1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 154

Старикам в бюджете нет места

Министерство финансов определило основной вызов для расходов бюджета. Это – старики, число которых в стране растет и растет.

В понедельник правительство утвердило минфиновский бюджетный прогноз до 2036 г. Там названа зловещая угроза бюджету - старение населения. Приводятся такие пугающие цифры: за 17 лет число женщин в возрасте до 55 лет и мужчин до 60 сократится на 2,7 млн человек. За ближайшие пять лет число людей старшего возраста, напротив, вырастет более чем на 5 млн человек.

Проведенной в рекордные сроки пенсионной реформы для спасения рекордного на нынешний день бюджета явно недостаточно, следует из документа Минфина. Надо полагать, что следует учитывать прочие возрастающие расходы.

Минфин представил серьезное исследование надвигающейся на страну беды. Но встречает испытания финансовое ведомство во всеоружии. Прежде всего – изучив опыт других стран.

Тут самое интересное. Опыт изучен почти исключительно в части минимизации расходов на стариков. Но не в той части, которая показывает, как из старения населения можно выгоды извлекать.

Минфин говорит о том, что размышляет, как снизить демографические риски. Заверяет, что работает над повышением справедливости пенсионной системы, систем социальной защиты и здравоохранения. Еще, над тем, как создавать стимулы для работы после выхода на пенсию. Кстати, это заставляет подозревать, что планы о невыплаты пенсии тем, кто работает, как было в СССР, не отвергнуты окончательно. Ведь на самом деле, как замечает директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова в интервью «Ведомостям», «Финансовые же стимулы для работы в пенсионном возрасте в России уже все задействованы, включая низкую пенсию».

Минфин пишет, что нуждается в модернизации система здравоохранения. Чиновники полагают, что эта модернизация заключается, прежде всего в том, что пора гражданам участвовать в финансировании расходов на медицину.

И это – с кивком на мировой опыт. Только без уточнения, что на самом деле россияне и так оплачивают львиную долю расходов на лечение, так как вне стен лечебницы лекарства очень часто приходится покупать за своей счет больным людям. Вот это – почти исключительно отечественный опыт.

В общем, борьба с демографическим вызовом должна заключаться в том, чтобы всеми способами сократить расходы на пожилых людей.

Мы не первые, кто столкнулся с такой неприятностью, как увеличение продолжительности жизни. В Штатах это было в 90-е. Там тоже готовились ответить на вызов. Но чуть иначе. Подсчитали, что увеличение числа пожилых людей значит, что производителям надо делать больше клюшек для гольфа, к примеру, а не инвентаря для бейсбола. Строителям – больше возводить домиков в зеленых зонах, а не поблизости от бизнес-центров. А фармацевтам старики вовсе в радость – они главные потребители их продукции, так что надо строить новые производства, учить работников и развивать сети сбыта в предвкушении новых прибылей.

Но есть одно важное отличие нас от других стран, расположившихся в десятке самых больших экономик. У нас к старости многим не удается скопить не то чтобы средний миллион долларов, как американским представителям среднего класса, а и миллион рублей. Напротив, доходы людей падают и падают.

Самое время быстрее, к примеру, вводить софинансирование лечения.

Минфин честно делает свое дело – всеми способами оберегает казну от расходов. И ведь получается – профицит бюджета приличный. И все бы хорошо, но люди вздумали стареть, причем подолгу.

Но, кажется, Минфин все-таки в одной мелочи лукавит. Есть куда более глобальный вызов бюджетному благополучию, чем старость. Это то, что было описано еще в оды перестройки: при нынешней системе хозяйствования, когда все благополучие зависит от продажи сырья, страна может обеспечить сносную жизнь лишь миллионам 40-50 своих граждан. Десятилетия минули, а численность населения так и не достигла этого оптимального уровня.

Однако из того же советского прошлого помнится фраза сатирика М. Жванецкого: «Все говорят молодежь, молодежь… да мы захотим – молодежи вообще не будет». Нынче можно поменять «молодежь» на «стариков», и бессмертное высказывание засияет, как новенькое.