1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 293

Непередача документов, содержащих сведения о дебиторской задолженности должника, — основание для субсидиарной ответственности руководителя

При рассмотрении дел о возложении субсидиарной ответственности на руководителя должника бремя доказывания отсутствия вины и причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и непередачей руководителем документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, содержащих сведения о дебиторской задолженности, должно возлагаться на такого руководителя.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 07.05.2018 № 305-ЭС17-21627 по делу № А41-34192/2015

Истец

ООО «Управление контрактного строительства и аудита»

Ответчик

Конкурсный управляющий С.

Суть дела

ООО «Управление контрактного строительства и аудита» (далее — общество) являлось управляющей организацией и оказывало услуги по управлению многоквартирными жилыми домами, расположенными в Московской области. В период с декабря 2012 г. по август 2015 г. обязанности генерального директора общества осуществлял П. (далее — бывший директор). Он же являлся и единственным участником общества.

В январе 2016 г. общество было признано банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство. В результате процедуры конкурсного производства неудовлетворенными остались требования кредиторов в сумме 55 млн руб.

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием привлечь бывшего директора П. к субсидиарной ответственности по долгам общества в размере 55 млн руб (после уточнения требования). Он ссылался на то, что бывший директор надлежащим образом не исполнил установленные законодательством обязанности по ведению и хранению документации общества, по ее передаче новому руководителю. Это не позволило сформировать конкурсную массу и рассчитаться с кредиторами.

Бывший руководитель, в свою очередь, утверждал, что документация общества сохранена не в полном объеме, поскольку в январе 2014 г. по адресу ее хранения произошел залив нежилого помещения, вызванный прорывом труб. В результате этого большая часть документации была утрачена и не подлежала восстановлению. Данные документы были списаны на основании актов о списании.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требование конкурсного управляющего. Он исходил из того, что бывший директор передал управляющему лишь часть документации должника. При этом документы, подтверждающие дебиторскую задолженность, отраженную в бухгалтерском балансе за 2013 г., он не передал, что привело к невозможности удовлетворить требования кредиторов общества.

Ссылки бывшего директора на утрату документов вследствие залива помещения первая инстанция отклонила. Как указал суд субъекта, руководитель должен был принять все возможные меры, направленные на восстановление документов. Таких действий бывший директор не совершил. Акты о заливе и о списании документации, составленные самим директором в отсутствие иных свидетельств, объективно указывающих на имевший место прорыв труб, не являются достаточными доказательствами происшествия.

Апелляция отменила данное решение и отказала в удовлетворении требования конкурсного управляющего. Она исходила из того, что управляющий не доказал причинно-следственную связь между бездействием руководителя и неплатежеспособностью должника. Сам по себе факт непередачи бывшим руководителем документов бухгалтерского учета конкурсному управляющему не является основанием для привлечения такого руководителя к субсидиарной ответственности. Конкурсный управляющий не представил свидетельств того, что непередача документов затруднила проведение процедур банкротства, не позволила сформировать конкурсную массу. Кроме того, суд апелляционной инстанции констатировал наличие у должника агентского договора с ООО «Единый расчетный кассовый центр Щелково» (далее — расчетный центр), по которому последнее начисляло коммунальные платежи, вело лицевые счета граждан, отражая размер задолженности потребителей коммунальных услуг. Управляющий, как указал суд, обладал полномочиями по самостоятельному истребованию соответствующей информации в расчетном центре.

Суд округа согласился с судом апелляционной инстанции.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил решения нижестоящих судебных инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в апелляцию, исходя из следующего.

В пункте 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в настоящее время — подп. 2 п. 2 ст. 61.11) закреплена презумпция наличия причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и непередачей контролирующим лицом документов бухгалтерского учета и (или) отчетности. Суды должны исходить из того, что в результате подобного бездействия руководителя существенно затрудняется формирование и реализация конкурсной массы.

В рассматриваемом случае конкурсный управляющий обратил внимание на то, что основным активом должника являлась дебиторская задолженность собственников (нанимателей) помещений по оплате коммунальных услуг. В бухгалтерском балансе общества за 2013 г. общий размер дебиторской задолженности был отражен. Однако руководитель должника не представил баланс за 2014 г. и первичные документы по дебиторской задолженности. Это не позволило проследить изменения, касающиеся размера данной задолженности, и осуществить мероприятия по ее взысканию.

Суды апелляционной инстанции и округа неверно распределили бремя доказывания. Бывший директор не представил доказательств заключения с расчетным центром агентского договора в 2012—2014 гг., не передал арбитражному управляющему отчеты агента по этим договорам. Согласно имеющимся выпискам по банковским счетам расчетный центр перечислял обществу денежные средства только по агентскому договору от 10.03.2015, а основная часть взаимоотношений по управлению многоквартирными домами осталась за пределами срока действия договора 2015 г.

Суды исходили из того, что конкурсный управляющий не лишен возможности истребовать сведения о составе и размере дебиторской задолженности потребителей коммунальных услуг в расчетном центре. Между тем они не учли доводы управляющего относительно того, что данный центр в настоящее время является фактически недействующим и не отвечает на запросы.

Получается, что суды ошибочно возложили негативные последствия неисполнения бывшим директором обязанности по доказыванию на конкурсного управляющего.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, сославшись на акт о заливе, не выяснил, какими независимыми источниками подтвержден залив документов. Он не проверил, каким образом обеспечивалась сохранность документов, явилась ли их гибель следствием ненадлежащего хранения. Даже если согласиться с тем, что действительно имела место порча части документации по независящим от бывшего директора обстоятельствам, в такой ситуации добросовестный и разумный руководитель обязан был совершить действия по ее восстановлению. В частности, он мог направить запросы о получении дубликатов документов в компетентные органы, получить первичную документацию от контрагентов.

Прикрепленные файлы: