1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1949

Виктор Бациев: «Дедукция и индукция. Какое отношение имеет Шерлок Холмс к отечественному налоговому праву?»

Строго говоря, никакого. Но в шутке, вынесенной в залоговок сегодняшней колонки, имеется и рациональное зерно. Дело в том, что бессмертный обитатель дома по Бейкер-стрит допустил досадную ошибку, назвав дедуктивным свой прославленный метод. Немного покопавшись в памяти и энциклопедическом словаре, мы легко уличим мистера Холмса в его заблуждении. Итак, философия и логика выделяют два исследовательских метода. Это индукция (от лат. inductio — наведение), представляющая собой совокупность правил, позволяющих переходить от частного к общему, от знания отдельных фактов к знанию закона, лежащего в основе этих фактов.

Индукция в приведенном значении противоположна дедукции (от лат. deductio — выведение) как методу получения единичного знания из общего. В науке дедуктивный метод представляет собой процесс выведения из исходных основных законов и гипотез по тем или иным правилам производных знаний. Он позволяет путем логических и математических преобразований получить множество следствий из относительно небольшого количества основных положений теории.

Следовательно, по всем параметрам своим успехам на ниве борьбы с преступностью великий сыщик обязан именно индукции, поскольку всегда шел от наблюдений к воссозданию целостной картины преступления. «Но при чем здесь налоги?» — спросите вы.

А то, что оба метода применимы ко всем разновидностям мыслительной деятельности, включая законотворчество и правоприменение. И как раз о явном дефиците дедукции (в научном ее понимании) в налогово-правовой сфере мы поведем речь.

За время своего существования Налоговый кодекс РФ перенес столько косметических операций, что превратился в крайне тяжеловесный (в прямом смысле этого слова) и запутанный документ. При этом положения, касающиеся отдельных видов налогов и подвергшиеся наиболее интенсивному «хирургическому» вмешательству, иногда входят в противоречие с базовыми принципами, заложенными в Общей части НК РФ. Такими, например, как принцип экономической обоснованности налога. В ранее опубликованных материалах мне уже приходилось говорить о проблемах налогообложения при банкротстве (в частности, должен ли должник, находящийся в процедуре конкурсного производства, рассматриваться как субъект налогообложения), а также о малопонятных различиях в подходах к регулированию отношений, имеющих аналогичную экономическую природу. Сейчас хотелось бы обратиться к нескольким положительным примерам, когда высшие инстанции экономического правосудия задали верное направление развития правоприменительной практики, устранив противоречия в толковании закона.

Первой из ярких иллюстраций к изложенному является Определение Коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26.04.2018 по делу ООО «Оренбургкнига» (Определение № 309-КГ17-21454 по делу № А47-164/2017). Суть спора, изначально проигранного налогоплательщиком во всех инстанциях, состояла в том, что сначала инспекция в ходе проверки, а затем и арбитражные суды применили к реорганизованному в форме преобразования обществу п. 2 ст. 346.13 Налогового кодекса, которым установлена обязательность уведомления о переходе на упрощенную систему налогообложения для вновь созданных организаций. Такой подход означал неправомерность применения налогоплательщиком УСН в определенном налоговом периоде.

Отменяя решение нижестоящих судов и удовлетворяя заявление налогоплательщика, Коллегия ВС РФ указала, что в силу п. 6 и 7 ст. 3 Налогового кодекса акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить, а все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов). Следовательно, при рассмотрении налоговых споров, основанных на различном толковании налоговыми органами и налогоплательщиками норм законодательства о налогах и сборах, необходимо оценивать определенность соответствующей нормы.

Далее было отмечено, что при отсутствии в главе 26.2 Налогового кодекса РФ специальных правил, регулирующих применение упрощенной системы налогообложения в случае реорганизации, общество было вправе исходить из сохранения у него в неизменном состоянии права на применение данного специального налогового режима как неотъемлемого элемента своей правоспособности.

Второе интереснейшее Определение Коллегии ВС РФ по экономическим спорам было принято 11.05.2018 (Определение № 305-КГ17-22109 по делу № А41-86032/2016).

Товарищество собственников жилья «Новый бульвар» оспаривало решение налоговой инспекции, согласно которому средства, полученные ТСЖ от жильцов многоквартирного дома в качестве коммунальных платежей, были квалифицированы как облагаемый доход. Выводы по результатам проверки заключались в том, что деятельность налогоплательщика фактически представляет собой возмездное предоставление услуг, а следовательно, с точки зрения налогообложения, ничем не отличается от аналогичных хозяйственных операций.

Арбитражный суд первой инстанции признал решение налогового органа незаконным, но в апелляционной инстанции судебный акт был отменен, а суд округа подтвердил постановление апелляции.

Окончательно разрешая спор, Коллегия ВС РФ обратилась к положениям ст. 41 НК РФ, в соответствии с которыми облагаемый доход понимается в значении «экономическая выгода». Приняв во внимание установленный факт, что все собранные средства были направлены на оплату коммунальных ресурсов, Коллегия указала, что полученный налогоплательщиком доход не может рассматриваться как экономическая выгода.

Кроме того, мотивируя свое решение, Коллегия сослалась на п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 05.10.2007 № 57 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами дел, касающихся взимания налога на добавленную стоимость по операциям, связанным с предоставлением жилых помещений в пользование, а также с их обеспечением коммунальными услугами и с содержанием, эксплуатацией и ремонтом общего имущества многоквартирных домов», которым разъяснен особый статус ТСЖ. Как следует из этого постановления, ТСЖ не является хозяйствующим субъектом с самостоятельными экономическими интересами, отличными от интересов членов ТСЖ. Таким образом, ТСЖ, заключая договоры на оказание коммунальных услуг, на эксплуатацию, содержание и ремонт жилых помещений и общего имущества в многоквартирных домах, а также трудовые договоры со специалистами, выступает в имущественном обороте не в своих интересах, а в интересах членов ТСЖ.

Необходимо отметить, что в приведенных случаях мы наблюдаем радующий факт преодоления формального подхода к разрешению налогового спора по принципу «нет ничего, кроме прямо указанного в Особенной части НК РФ» и перехода к вполне обоснованному применению основополагающих принципов для правильной расстановки точек над «i» в нестандартных ситуациях.

В заключение необходимо подчеркнуть, что право вообще и налоговое право в частности являются более сложной материей, нежели простая совокупность статей, параграфов, пунктов и подпунктов, изложенных в определенной последовательности. Без системности в понимании и применении закона невозможно полноценно обеспечить те самые экономические права и свободы, которые конституционно гарантированы каждому из нас.

И очень хотелось бы, чтобы о существовании и содержании ст. 3 Налогового кодекса об основных началах законодательства о налогах и сборах помнили не только арбитражные суды, но и налоговые органы.