1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 19

Медиативная оговорка может стать обязательной, а урегулированием споров займется искусственный интеллект

Альтернативные способы разрешения споров в силу ряда своих особенностей — устойчивый тренд последних десятилетий. Медиация все больше проникает в нашу жизнь. Не обошли этот институт стороной и достижения цивилизации последних лет. Вместе с развитием цифровых технологий происходит расширение понятия и практики примирительных процедур за счет разработки и применения систем онлайн-разрешения споров. Последние обеспечивают новые возможности доступа к справедливости и правосудию. Об этом шел разговор на круглом столе, организованном в рамках Санкт-Петербургского юридического форума.

Современная медиация — это способ разрешения споров, в котором можно выделить такую характерную черту, как максимальная обращенность к интересам и потребностям самих сторон. Что это значит? Примирительные процедуры подразумевают создание условий для автономной выработки решений и формулирования договоренностей; отсутствие давления со стороны, что способствует аутентичности принимаемых решений и добровольному исполнению медиативного соглашения. Большое значение в медиации имеет высокая исполняемость достигнутых договоренностей, особенно на фоне того, что реальное исполнение судебных решений, выносимых арбитражными судами в России, к примеру, колеблется в пределах 10—15%. Немалую роль в институте медиации играет и конфиденциальность как хода переговоров, так и их итогов — мало кто рад публичным разбирательствам с полосканием «грязного белья» на глазах у любопытствующей публики. Но эта же конфиденциальность препятствует широкому распространению информации об успешных примирительных процедурах. И иной раз создается впечатление, что медиация находится где-то в стороне от правоотношений, что далеко не так. Попытку если не сорвать, то хотя бы приподнять «медиативную вуаль» предприняли участники круглого стола «Альтернативные способы разрешения споров и цифровое правосудие».

Практика США: юристы против медиаторов

Обсуждение перспектив развития медиации открыла Лила Лав, профессор Школы права Кардозо (США), кстати, опытный и успешный медиатор. Вольно или невольно, но она, процитировав известное высказывание Альберта Эйнштейна, сформулировала главный принцип, которому нужно следовать в ходе примирительных процедур: «Невозможно решить проблему на том же уровне, на котором она возникла. Нужно стать выше этой проблемы, поднявшись на следующий уровень».

В США, привела пример Л. Лав, институт медиации достаточно развит: например, в Нью-Йорке они рассматривают 80—90% «споров между хозяйствующими субъектами». Но там же, в Соединенных Штатах в последнее время наблюдается и достаточно негативная тенденция — юристы зачастую противодействуют привлечению медиаторов, пытаясь представить процедуру как некую разновидность традиционного арбитража или судебного разбирательства.

В России же, в отличие от США, большему распространению медиации мешают совсем другие обстоятельства. Не последнее из них, по мнению заместителя министра юстиции Дениса Новака, — низкая стоимость судебной тяжбы для спорящих сторон. Из-за относительно невысоких затрат на судебное разбирательство у сторон нет стимула обращаться к медиатору. «Наше законодательство и практика его применения не нашли оптимальную модель, при которой работала бы медиация», — подчеркнул замминистра.

Приоритетная задача — не судиться, а мириться

Говоря о проблемах института медиации в нашей стране, Д. Новак не без горечи заметил: «В России при слове медиатор большинство граждан подумает о приспособлении для игры на гитаре». Только в последние годы у граждан, да и у юристов, начало постепенно возникать понимание того, что медиация — мощный сегмент альтернативного разрешения споров, который к тому же позволяет разрешить спор с меньшими издержками даже в российских условиях. Задача медиатора — не разрешить по закону возникший спор, а дать сторонам возможность поговорить друг с другом и выработать решение неожиданным образом. Они могут пойти на уступки даже не в рамках спора, а в других своих отношениях. Задача медиатора заключается отнюдь не в том, чтобы быть судьей, а в том, чтобы помочь сторонам говорить друг с другом.

Развитие института медиации становится приоритетной в свете задачи снижения загруженности «традиционной» судебной системы. Д. Новак напомнил, что совсем недавно даже Верховный суд РФ озаботился проблемой чрезмерной нагрузки на российские суды. Напомним, что в январе текущего года Пленум ВС РФ представил на суд общественности законопроект, который призван помочь гражданам и предпринимателям урегулировать споры без участия суда. Изменения, затрагивающие сразу три процессуальных кодекса — Гражданский процессуальный, Арбитражный процессуальный и Кодекс административного судопроизводства, — заставят суды активнее содействовать сторонам в использовании примирительных процедур на любой стадии процесса по ходатайству стороны или по предложению суда (подробнее см. «Верховный суд взялся за примирительные процедуры: появятся судебные примирители и медиация по административным делам», «ЭЖ-Юрист» № 5, 2018).

Д. Новак пошел еще дальше, предложив рассмотреть возможность прямо предусмотреть в законе обязательность медиативной оговорки, которую стороны должны включать в договор. Впрочем, пока это только предложение «поразмышлять на тему». При внесении таких изменений важно не перегнуть палку и не сделать из медиативной оговорки подобие досудебного претензионного порядка. Д. Новак предлагает такую процедуру: суды не будут автоматически возвращать исковое заявление, если была пропущена процедура медиации. Вместо этого судья, который взялся за дело, должен будет узнать, есть ли возражение другой стороны против рассмотрения спора в судебном порядке. Если такие возражения будут, судья оставит иск без рассмотрения, а если нет — разрешит спор по существу, не обращая внимания на оговорку.

Замминистра также в ходе круглого стола рассказал, что недавно в Минюсте был образован целый отдел, рабочая группа по вопросам альтернативного урегулирования споров. «Наша задача в ближайшее время — проработать совершенствование законодательства в области применения процедур медиации», — заявил он.

В каком направлении это совершенствование будет развиваться, стало ясно из второй части выступления Д. Новака.

Примирение с помощью цифровых технологий

Д. Новак напомнил, что в декабре 2017 г. Правительственной комиссией под председательством Д.А. Медведева был утвержден План мероприятий по нормативному регулированию программы «Цифровая экономика».

Данным планом предусмотрено, в частности, создание электронной системы альтернативных механизмов разрешения споров — электронного арбитража и онлайн-разрешения споров. В связи с этим предусматривалось внесение изменений в Закон о защите прав потребителей, Закон о медиации, Закон об арбитраже (третейском разбирательстве). Поскольку действующее законодательство о третейском разбирательстве содержит все необходимые возможности для развития электронного арбитража, в этой части нормативное совершенствование не требуется, так что основных изменений следует ожидать в двух других законах. Сегодня подавляющая часть споров, которые планируется разрешать с помощью этих инструментов, возникает в процессе покупок в интернет-магазинах. Поэтому к основному исполнителю создания электронной системы альтернативных механизмов разрешения споров (Минюсту) добавлен соисполнитель — Роспотребнадзор.

Денис Новак отметил, что спор, возникший в виртуальном пространстве, логично и разрешать в онлайн-режиме. «Когда мы стали обсуждать эту тему, выкристаллизовались два направления, — рассказал чиновник. — Первое — создание таких специализированных технологических платформ, которые бы содержали определенные алгоритмы выдачи рекомендуемых решений при поступлении той или иной жалобы в электронном виде (причем это происходило бы без участия третьего лица). И второе – создание платформ, которые все-таки позволяли бы привлечь в качестве медиатора третье лицо».

Безусловно, уже сейчас можно спрогнозировать возникновение вопроса о нейтральности таких платформ. «Если мы даем возможность с помощью технологических алгоритмов разрешать споры, то очевидно, что такой алгоритм должен соответствовать принципу нейтральности, чтобы не предлагать решения, выгодные одной из сторон», — пояснил замминистра юстиции. Нужен ли контроль таких платформ со стороны государства? Пока правительство склоняется к положительному ответу. По мнению Д. Новака, есть два возможных пути: допуск таких платформ или их разработчиков через лицензирование либо «не регулировать допуск на входе, а реагировать на поступающие жалобы», отстраняя платформы, принципы действия которых не будут соответствовать определенным стандартам.

Замминистра юстиции сообщил, что на данный момент подготовлено техническое задание на исследование, в рамках которого этот и другие вопросы, касающиеся регулирования разрешения споров в режиме онлайн, необходимо будет решить. «Это права и обязанности сторон спора, а также тех самых нейтральных лиц, которые будут привлекаться к участию в споре; это общие требования к функционалу технологических платформ; это вопросы о том, в каких спорах будут применяться системы онлайн-разрешения споров», — пояснил он, отметив, что начать нужно со споров с участием потребителей, а в будущем, возможно, применять эти системы в отношении предпринимательских споров.

Электронные технологии — в реальную жизнь

Из того, что рассказывал на круглом столе заместитель министра юстиции до сего момента, неизбежно вытекает следующий вопрос. Раз уж цифровые технологии достигли такого уровня развития, что способны подменить собой человека в самых разных сегментах, не логично было бы онлайн-медиацию применить не только к интернет-торговле и к правоотношениям, возникающим в цифровой парадигме, но и к обычным, так сказать, традиционным сферам? В конце концов, на том же ПМЮФ’2018 мы стали свидетелями исторического баттла между роботом и высококвалифицированным юристом, и не сказать, что машина, в итоге проигравшая, в профессиональном плане уступила человеку с разгромным счетом. Так можно ли распространить онлайн-примирение на споры в реале?

Можно, считает Д. Новак, именно поэтому, внося изменения в законодательство, следует учитывать возможность использования цифровых «примирителей» в традиционной практике. Такой инструмент обладает высоким потенциалом, уверен замминистра, и если будет создан удобный правовой и технологический механизм, предприниматели будут заинтересованы в применении подобных платформ. В особенности, если компьютерный алгоритм сможет заслужить доверие и предоставить решения, близкие к тем, которые выносят традиционные суды.

Зарубежные эксперты высказываются за онлайн

Современная цивилизация стоит на том рубеже, когда применение «цифрового правосудия» является насущной необходимостью. В этом убежден Итан Катч, основатель и директор Национального центра технологии и разрешения споров (США). «Сейчас возникают миллионы онлайн-конфликтов — не только в связи с мошенничеством, но и в ходе заключения сделок, транзакций», — рассказал И. Катч. Одни только разбирательства, связанные с мелкими покупками, которые совершают в интернет-магазинах миллионы человек, могут парализовать судебную систему любой страны, — такие споры являются достаточно мелкими для того, чтобы их рассматривали суды, но общее их количество не позволяет игнорировать их в принципе. Кстати говоря, разработанная И. Катчем для компании eBay система позволяет разрешать более шестидесяти миллионов споров каждый год.

Для рассмотрения конфликтов между потребителями и интернет-магазинами у современных традиционных судов попросту нет соответствующих условий. Если не внедрить системы разрешения таких споров онлайн, уверен И. Катч, то невозможно будет получить экономику роста. Как же перейти к системе разрешения нового вида споров? Прежде всего, необходимо совершить этот переход в умах. Решения, уверен спикер, находятся не в книгах и не в судах. В строительство зданий судов по всему миру вложены миллиарды долларов, а что нужно для онлайн-разрешения споров? Задачи в основном носят технологический характер. Как смартфон может заменить суды? Компьютеры в значительной мере выполняют работу медиаторов и других участников процесса разрешения споров. Посудите сами. Медиаторы работают над разрешением дел путем контроля, взаимодействия и связи. Им необходимо и обрабатывать, и передавать информацию. Но ведь те же самые действия производят и компьютеры, только гораздо быстрее, точнее, чем люди, и в больших объемах. Обработка и передача информации — самый распространенный процесс для вычислительных машин. Дело остается за малым — поставить эти компетенции машин на службу человеку, разработать соответствующее программное обеспечение. Подобные системы онлайн-медиации могут разрешить миллионы дел в год. Они обрабатывают информацию, выстраивают доверие, структурируют информацию, упрощают ее, делают ее более удобной для удаленного разрешения споров. Ведь большинство разбирательств, в которых уже сегодня применяются системы онлайн-примирения, являются денежными спорами. Денежные споры вообще легче решаются, нежели те, которые связаны с разрывом отношений, нарушением обязательств.

Да, говорит И. Катч, мы пока находимся на начальном этапе, но необходимо наращивать практику разработки онлайн-систем для альтернативного разрешения споров, увеличивать свою пользовательскую базу. Иначе цифровой мир задохнется в потоке разбирательств, недопонимания и обманутых ожиданий.

В подтверждение своей позиции И. Катч привел слова Ричарда Сасскинда, президента общества Society for Computers and Law, профессора Оксфордского университета, Университетского колледжа Лондона, Стратклайдского университета и Грэшем-колледжа, автора книги «Есть ли у юристов будущее?», человека, который создал онлайновый суд в Великобритании. Он пишет о том, что онлайн-разрешение споров станет прорывной технологией, которая коренным образом бросит вызов работе современных литигаторов и судей. И в долгосрочном плане она станет основным способом разрешения споров. Но не самых сложных и не на самые крупные суммы.

С важностью онлайн-урегулирования споров согласился и американский профессор Дэниэль Рейни, который не смог присутствовать на Форуме лично и обратился к участникам онлайн, записав видеообращение. «С электронной коммерцией количество споров возрастает, и людей нельзя привлечь к разрешению всех таких споров», — заявил Д. Рейни. По его словам, к внесудебному разрешению споров в области электронной торговли можно привлечь искуственный интеллект. А в будущем, пророчит профессор, эти технологии смогут занять свое место и в судебной системе — это позволит значительно улучшить ситуацию с доступностью правосудия.

***

Движение медиаторов началось в США в 1976 году как поиск альтернатив для судебных тяжб и еще тогда получило название «Альтернативные способы разрешения споров» (Alternative dispute resolution), или ADR. Но сегодня эту аббревиатуру все чаще расшифровывают как Аppropriate dispute resolution, то есть — надлежащее разрешение споров. Иными словами, все чаще в понятие медиации закладывается более широкий смысл, чем альтернатива судебному заседанию. Возможно, онлайн-медиация — именно тот инструмент, который кардинально изменит всю систему судопроизводства. И кто знает, не случится ли это уже завтра.