1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 291

Об удержании чужого имущества

Удержание является эффективным инструментом, позволяющим кредитору удовлетворить свои требования к должнику за счет его имущества, однако закон не дает прямого ответа на вопрос: может ли предметом удержания быть вещь, собственником которой должник не является? В судебной практике на этот счет имеются два противоположных подхода.

Молчание законодателя

Из буквального содержания ст. 359 ГК РФ следует право кредитора удерживать вещь, подлежащую передаче должнику или указанному им третьему лицу, которым он может воспользоваться при неисполнении должником своих обязательств. Если кредитор и должник действуют как предприниматели, то удержанием могут обеспечиваться любые требования, в том числе не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков.

Удержание вещи не допускается, если это запрещено соглашением между кредитором и должником (п. 3 ст. 359 ГК РФ). Помимо этого, удержание не допускается в случае, если оно стало следствием захвата вещи кредитором помимо воли должника (п. 14 Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой, утв. Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66). Право удержания является мерой оперативного воздействия, и его реализация возможна только при фактическом нахождении вещи во владении кредитора, он не вправе требовать ее передачи (Постановление 15 ААС от 05.04.2016 № 15АП-21090/2015).

Требования кредитора к должнику удовлетворяются за счет стоимости удерживаемой вещи в соответствии с правилами ст. 349 и 360 ГК РФ, регулирующими порядок обращения взыскания на предмет залога. Однако статуса залогового кредитора в деле о банкротстве должника он не имеет, так как удержание и залог представляют собой два самостоятельных способа обеспечения исполнения обязательств (Постановление ФАС МО от 28.01.2013 по делу № А40-92318/11-71-397Б).

Поскольку правила § 4 главы 23 ГК РФ не содержат прямого указания на то, что предметом удержания может быть только принадлежащая должнику на праве собственности вещь, равно как и не исключают возможности удержания чужой вещи, некоторые суды приходят к выводу о том, что для этого нет никаких препятствий. Правовое значение, по их мнению, имеет принадлежность вещи должнику на каком-либо праве, как вещном, так и обязательственном (Постановление ФАС СЗО от 18.04.2014 по делу № А56-38472/2013).

Какой у вас титул, позвольте узнать?

Если вещь принадлежит должнику на основании того или иного обязательства, то ее удержание кредитором считается законным (п. 14 Тематического обобщения ФАС СКО за II полугодие 2005 г. «Общая часть Гражданского кодекса Российской Федерации»). В одном из своих ранних решений этот же окружной суд более подробно аргументировал свой вывод о допустимости удержания кредитором чужой вещи. В силу ст. 359 ГК РФ удержание является односторонней сделкой, совершаемой кредитором в целях исполнения основного обязательства.

По смыслу данной статьи названный способ обеспечения обязательства применяется кредитором при условии принадлежности предмета удержания должнику, при этом не имеет правового значения вещный или обязательственный титул владения вещью. В противном случае недопустимость удержания вещи, не принадлежащей должнику на праве собственности, может являться основанием для злоупотребления правом со стороны собственника имущества и должника, поскольку кредитор будет лишен возможности защиты нарушенного права и оперативного понуждения неисправного должника к исполнению обязательства.

Отсутствие титула права собственности на удерживаемое имущество у должника не препятствует возможности удовлетворения требований кредитора в порядке, предусмотренном ст. 360 ГК РФ. Право удержания в этом случае не преобразуется в право залога, а лишь является специальным приемом юридической техники путем применения механизма, установленного для реализации заложенного имущества (Постановление ФАС СКО от 06.12.2005 по делу № Ф08-5460/2005). Аналогичный подход был поддержан и в сравнительно недавней судебной практике, например в Постановлении АС МО от 13.12.2016 по делу № А40-202659/2015. В этом деле суд в качестве дополнительного аргумента удержания кредитором чужой вещи также сослался на то, что тот не предпринимал действий по реализации удерживаемой вещи с торгов.

Однако подавляющее большинство судов придерживаются принципиальной иной правовой позиции по рассматриваемому вопросу, отмечая, что предметом удержания может быть только та вещь, которая принадлежит должнику на праве собственности. Кредитор в счет своих требований к должнику не вправе удерживать чужую вещь (постановления АС ДО от 18.04.2016 № Ф03-792/2016, ФАС ВСО от 01.11.2012 № А19-17293/2011, ФАС УО от 23.06.2010 № Ф09-4646/10-С5, ФАС ЦО от 07.06.2004 по делу № А23-2042/03Г-16-181, Определение ВАС РФ от 03.09.2010 № ВАС-11275/10).

Смена ориентиров

Один из судов, который ранее в своей прецедентной практике придерживался позиции о допустимости удержания кредитором чужой вещи, впоследствии свой подход изменил. Теперь окружной суд считает, что удержание как способ обеспечения исполнения обязательств применяется кредитором при условии принадлежности предмета удержания должнику на праве собственности либо на ином вещном праве в случаях, допускающих распоряжение такой вещью, без согласия собственника. Данный подход основан на следующем.

Согласно п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом. Таким образом, удовлетворение требования кредитора, удерживающего вещь, является основанием прекращения права собственности. Удовлетворение указанного требования в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом, означает, что положения, регулирующие залог, могут быть применены по аналогии в вопросе о титуле, на основании которого предмет удержания принадлежит должнику.

Так, согласно п. 2 ст. 335 ГК РФ право передачи вещи в залог принадлежит собственнику вещи. Лицо, имеющее иное вещное право, может передавать вещь в залог в случаях, предусмотренных названным кодексом. В качестве примера можно привести распоряжение унитарным предприятием движимым имуществом, закрепленным за ним на праве хозяйственного ведения (п. 2 ст. 295 ГК РФ). Кроме того, это может быть распоряжение имуществом, закрепленным за учреждением или предприятием на праве оперативного управления, с согласия собственника (п. 1 ст. 296, п. 1 ст. 297 и ст. 298 ГК РФ).

Поскольку удержание, в отличие от передачи имущества в залог, осуществляется без согласия собственника, предмет удержания может быть только вещью, которой титульный владелец вправе распоряжаться без согласия собственника. Такое разъяснение содержится в Ответе на вопрос № 1 Обобщения судебной практики АС СКО о применении положений главы 23 «Обеспечение исполнения обязательств» ГК РФ, утвержденном Постановлением Президиума АС СКО от 02.10.2015 № 9.

По нашему мнению, правильным является подход, согласно которому кредитор вправе в счет удовлетворения своих требований к должнику удерживать только то имущество, которое тому принадлежит на праве собственности. Нет также препятствий для использования данного инструмента в ситуации, когда имущество за должником было закреплено на ином вещном праве, допускающем в определенных случаях распоряжение им, поскольку в такой ситуации владение кредитором удерживаемой вещью и ее реализация с торгов соответствуют закону. Иным образом обстоит дело в случае, когда вещь должнику принадлежит на каком-либо ином основании, и ее собственник перед кредитором не имеет неисполненных обязательств.

Неприкосновенность частной собственности

Право частной собственности охраняется законом, при этом никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ст. 35 Конституции РФ). Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, и он вправе защищать свое право собственности в порядке, предусмотренном законом (п. 1 ст. 209, ст. 301–304 ГК РФ). Право собственности является абсолютным субъективным правом и дает его субъекту возможность получить защиту против любых третьих лиц. При этом в случаях и в порядке, которые предусмотрены действующим законодательством РФ, право собственности может быть ограничено и даже прекращено (например, арест, уничтожение, изъятие для государственных или муниципальных нужд и др.).

Владение кредитора удерживаемой чужой вещью является незаконным, если у ее собственника перед ним нет никаких неисполненных обязательств, в счет которых могло бы осуществляться удержание. Право удержания вещи в отличие от права собственности по своей правовой природе носит относительный, а не абсолютный характер. В абсолютном правоотношении праву собственности корреспондирует обязанность неопределенного круга лиц воздерживаться от совершения нарушений, в то время как в относительном правоотношении по поводу удержания вещи данное право кредитор может противопоставить только должнику как лицу, связанному с ним обязательством, но не собственнику удерживаемой вещи. Право собственности носит абсолютный характер и пользуется приоритетом в защите.

Закон предусматривает, что кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то что, после того как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом (п. 2 ст. 359 ГК РФ). Данная правовая норма направлена на защиту прав добросовестного кредитора с целью оградить его от злоупотреблений со стороны должника, который для возврата своей вещи может формально передать право собственности на нее третьему лицу, не состоящему с кредитором в обязательственной связи, с тем чтобы ее беспрепятственно у него истребовать.

Однако совершенно иным образом обстоит дело в случае, когда право собственности на удерживаемую вещь у третьего лица возникло до того, как кредитор применил удержание в счет своих требований к должнику. В такой ситуации кредитор удерживать чужую вещь не вправе, то же самое касается случая, когда спорная вещь ранее принадлежала должнику, но на момент ее удержания кредитором он перестал быть ее собственником (Постановление АС ДО от 19.01.2016 по делу № Ф03-5733/2015).

Третье лицо, не имеющее перед кредитором долгов, вправе истребовать у него свою вещь по правилам ст. 301 ГК РФ («иск не владеющего собственника к владеющему не собственнику»), доказав свой титул, выбытие вещи из владения помимо воли и нахождение ее у кредитора. Следует учитывать, что, если третье лицо передало вещь должнику в аренду, а тот ее оставил в помещении кредитора, это еще не свидетельствует об отсутствии воли на передачу имущества. Воля третьего лица в таком случае была направлена исключительно на передачу вещи должнику, хотя оно и могло предполагать, что существует возможность ее оставления должником кредитору. Между тем это еще не свидетельствует о том, что вещь выбыла из владения собственника по его воле.

Нельзя также согласиться и с утверждением о том, что отсутствие титула права собственности на удерживаемое имущество у должника не препятствует возможности удовлетворения требований кредитора в порядке, предусмотренном ст. 360 ГК РФ. Технически для реализации чужой вещи с торгов действительно нет никаких препятствий, однако наличие такой возможности само по себе не свидетельствует о правомерности ее удержания кредитором.

О возможных злоупотреблениях

На практике нередко должники передачу права собственности на удерживаемое кредитором имущество оформляют задним числом для его защиты от обращения взыскания на торгах. Такое положение вещей может быть должником создано искусственно в целях возврата актива и ухода от долгов за счет формальной передачи правового титула на номинального собственника, у которого есть право его виндицировать, а кредитор лишен возможности ему противопоставить свое право удержания. При наличии к тому достаточных оснований кредитор не лишен возможности оспаривать представленные таким третьим лицом доказательства приобретения права собственности в порядке, предусмотренном законом.

В частности, он вправе подать заявление о фальсификации доказательств по делу, оспаривать сделки в качестве заинтересованного лица, обосновать аффилированность должника с третьим лицом, а также использовать иные средства правовой защиты в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Таким образом, наличие в действиях должника и третьего лица признаков злоупотребления правом должно быть доказано кредитором, и одного лишь предположения о такой возможности, не подкрепленного конкретными доказательствами, отвечающими признакам относимости, допустимости и достоверности, недостаточно для подобного вывода.

С одной стороны, такой правовой подход может вообще сделать неэффективным использование на практике рассматриваемого инструмента, поскольку должник может с легкостью его обходить путем передачи третьему лицу правового титула. Однако фиктивность передачи правового титула, как мы уже отметили выше, должна быть доказана, при этом право удержания является далеко не единственно возможным средством правовой защиты законных интересов кредитора и не лишает его возможности использовать иные инструменты.

С другой стороны, нередко можно встретить проблему, с которой сталкиваются уже должники и третьи лица, когда кредитор вместо использования права удержания просто вывозит соответствующее имущество со своей территории, а те пытаются доказать, что оно вообще там было. Кроме того, предметом виндикации могут быть только индивидуально определенные вещи, которые можно отграничить от вещей, определяемых родовыми признаками, истребовать которые по правилам ст. 301 ГК РФ нельзя. Но и здесь при доказанности истцом факта неправомерного удержания кредитором того или иного объема вещей собственник не лишен возможности взыскать с него компенсацию по правилам о неосновательном обогащении (п. 1 ст. 1102 ГК РФ).