав требования по договору поставки.

В подтверждение исполнения договора поставки ответчик в материалы дела представил товарные накладные, содержащие все необходимые реквизиты (указание на основание поставки — договор поставки, наименование, количество, цена передаваемой продукции, подписи представителей поставщика и покупателя, дата составления и номер документа), характерные для первичных бухгалтерских документов и обладающие необходимой доказательственной силой, а также приемосдаточные акты, подписанные уполномоченными лицами и скрепленные печатями организаций.

При этом судами при рассмотрении дел обоснованно принято во внимание, что наличие в товарных накладных со стороны покупателя факсимиле подписи директора ООО «Росмет» само по себе не является свидетельством подлога указанных документов, поскольку подпись заверена оригинальной печатью организации и это соответствует практике делового оборота. Судами также учтено, что о фальсификации оттиска печати, имеющегося на указанном документе, истцом не заявлялось. С учетом изложенного суды пришли к выводу, что спорные товарные накладные, скрепленные печатью ООО «Росмет», подтверждают получение товара по договору поставки лицом, имеющим право и возможность использовать оригинальную печать данной организации.

В этом деле суд сослался на положение ч. 6 ст. 71 АПК РФ, согласно которому суд не принимает в качестве доказательства копии документов, если сторонами представлены копии документов различного содержания, а оригиналы данных документов утрачены или не представлены суду. Поскольку иных копий указанных документов, отличающихся по своему содержанию от копий, представленных ответчиком, в материалах дела не имелось, у судов первой и апелляционной инстанций отсутствовали основания для отклонения данных доказательств. Кроме того, как следует из материалов дела, обмен документами стороны вели в том числе и посредством электронной почты с направлением всех документов в электронном виде. Таким образом, представленные ООО «Метлом» в обоснование факта поставки товара покупателю копии приемосдаточных актов, актов сверки являются, по мнению судов, надлежащими доказательствами по делу.

Постановление АС Центрального округа от 05.09.2018 № Ф10-3125/2018 по делу № А14-10425/2017

Несмотря на то что доказывание в приведенном деле было построено на копиях документов, они все же содержали все необходимые для первичных документов реквизиты, были скреплены печатями и подписями обеих сторон. То есть для успеха доказывания важно и содержание самой копии документа.

Многое при этом зависит от процессуального поведения второй стороны. Обратите внимание на поведение ответчика в рассматриваемом деле — в судебном акте указано, что «о фальсификации оттиска печати, имеющегося на указанном документе, истцом не заявлялось». Как отмечалось в одном из судебных актов, согласно п. 2 ст. 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (см. постановление АС Московского округа от 20.02.2016 № Ф05-20640/2015 по делу № А40-148139/15).

Известны также примеры, когда суды разрешали спор на основании копий документов с использованием ЭЦП.

Пример из практики

Поставщик АО «Фирма Центр Внедрения „Протек“» обратился в суд с иском к ООО «Аптека-А.в.е-1» и ООО «Аптечная сеть 36,6» о солидарном взыскании задолженности за поставленный товар в размере более 37 млн руб. Покупатели получение товара на указанную сумму отрицали. И в целом позиция покупателей по делу, по сути, состояла в отрицании всех доводов поставщика и представленных им доказательств.

Небольшая часть продаж (на сумму около 1 млн руб.) была оформлена традиционными бумажными документами, которые были подписаны без расшифровок и скреплены печатями покупателей. Доверенностей в этом случае не было, потому что полномочия явствовали из обстановки, так как лекарства поставлялись непосредственно по адресам покупателей. Большая же часть партии поставлена с использованием электронных накладных.

Суды всех трех инстанций отказали поставщику в иске. Согласно контракту виртуальные накладные дублируются бумажными, поэтому без последних подтвердить факт доставки нельзя — объяснила апелляция. Полностью электронный документооборот по договору допускается с согласия обеих сторон, но истец не доказал, что ответчик был на это согласен.

Дело дошло до Верховного суда. В материалы дела были представлены копии товарных накладных, подписанных сторонами на бумажном носителе, а также электронной (цифровой) подписью, копия квалифицированного сертификата ключа проверки электронной подписи на представителя одного из покупателей, копия доверенности на представителя покупателя, согласно которой покупатель уполномочивает представителя подписывать своей электронной цифровой подписью первичные учетные документы через удостоверяющие центры, поступающие от поставщиков товара, отчет удостоверяющего центра с обобщенными данными по товарным накладным за спорный период.

ВС РФ, рассмотрев спор, указал, что информация в электронной форме, подписанная квалифицированной электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью, и может применяться в любых правоотношениях в соответствии с законодательством РФ (ст. 6 Федерального закона от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи»).

В договоре поставки стороны установили возможность использования документов в электронном виде. Сертификат ключа проверки электронной подписи на представителя покупателя является действительным, доказательства, опровергающие достоверность представленной доверенности или факта получения указанного сертификата, в материалах дела отсутствуют. Заявления о фальсификации доказательств от ответчиков не последовало.

В связи с этим Верховный суд пришел к выводу, что суды нижестоящих инстанций возложили на истца чрезмерное бремя доказывания, освободив ответчиков от необходимости обосновать свою позицию по делу, и передал дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В итоге требования поставщика были удовлетворены в полном объеме.

Определение Верховного суда РФ от 18.01.2018 № 305-ЭС17-13822 по делу № А40-4350/2016

Интересно, что по сквозному поиску по номеру дела в правовых базах можно найти большое количество судебных актов судов округов со ссылкой на позицию ВС РФ по этому спору.

Как разновидность второго варианта (где стороны не отрицают факт наличия соглашения) попадались случаи, когда оригинал документа отсутствует, при этом стороны представляют суду два разных варианта копий такого документа. При этом спора относительно факта заключенности договора нет, но есть спор относительно его содержания или содержания иных значимых документов, таких как ТТН или КС. В таких случаях практика является сложившейся: суды признают представленные доказательства ненадлежащими. Например, в одном деле суд указал, что копии актов по форме КС-2 не являются надлежащими доказательствами, поскольку представленные истцом суду и ответчику копии не тождественны между собой (см. постановление АС Московского округа от 05.02.2019 № Ф05-17366/2017 по делу № А40-31127/2017). В таких делах суды принимают решения на основании других имеющихся в деле доказательств.

Процесс в арбитражном суде принято считать документарным. Вместе с тем АПК РФ в ст. 64 допускает в качестве доказательств письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Вот почему отсутствие оригиналов документов во всех смыслах, заложенных в это понятие, не делает процесс проигрышным, хотя иногда, как показывает практика, для победы требуется дойти до Верховного суда.