1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 780

ВС РФ оценил правомерность условия договора уступки о выплате цеденту части взысканных с должника средств

Условие договора уступки об инкассо-цессии (цессии для целей взыскания), посредством которой требование уступается новому кредитору с условием оплаты цеденту части взысканных цессионарием по суду денежных средств, не противоречит нормам закона, выражает волю сторон на избрание такого способа оплаты уступаемого права требования и не является «гонораром успеха».

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 24.12.2018 № 306-ЭС18-16762 по делу № А65-31593/2017

Истец

ООО «Правовая консалтинговая группа „Корпорэйт“»

Ответчик

ООО «Жилой комплекс „Победа“»

Суть дела

В апреле 2016 г. между ООО «Жилой комплекс „Победа“» (далее — застройщик, ответчик) и третьими лицами (участники долевого строительства) был заключен договор участия в долевом строительстве жилого комплекса. По условиям указанного договора застройщик взял на себя обязательство построить и передать участникам долевого строительства по акту приема-передачи объект долевого строительства — квартиру. Стоимость объекта была согласована сторонами в размере 3,5 млн руб. Срок передачи квартиры был установлен до 31.12.2016.

Застройщик нарушил срок передачи объекта долевого строительства.

В августе 2017 г. между третьими лицами и ООО «Правовая консалтинговая группа „Корпорэйт“» (далее — истец) был заключен договор уступки прав требования, по условиям которого участники долевого строительства уступили истцу право требования с ответчика неустойки за нарушение предусмотренного договором участия в долевом строительстве срока передачи объекта долевого строительства за период с 01.11.2017 по день передачи объекта долевого строительства участникам долевого строительства. Стороны договорились об установлении денежной оценки права требования долга в размере 70% от взысканной по решению суда суммы.

Договор уступки прав требования был зарегистрирован в установленном законом порядке Управлением Росреестра по Республике Татарстан.

Истец обратился к ответчику с требованием о взыскании неустойки в размере 642 000 руб. за нарушение сроков передачи объекта долевого строительства.

Позиция судов

Суд первой инстанции требования истца удовлетворил частично, снизив размер неустойки по ходатайству ответчика. В итоге с ответчика было взыскано 200 000 руб. неустойки за просрочку передачи объекта долевого строительства. В удовлетворении остальной части иска отказано. Суд апелляционной инстанции поддержал данное решение. Суды исходили из того, что такой размер неустойки обеспечивает соблюдение баланса интересов сторон и не влечет ущемление имущественных прав истца.

Суд округа отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Поводом послужили доводы ответчика о недобросовестности истца и необходимости исследования в связи с этим условий договора уступки. Застройщик утверждал, что, определив стоимость уступленного права требования долга в 70% от взысканной по решению суда суммы, стороны фактически прописали в договоре гонорар успеха. Суд округа посчитал данный аргумент заслуживающим внимания. По его мнению, нижестоящим судам следовало дать оценку поведению сторон, выяснить цель заключения договора уступки в рамках спора о взыскании неустойки за спорный период.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил постановление суда округа, оставив в силе акты судов первой и апелляционной инстанций. При этом он исходил из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Часть 1 ст. 1 Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 214-ФЗ) допускает уступку права требования по договору участия в долевом строительстве после уплаты цены договора или одновременно с переводом долга на нового участника долевого строительства в порядке, установленном ГК РФ.

В силу п. 3 ст. 423 ГК РФ договор, на основании которого производится уступка права требования, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное. Условие об определении платы за уступаемое право в размере 70% от взысканной по решению суда суммы, как пояснил истец, обусловлено тем, что в результате взыскания неустойки в судебном порядке суд может определить иной ее размер, от которого согласованная часть в процентном соотношении подлежит впоследствии выплате цеденту.

Постановлением Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее — постановление № 54) было дано следующее разъяснение: согласно ст. 421 ГК РФ стороны вправе, в частности, заключить договор, по которому первоначальный кредитор (цедент) обязуется уступить новому кредитору (цессионарию) требование к должнику, а новый кредитор (цессионарий) принимает на себя обязанность передать первоначальному кредитору (цеденту) часть того, что будет исполнено должником по уступаемому требованию.

Из приведенного разъяснения следует, что условие договора уступки об инкассо-цессии (цессия для целей взыскания), посредством которой требование уступается новому кредитору с условием оплаты части взысканных денежных средств, не противоречит нормам закона, выражает волю сторон на избрание такого способа оплаты уступаемого права требования. Пунктом 3 постановления № 54 также разъяснено, что даже отсутствие в договоре уступки условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным. В таком случае цена требования, в частности, может быть определена по правилу п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Таким образом, у суда кассационной инстанции не имелось оснований для квалификации указанных пунктов договора уступки как условия о «гонораре успеха», выводов о противоречии их закону и тем более о недобросовестности цессионария ввиду его намерения получить максимальную материальную выгоду. Судебная коллегия также полагает, что ответчик, не исполнивший своих обязательств по договору участия в долевом строительстве как по передаче объекта инвестирования в согласованный срок, так и по уплате неустойки, установленной Законом № 214-ФЗ, по требованиям первоначальных и последующих кредиторов, сам не может быть признан добросовестным.

Соглашаясь с должником по оценке условий договора уступки и в связи с этим направляя дело на новое рассмотрение для проверки поведения сторон, выяснения цели заключения данного договора, суд кассационной инстанции не обосновал нарушение его прав этой сделкой. Между тем в п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» было разъяснено, что должник должен объяснить, каким образом оспариваемое соглашение об уступке права (требования) нарушает его права и законные интересы. В отсутствие доказывания ответчиком нарушения его прав заявление ответчика (должника) о недобросовестности истца (цессионария) в отношениях с цедентом не может являться основанием для отказа во взыскании уступленной неустойки.