Материальные и формальные основания для отказа в регистрации изменений в ЕГРЮЛ в очередном Обзоре практики от ФНС России

| статьи | печать

Федеральная налоговая служба активно работает над обобщениями судебной практики по различным подведомственным ей вопросам. В очередном Обзоре судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 3 (2017) налоговики собрали позиции судов по типичным спорам, которые помогут участникам оборота учесть чужие ошибки и заранее оценить правомерность своей позиции.

На какие выводы судов, собранные в Обзоре, стоит обратить внимание?

При реорганизации в форме присоединения нескольких юрлиц договор о присоединении должен быть один

Такой вывод, по мнению АС Поволжского округа и ВС РФ, следует из положений ст. 53 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) (постановление АС Поволжского округа от 04.08.2017 № Ф06-22944/2017 по делу № А65-23804/2016).

В налоговую были представлены документы для внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности одной компании в связи с присоединением к другому юрлицу. Однако налоговая регистрировать изменения отказалась, сославшись на то, что заявитель представил договор о присоединении, заключенный только между двумя компаниями, тогда как согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, в этой реорганизации в форме присоединения участвует большее количество юридических лиц.

Первая и апелляционная инстанции признали отказ налоговой незаконным, отметив, что правовой анализ решений о реорганизации в функции регистрирующего органа не входит. А вот кассация, напротив, с выводами налоговой согласилась, указав, что необходимые для госрегистрации документы должны соответствовать требованиям закона и содержать достоверную информацию. Однако из представленных заявителем документов следовало, что отдельно каждым из участвующих в реорганизации обществ заключался договор о присоединении, а не один совместный договор, что не соответствует требованиям действующего законодательства.

Отсутствие документов и разрешений, необходимых для работы иностранцев в российской компании, не является основанием для отказа в госрегистрации изменений в сведения о юрлице

В налоговую были представлены документы для регистрации изменений в сведения о генеральном директоре компании. Однако налоговая в регистрации сведений о новом директоре отказала в связи с тем, что назначенный на должность новый директор не имеет возможности исполнять функции единоличного исполнительного органа российского юридического лица. К такому выводу налоговая пришла, получив сообщение УВМ ГУ МВД России о том, что компания не получала разрешения на привлечение и использование иностранных работников, а сам новый директор — иностранец не получил ни разрешения на работу, ни патента.

Все три судебные инстанции с таким решением налоговой не согласились. Они указали, что перечень необходимых для регистрации документов установлен в п. 2 ст. 17 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», и отсутствие у общества разрешения на привлечение иностранных работников, а у директора-иностранца — разрешения на работу не свидетельствует о непредставлении заявителем всех необходимых для регистрации документов. А значит, отказ налоговой в регистрации в данном случае был незаконным (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 14.08.2017 № Ф02-3137/2017 по делу № А19-18602/2016).

Участники общества не могут принять решение о переходе доли другого участника к обществу, даже если он умер

В статье 23 Закона об ООО содержится закрытый перечень оснований перехода доли или части доли к обществу, и в этом перечне нет такого основания, как принятие иными участниками общества решения о передаче доли одного из участников обществу. Тем не менее в одной компании два участника попытались зарегистрировать подобные изменения.

Изначально в обществе было трое участников с равными долями по 3000 руб. у каждого. Когда один из участников умер, оставшиеся двое провели общее собрание, на котором приняли решение увеличить размер уставного капитала общества до 3 009 000 руб., в результате чего их доли увеличились до 49,95% у каждого. А доля умершего участника составила, соответственно, 0,1%. Эту оставшуюся долю участники решили передать на баланс общества.

Однако оставшиеся участники не учли, что доля умершего участника в порядке универсального правопреемства перешла к его наследнику.

Налоговый орган в регистрации изменений, утвержденных решением оставшихся двух участников, отказал. И суды с таким решением налоговой согласились. Они указали, что согласно правилам об универсальном правопреемстве при наследовании наследник обладает теми же правами, какими обладал наследодатель, за исключением прав, неразрывно связанных с личностью наследодателя (ч. 2 ст. 1112 ГК РФ). Проанализировав положения устава общества, суды пришли к выводу, что устав допускает переход доли в уставном капитале общества к наследникам граждан, являвшихся участниками общества, без получения согласия иных участников. Таким образом, наследник умершего участника приобрел права участника общества. Соответственно, оснований для регистрации изменений, утвержденных решением собрания, в котором наследник не принимал участия, у налоговой не было (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 09.06.2017 № 02АП-3371/2017 по делу № А28-15990/2016).

Чтобы восстановить в ЕГРЮЛ запись о юрлице, которое было незаконно присоединено к другому юрлицу, недостаточно подать заявление об оспаривании действий налоговой — необходимо оспорить сделку по реорганизации

Налоговая внесла в ЕГРЮЛ запись о регистрации прекращения деятельности общества в связи с реорганизацией в форме присоединения к другому обществу. Полагая, что эта запись была внесена незаконно, заявитель обратился в суд, указав, что он является единственным участником общества и не подписывал решение о реорганизации общества в форме присоединения к другому юридическому лицу. Однако суды трех инстанций пришли к выводу, что для регистрации прекращения деятельности общества в связи с его присоединением к другому юрлицу были представлены все предусмотренные законом документы и у налоговой не было оснований для отказа.

При этом, сославшись на положения ст. 60.2 ГК РФ, суды указали, что надлежащим способом защиты, обеспечивающим восстановление нарушенных прав в данном случае, является не оспаривание действий налоговой, а предъявление требований о признании недействительной самой сделки по реорганизации и о применении последствий ее недействительности, в том числе в виде восстановления в ЕГРЮЛ юридического лица, которое было присоединено с нарушением законодательства, распределения прав и обязанностей возникшего после реорганизации общества и возврата реорганизованным лицам имущества (постановление АС Московского округа от 27.09.2017 № Ф05-13822/2017 по делу № А40-189258/16).

День
Неделя
Месяц